Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Если всех заставим Родину любить — будет протест»: Валерия Касамара — о воспитании настоящих патриотов

«Если всех заставим Родину любить — будет протест»: Валерия Касамара — о воспитании настоящих патриотов
Фото: Алина Шешеня для 66.RU
Проректор Высшей школы экономики (ВШЭ) и экс-кандидат в Московскую городскую думу в большом интервью 66.RU объясняет, как должен работать обновленный закон об образовании, почему современная молодежь аполитична и зачем стране нужны патриоты.

В 2020 и 2021 годах в закон «Об образовании» внесли несколько главных изменений. С первого сентября часть из них уже заработала в школах:

  1. уроки патриотизма вписали в образовательную программу школ и вузов;
  2. просвещение запретили использовать для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, также обучающихся оградили от недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях;
  3. определять круг организаций, которые будут заниматься методическим обеспечением школ и вузов, теперь станет исключительно Минпросвещения.

Против поправок выступили общественники и представители научного сообщества, но принятию их Госдумой это не помешало. После внесенных в закон об образовании изменений политолог и проректор ВШЭ Валерия Касамара организовала социологические опросы и инициировала исследования на тему принятых поправок. С их результатами и лекциями о плюсах и минусах законодательного регулирования патриотического воспитания россиян она начала ездить по российским городам. Политолог выступает против поляризации мнений по этому поводу и считает, что воспитывать патриотов в России нужно принципиально новыми методами.

«Не хотелось бы свести весь патриотизм к военно-патриотическому воспитанию»

— Поправки в закон «Об образовании» уже приняли. Наверное, говорить о каком-то их исправлении поздно?

— Про их исправление я речи пока не веду. Для начала нужно понять, как реализовывать то, о чем в них сказано. В поправках написано, что воспитание — это формирование у обучающихся чувства патриотизма, гражданственности, уважения к памяти защитников Отечества и подвигам героев Отечества, закону и правопорядку, взаимного уважения… и дальше вообще много хороших слов.

Для меня главный вопрос: каким образом мы сейчас должны пробуждать все эти чувства? Проблема возникает, когда все это начинают реализовывать по старой схеме без учета особенностей современного поколения, смещая акценты. Главное, что есть в поправках и мне бы искренне хотелось этого добиться, — формирование гражданственности, это должно стать ключевым понятием. Для меня это прежде всего ответственность человека за самого себя и свою семью, а не перекладывание всех проблем на плечи государства. Демократия начинается с чистого подъезда. А вырастить ответственного человека можно только тогда, когда тебя слышат. Поэтому нужно налаживать диалог между учителем и учеником.

Фото: Алина Шешеня для 66.RU

Для сегодняшней молодежи важно все, что связано с «мягкой силой», культурой, наукой. Они отвергают все, что связано с ярыми проявлениями милитаризма. Абсолютные пацифисты. Поэтому мне бы очень не хотелось, чтобы мы — старшее поколение, зная практики советского воспитания, предлагали их как единственно возможные и чтобы весь патриотизм в итоге свелся к военно-патриотическому воспитанию.

— Создается ощущение, что именно так и будет. Более того, что ради отката к этой советской системе и принимались эти поправки.

— Нет, я бы так категорично не говорила. В поправках идет речь и о культурном наследии, и о значимости отдельного человека в обществе. Опасение в том, что из всего предложенного в поправках многообразия в школах возьмут то, что уже опробовано и предельно ясно, — советскую практику. Я не отторгаю эти методы. Но главное — услышать голос молодежи, понять, что она разная и ее нельзя воспитывать каким-то одним методом.

«Разрушив советскую систему, мы не взяли из нее ничего хорошего»

— Да, но исходя из исторического опыта нашей страны, будут перегибы в сторону практик прошлого?

— Все боятся этого, и я в том числе. У нас нет времени на создание чего-то нового и креативного, поэтому все боятся хорошо известных всем схем и шаблонов. Но, как оптимист, я пытаюсь найти позитивный выход из этой ситуации и понять, чего нам не хватает и что нового можно привнести в образование на волне поднятия патриотизма.

Фото: Алина Шешеня для 66.RU

Ведь мы отвергаем советское прошлое из-за травмирующего опыта. Но в тот период в образовании было очень много и тех наработок, которые давали положительный результат. То, что мы, разрушив старую систему, не взяли из нее ничего хорошего, это недальновидность. Те же скауты в США — прекрасная организация. Если бы у нас сейчас появилось подобное объединение, то все бы сказали, что мы опять возрождаем советское прошлое, пионеров.

Я бы взяла то хорошее, что дал СССР, в части работы над политической социализацией детей с самого раннего возраста. Это мощный инструмент. У нас молодежь сейчас аполитична. Поэтому в России, к сожалению, сейчас слишком медленно происходит пополнение политической элиты качественными кадрами, а мы должны эту преемственность выстраивать.

«В школах нужно вводить service-learning — обучение служением»

— Вы считаете, это не вызовет очередную волну ненависти, а, наоборот, поможет взрастить новых политиков?

— Мне кажется, в том числе. Все зависит от того, как в школах и вузах будут растить патриотов. Если мы всех посадим за парты и заставим Родину любить — конечно, это будет протест. Выход из ситуации, на мой взгляд, — service-learning («обучение служением»). Когда в программу обучения по специальности включена интереснейшая практика и до тебя доносят то, что ты должен делать полезные вещи не для получения оценки и диплома, а для людей. К примеру, ты учишься на журналиста — так возьми и прямо сейчас найди социально значимую проблему и привлеки к ней внимание.

Проблема общества в том, что у нас развит гипертрофированный патернализм — люди надеются только на государство и не берут на себя ответственность.

Фото: Алина Шешеня для 66.RU

«В педагоги не должны идти ущербные люди»

— У меня есть еще одно опасение, что все эти поправки и ваш service-learning просто превратятся в очередной урок обществознания или в классные часы, где учителя будут говорить, как плохо выходить на улицы за Навального.

— Ну, мы же с вами не можем ничего гарантировать за преподавателей. У кого на что ума хватит, тот про то и будет говорить. Для меня значимо, чтобы студенты поняли, что они востребованы и их навыки нужны стране и что, даже будучи еще учениками, они уже могут сделать много интересного и полезного. Вообще, педагоги сейчас переживают самые сложные времена, потому что они перестали быть единственным источником знания, теперь они конкурируют с интернетом. А этот интерес перебить сложно. Поэтому главное — преподаватель должен заинтересовать ученика. Тогда вместе можно будет выйти на субботник, пройтись в «Бессмертном полку», и это не вызовет волну неприятия. А можно с помощью учителя все это превратить в обязаловку, которая спровоцирует отторжение и отрыжку.

Да, с 1 сентября поправки коснулись школы, и сейчас как раз такой период, когда мы делаем что умеем. Может педагог учить с детьми патриотические песни — учит песни. Есть смешные примеры, когда мы видим, что в пятом классе проводят классный час и рассказывают про национальные проекты. Ну что в пятом классе дети могут понять про нацпроекты? Поэтому я бы и вводила в школах это «обучение служением», за рубежом это практикуется с раннего возраста. Там объясняют, что значение каждого человека очень велико и не надо ждать, пока ты вырастешь большим и сильным.

Для этого надо переучивать преподавателей. У нас долгое время педагогические вузы выбирали по остаточному принципу: никуда не взяли — идешь в пед. От этого надо отходить. Нужно повышать социальный статус профессии учителя, что, безусловно, подразумевает повышение зарплаты. Педагог не должен чувствовать себя социально ущемленным. Только гармонично развитый человек может воспитать гармонично развитую личность. Ну не должны идти в педагоги люди, считающие себя ущербными, ущемленными. Ведь и про патриотизм можно рассказать абсолютно по-разному. Главное, чтобы все эти уроки не вылились в формальность.

«Мы долго считали, что патриотом можно быть, если только ты помер, защищая Родину»

— Например, как у нас ввели религиозное образование? Уроки христианской культуры в школах появились, но что-то я не наблюдаю, что в церквях стало больше прихожан.

— Нет. Я не согласна с этим. Потому что те же самые уроки основ религии очень сильно расширяют кругозор у школьников. Я по своим детям вижу, что этот урок ввели совершенно не для галочки. Вот это наше советское наследие, когда мы думаем, что все нововведения — формализм. И опять же здесь срабатывает человеческий фактор — позволит себе преподаватель обучать детей по новым правилам только для отчета перед руководством или нет.

У нас долгое время считалось, что патриотом можно быть, только если ты помер, защищая Родину. Но недавний опрос, по результатам которого можно сказать, что молодежь начала видеть патриотов и в учителях, и в простых людях, стал для меня большим открытием. Это настоящий переворот: «Ну слава богу, можно быть патриотом и живым». Ведь кто такой патриот? Для меня это честный человек, который живет своей жизнью, делая добро и тихо любя свою Родину.

Фото: Алина Шешеня для 66.RU

Когда мы смотрим на зарубежный опыт, то там каждый гражданин — патриот своей страны. А когда доходим до россиян, начинается: «Не лезьте, не заставляйте, не насаждайте нам этот патриотизм!» Мы воспринимаем все происходящее сейчас в сфере образования как какой-то откат к советскому прошлому. Но на самом деле во всех странах идет работа по патриотическому воспитанию, просто это называется там по-другому — «гражданское образование». Но оно есть везде: в США, Японии, Великобритании.

И в Америке на балконах по праздникам вывешивают флаги не потому, что людей заставили, а потому, что реально у них душа просит. Если бы у нас такое произошло, то человека в первую очередь бы не поняли или обвинили в пропаганде. Поэтому, повторюсь, надо инвестировать в учителей. Они — те проводники, которые могут преподнести молодежи патриотизм так, чтобы это было интересно, а не вызывало отторжения.

Фото: Алина Шешеня для 66.RU