Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Я — таджик». История Парвиза из Душанбе, который уехал в Россию, построил бизнес и стал видеоблогером

26 апреля 2021, 10:00
«Я — таджик». История Парвиза из Душанбе, который уехал в Россию, построил бизнес и стал видеоблогером
Фото: Григорий Постников, 66.RU
Бывший учитель английского и корейского в Таджикистане Парвиз Абдулоев, как и многие его соотечественники, приехал в Екатеринбург на заработки в 2011 году. На родине он стал известным благодаря YouTube-каналу «Я таджик», где рассказывает о своих приключениях в России. Сегодня на канал подписано почти 50 тысяч человек, здесь каждый день появляются новые ролики о «Таганском ряду», вакансиях для таджиков в Екатеринбурге и даже ремейки российских программ «Давай поженимся» и «Жди меня». В интервью 66.RU видеоблогер Парвиз Абдулоев рассказал о бедности и войне в Таджикистане, негативе от русских, бизнесе на «Таганском ряду» и ценности видеоблога для мигрантов.

Танки, талоны и «Алифбо»: детство в Таджикистане

Я родился в 1986 году в небольшом городе Кулябе, а через шесть лет в Таджикистане началась гражданская война (межэтнический конфликт официально продолжался с 1992 по 1997 год, всего погибло около 60 тысяч человек, — прим. ред.). Помню, как мимо нашего двора проезжал БТР. Мы воспринимали все происходящее как игру: когда видели танки, то орали во весь голос от азарта. Это сейчас я понимаю, что опасность всегда была где-то рядом. В нашей семье росло 10 детей, и бывало, что в самые голодные годы после войны мы с талонами стояли в магазинах за хлебом. Таджики — терпеливый народ.

В первом классе я читал «Алифбо» (азбука для таджикских первоклассников, — прим. ред.). Я шел по улице и громко читал эту книгу, буквально кричал. Представлял, что мама меня слышит, хотя до дома было очень далеко. Пожалуй, это самое позитивное воспоминание из моего детства.

После окончания школы в 1998 году мы переехали в Душанбе (в таджикистанских начальных школах учатся до 11 лет, — прим. ред.). Я не почувствовал, что война отразилась на столичной жизни, но мы были маленькими и, возможно, чего-то не заметили. Я знаю, что неподалеку от Душанбе есть районы, где дети не могли ходить в школу из-за боевых действий. Большинство таджиков не успевали учиться, потому что война продолжалась целых пять лет.

Еще в школе я стал задумываться о своем будущем. Родители всегда были заняты работой, а братья жили в России, поэтому мне приходилось самому выбирать профессию. В школе все ученики уважали учителей, а я называл своего классного руководителя мамой. Вот и захотел стать учителем, чтобы меня уважали. Поступил в местный пединститут на иняз, учил английский и корейский языки. С 2006 года я преподавал английский в школе.

В то время в стране можно было найти работу, но везде платили мало. Мне хватало зарплаты учителя, хотя получал очень мало — около 1 тысячи рублей в месяц. Многим людям не хватало, но мне было полегче — я продавал куриные яйца на рынке. Сейчас учителя получают больше — 7-8 тысяч.

От точки с конфетами до собственного ларька

Фото: Григорий Постников, 66.RU

В январе 2011 года умер мой папа. Мне было тяжело, ведь я впервые столкнулся со смертью близкого человека. Старший брат решил, что я должен переехать к нему в Екатеринбург. В России я оказался зимой, и у меня не было с собой ни шапки, ни куртки. В машине брат дал мне теплую одежду, но до этого я успел замерзнуть на улице — потом болел почти месяц.

Я работал вместе с братом на «Таганском ряду». Сначала мы продавали чай и кофе, потом открыли точку с конфетами. После решили создать свой бизнес — остановились на фирме сотовой связи. Так в 2016 году появилось ООО «Санбой»: я родился в Таджикистане, поэтому я мальчик из солнечной страны (в переводе с английского sun — это солнце, а boy — мальчик, — прим. ред.).

В салоне мы подключаем телефоны таджиков к российским операторам, продаем сим-карты, гаджеты и аксессуары. Также у нас есть авиакасса, потому что не все таджики хорошо знают русский и умеют пользоваться интернетом. Поначалу в бизнесе было тяжело: мы не знали, как открывать свое дело. Но у нас была цель, поэтому мы со всем справились.

Большинство таджиков приезжают в Россию на заработки — и отправляют деньги домой. Так было и в Советском Союзе: мы помним, как наши родители возвращались из России с подарками, ведь раньше они тут тоже зарабатывали. Сейчас в Таджикистане можно кормить семью, но невозможно накопить на квартиру.

Некоторые люди считают, что таджики работают только на стройке. Но это не так: таджики есть везде. Они трудятся парикмахерами, врачами, сантехниками, продавцами. Еще их можно встретить в гостиницах и ресторанах. В Таджикистане есть люди, которые готовят шашлыки настолько вкусно, что таких поваров не найти во всем мире.

Я никогда не чувствовал себя чужим в Екатеринбурге. Однажды зашел с семьей в трамвай, и нам уступила место бабушка. Я был в шоке! В Таджикистане все наоборот: родители с детьми уступают место пожилым людям. В России все уважают женщин с детьми.

В каждой стране есть негативные люди. В России их больше всего среди кондукторов. Они плохо обращаются с таджиками, толкают нас. Я понимаю почему: кондукторы злятся, потому что работают целый день и сильно устают. Некоторые русские негативно относятся к таджикам, потому что мигранты, которые прилетают в Россию, ведут себя как дома. Когда человек уважает чужой быт, уважают и его. Все зависит от конкретного человека и его поступков. В целом я вижу мало негатива. Русские, которые плохо относятся к таджикам, возможно, даже никогда не разговаривали с нами. Большинство местных уважают меня и моих друзей.

«Я таджик» — канал о жизни и потребностях мигрантов

В Таджикистане я снимал свадьбы на любительском уровне: мне это всегда очень нравилось. Однажды на родине я подключил телефон к мобильному интернету за 400 рублей в день и стал загружать видео на YouTube. Только потом я понял, что можно выкладывать интересные минутные видео, чтобы экономить трафик.

В 2015 году я открыл свой первый канал. Долго думал над названием, первым вариантом был «Голос мигранта». Я быстро осознал, что не должен показывать себя мигрантом, поэтому взял название от магазина — «Санбой ТВ». В 2017 году я побывал в Москве и купил новую камеру. С того момента стал снимать видео еще чаще.

Подписчики просили меня выкладывать больше роликов на таджикском языке — так появился канал «Я таджик». Предпочитаю не показывать свою национальность, но отказать подписчикам не смог. Сейчас из-за нарушения авторских прав первый канал заблокировали, поэтому снимаю только на канал «Я таджик» — там уже почти 50 тысяч подписчиков. Почему так много? Я со всеми общаюсь и часто путешествую. Многие люди, которых я снимаю, спрашивают, где можно посмотреть ролик. Потом находят мой канал и подписываются.

У моих видео нет концепции: я снимаю все подряд. На разных языках рассказываю о достопримечательностях города, показываю торговые центры, стремлюсь, чтобы мои земляки лучше узнавали Россию и местную культуру. Иногда выкладываю видео с национальных праздников. Я часто гуляю с камерой по территории «Таганского ряда», потому что работаю напротив него. Однажды я заснял, как ОМОН проводил на рынке свой рейд — ролик получился одним из самых популярных. Многие люди думают, что «Таганский ряд» — это центр мигрантов и здесь живут только таджики, узбеки и киргизы. Я показываю, что рынок — не наша территория и здесь очень много русских.

Стараюсь рассказывать о проблемах мигрантов, снимаю происходящее в миграционном центре города. Многие таджики не знают, куда обращаться за помощью, иногда их обманывают. Например, часто мигранты не понимают, куда идти, если болит зуб или жена скоро будет рожать. Благодаря каналу мы помогаем устраивать таджиков на работу. Однажды ко мне обратился таджик, чья сестра якобы умерла. Он считал, что она потерялась, и попросил помочь. Мы выложили видео об этой ситуации, и на нас вышел человек, который рассказал, что девушку закрыли в Челябинской области из-за отсутствия прописки.

Потом мы решили снять таджикскую версию программы «Жди меня». К нам обратилась девушка из Узбекистана, которая живет в Стамбуле. Она искала своих родителей. Выяснилось, что ее папа живет в Багдаде с девятью детьми, нам удалось его найти. А недавно на нашем канале вышел аналог передачи «Давай поженимся». Многих неженатых таджиков это заинтересовало: за сутки появилось 22 жениха.

После возвращения на родину многие таджики скучают по Екатеринбургу. Они часто просят снять видео о городе, об их любимых улицах и домах. Большой популярностью пользуется «Таганский ряд», овощебаза, Академический, «Высоцкий». Я всегда выполняю просьбу земляков. Мой канал в основном смотрят мигранты из Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Но есть и зрители из Москвы и Санкт-Петербурга. Получаю разные отклики, в том числе негативные. Меня неоднократно просили больше ничего не выкладывать, потому что я не умею снимать.

Я не зарабатываю на блоге, потому что мне хватает дохода с бизнеса. На моем канале есть бесплатная реклама. Я рассказываю о бизнесе знакомых, если чувствую, что эта информация будет полезной для подписчиков. У меня не раз пытались купить рекламу, но я никогда не брал за нее деньги. Не считаю себя профессиональным блогером, потому что занимаюсь этим в свободное время — почти весь день работаю в салоне.

Сегодня блоги очень популярны в Таджикистане. В моей семье канал на YouTube есть у меня, брата и племянника. Когда интернет на родине стал безлимитным, то у меня сложилось ощущение, что почти все таджики стали блогерами. Ко мне в салон часто приходят земляки и просят помочь с настройками канала.

Пандемия и возвращение на родину

Фото: Григорий Постников, 66.RU

В начале карантина в Таджикистане паниковали, что продукты скоро закончатся. Люди бежали в магазины и скупали муку. Потом, спустя неделю, проблем с продуктами уже не было. Во время пандемии многие таджики остались в России и отправляли деньги родителям. Экономика выдержала, хотя некоторые товары временно подорожали. Я предполагал, что из-за пандемии ситуация в Таджикистане будет намного хуже.

Весь карантин я провел в Екатеринбурге. На работе было много сокращений, пришлось закрыть несколько торговых точек. Некоторые мигранты и вовсе не выходили на работу и просто улетали домой. Люди, которые старались и работали, от голода не умерли. Сейчас на «Таганском ряду» работает около 1 тысячи таджиков. Мигранты, которые улетели из Екатеринбурга в карантин, постепенно возвращаются.

Родина всегда зовет таджиков домой. Пока жива наша мама, мы с братьями будем периодически возвращаться в Душанбе. Но в будущем, наверное, я останусь жить в России: здесь у меня хороший бизнес, родственники и новые друзья. Мне хорошо в Екатеринбурге, но про Таджикистан все равно никогда не забуду.

Текст: Михаил Вербицкий для 66.RU