Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Если что-то шло не так, через час звонил сам Сталин». Как в наших домах появилось электричество

2 декабря 2020, 12:00
«Если что-то шло не так, через час звонил сам Сталин». Как в наших домах появилось электричество
Фото: 66.RU
В этом месяце исполняется 100 лет с начала электрификации страны. Дату отсчитывают с дня принятия государственного плана электрификации России, ставшего первым перспективным планом развития экономики СССР. Урал в этом проекте был, пожалуй, главным пунктом. Он должен был стать «крупным индустриальным хозяйством страны». Историк Валентина Жук рассказывает, как и какими силами это было достигнуто и какие экспонаты – свидетели достижений прошлых лет хранятся в Музее энергетики Урала.

— Когда я спрашиваю детей и подростков, откуда берется электричество — они искренне отвечают: из розетки. Мы привыкли к тому, что оно у нас есть, и совсем забыли, что еще сто лет назад его на Урале не существовало, — такими словами встречает меня заведующая Музеем энергетики Урала Валентина Жук. Она — историк по образованию, но уже много лет ее работа тесно связана с «Россети Урал». «Энергетика — то, без чего невозможна сегодня жизнь каждого жителя страны», — объясняет Валентина и начинает рассказ.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Электрификация столичных городов — Перми и Екатеринбурга — началась в конце 80-х годов XIX века. Города в то время соперничали по многим пунктам. Определяющим в вопросе электрификации стал 1885 год, когда Екатеринбургу удалось заполучить представительство «Товарищества П.Н. Яблочков и Ко электрического освещения в России», которое занялось освещением улиц.

Первая электроустановка в городе заработала в апреле 1885 года во дворе городского театра «Колизей». Сначала освещались только сцена и зал, позже — территория улицы около здания.

Фото: © 66.RU

Первая электростанция в Екатеринбурге — «Центральная», после революции переименованная в «Луч», появилась в 1895 году. После того как она дала первый ток, ее владельцы вышли с предложением к гордуме заменить керосиновые фонари на электрические. Дума согласилась, и на Главном и Покровском проспектах (современные проспект Ленина и ул. Малышева) появилось восемь электрических фонарей. А в конце XIX века станция давала свет уже в дома.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

«Для сравнения — год работы керосинового фонаря обходился городским властям в 2 рубля 36 копеек. А такой же период работы электрического фонаря — в 29 копеек. Намного ярче. Намного дешевле. Поэтому нет ничего удивительного, что количество электрических фонарей в городе стало увеличиваться в геометрической прогрессии», — объясняет Валентина.

Здание электростанции из красного кирпича и сегодня стоит по адресу Горького, 43. Сейчас в нем разместилась тяговая подстанция трамвайно-троллейбусного хозяйства.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Начало ХХ века связано со строительством частных электростанций при небольших заводах. Но Первая мировая война, революция и Гражданская война затормозили процесс электрификации. Вернулись к нему уже после Октябрьской революции. Под руководством Владимира Ильича Ленина разработали план ГОЭЛРО (государственной комиссии по электрификации России). 22 декабря 1920 года этот план утвердили.

Фото: © 66.RU

Согласно идее, всю страну разделили на восемь экономических районов и определили, сколько электростанций нужно построить в каждом из них. На воплощение плана отвели 15 лет.

По плану ГОЭЛРО Урал должен был превратиться в индустриальный центр страны. Здесь собирались построить четыре электростанции.

Герберт Уэллс, посетивший Россию в 1920 году и ознакомившийся с планом ГОЭЛРО, писал по этому поводу в своем очерке «Россия во мгле»:

Фото: © 66.RU

На территории современной Свердловской области первенцем ГОЭЛРО стала Егоршинская ГРЭС (государственная районная электростанция, так расшифровывалась аббревиатура ГРЭС по старой классификации). Первый ток она дала в 1923 году, снабжая энергией ближайших потребителей: угольные копи, шахты и железнодорожную станцию. После нескольких реконструкций она обеспечивала электроэнергией как промышленность, так и население области.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Одновременно с планом ГОЭЛРО свердловский горсовет решил самостоятельно построить станцию на свои средства и деньги уральских предприятий. Так, в 1927 году на Большом Конном полуострове начинает работу Свердловская ГЭС (государственная электростанция по старой классификации). До середины 60-х годов она была «энергетическим сердцем» города.

Первой станцией, которая помимо электроэнергии давала еще и тепло, стала Свердловская ТЭЦ (теплоэлектростанция), которая сейчас находится на территории Уралмашзавода. Заработав в феврале 1932 года, она быстро стала самой эффективной в СССР.

«Все объекты тогда строились тяжелым ручным трудом. Кирка, тачка, лопата — основные виды орудия наших энергетиков. Никаких машин, никакой техники — лошади и телеги», — рассказывает заведующая Музеем энергетики Урала.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

С середины 30-х годов на Урале ввели еще шесть новых станций, перевыполнив план Ленина больше чем в два раза. К концу 1935 года, после подведения итогов ГОЭЛРО, Россия поднялась в мировом рейтинге развития энергетики на третье место, уступив только США и Германии.

Фото: © 66.RU

Во второй половине 30-х годов вошли в строй электростанции – «гиганты» по тем временам: Среднеуральская ГРЭС и Красногорская ТЭЦ.

Несмотря на все достижения строительства и, казалось, небывалые мощности станций — уже через 10 лет их пришлось модернизировать на ходу, не останавливая работу ни на минуту. Началась война, и лавинная эвакуация промышленности на Урал привела к тому, что энергетических мощностей городу и области стало не хватать.

«Нужная частота тока в сети для промышленных предприятий — 50 герц. Но такой во время войны она никогда не была. Самая низкая зафиксированная частота того времени — 36,3 герца. Она грозила развалом всей энергосистемы. Но наши энергетики справились», — объясняет Валентина.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Станции работали на пределе. Как и сами энергетики. Во время войны они научились ремонтировать линии без отключения электричества. Это было необходимостью, так как станции были закольцованы друг с другом: если одна выходила из строя, электричество пропадало везде, и уже через час после аварии объяснять, что пошло не так, приходилось перед самим Сталиным.

Фото: © 66.RU

Среди прочих проблем войны появилась еще одна — кадровая. Для сохранения людей на энергообъектах Госкомитет обороны принял постановление, по которому рабочий и инженерно-технический персонал организаций не подлежал мобилизации.

Фото: © 66.RU

В Музее энергетики Урала хранится маленький, но очень важный экспонат, связанный с Великой Отечественной войной. Это металлический лепесток, который украшал каминную решетку Рейхстага в Берлине. Этот «сувенир» в музей в 1970-е годы передал Георгий Николаев — участник Великой Отечественной войны, почетный энергетик СССР, ветеран Свердловской энергосистемы.

Георгий Николаев с самого начала Великой Отечественной войны стал добровольцем Красной Армии. Прошел Латвию, Польшу и Германию, где и встретил победу. Вернувшись с фронта, Николаев поступил на работу в «Свердловэнерго» и к концу службы (1993 году) стал помощником управляющего и генерального директора энергосистемы «Свердловэнерго».

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Георгий Николаев принимал активное участие в создании Музея энергетики Урала, экспозицию которого начали собирать в 1976 году.

Через четыре года в музее появится электрифицированная карта Свердловской энергосистемы, которая наглядно демонстрирует развитие периода 1930–80-х годов: вводы новых генерирующих мощностей, подстанций, линий электропередачи. Размер карты составляет 3×4 метра, и на треть — около 100 кг — она состоит из бронзы.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

По сути, карта отражает очередной расцвет энергетики, который начался после войны и шел до 80-х годов. Уже через пять лет после Великой Победы на территории области один за другим вводятся новые объекты: Нижнетуринская, Верхнетагильская, Серовская и Качканарская ГРЭС. Последней ввели Ново-Свердловскую ТЭЦ, которая сегодня обеспечивает Екатеринбург теплом на 35%.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

«Но особая гордость уральских энергетиков — крупнейшая тепловая электростанция в России — Рефтинская ГРЭС. Возведение электростанции было одной из самых важных строек в регионе, поэтому ее ход непрерывно контролировался Свердловским обкомом партии во главе с Б. Н. Ельциным. Станция специально проектировалась под работу на экибастузском каменном угле, после сгорания которого образуется большое количество золы. В 80-е годы рядом с ГРЭС построили завод по переработке золы и производству из нее ячеистого бетона, который потом шел на продажу и строительство садовых домиков и гаражей. Сегодня из этой золы делают блоки для возведения жилых домов», — рассказывает Валентина Жук.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Все эти события отражены на снимках легенды свердловской фотодокументалистики Анатолия Грахова, которые представлены в экспозиции музея. За долгие годы творческой деятельности Грахов стал лауреатом множества международных и национальных премий, встречался с самыми разными людьми — космонавтами, писателями, художниками, политиками, среди которых Никита Хрущев, Фидель Кастро, Индира Ганди, Пьер Ришар, Мстислав Ростропович, Борис Ельцин и другие.

Анатолий Грахов уделял большое внимание и индустриальной съемке, фотографировал уральские энергообъекты, однако главными героями его снимков всегда являлись люди.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

Cо второй половины 1980-х годов обстановка в стране и экономике меняется, усиливается стагнация в промышленности, в энергетической отрасли идет на спад процесс ввода новых мощностей. После того как у руля государства оказался Борис Ельцин, производственные объединения преобразовали в акционерные общества. Так появилось РАО «ЕЭС России», которое возглавил Анатолий Чубайс.

Он же через семь лет раздробил РАО на государственные естественно-монопольные компании, а также приватизированные генерирующие и сбытовые компании. Так вместо одного монополиста на рынке появились 23 компании.

Фото: © 66.RU

Участь реорганизации постигла и «Свердловэнерго». На его базе создали открытое акционерное общество «МРСК Урала и Волги», которое в 2007 году переименовали в «МРСК Урала» (с 2019 года носит публичное название «Россети Урал»). С тех пор предприятие функционирует как единая операционная компания, которая осуществляет управление распределительными сетевыми комплексами на территории Свердловской, Челябинской областей и Пермского края.

Реформа коснулась и всех непрофильных направлений бизнеса. В начале 2000-х годов музей не принимал посетителей и был закрыт на консервацию, но уже через девять лет был подписан меморандум о его восстановлении. Сегодня обновленный музей вышел за рамки корпоративных границ и рассказывает об истории и развитии энергетики всего Урала. Ежегодно его гостями становятся более 5,5 тысяч посетителей.