Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Дома послушный, а в классе дерется и срывает уроки. Как понять, что ваш ребенок — «школьный террорист»

23 сентября 2020, 18:00
Дома послушный, а в классе дерется и срывает уроки. Как понять, что ваш ребенок — «школьный террорист»
Фото: Сергей Логинов для 66.RU
В школах Екатеринбурга и Артемовского два ребенка — третьеклассник и восьмиклассница — держат в страхе детей. Один носит в класс нож и срывает уроки, вторая – дерется и запугивает одноклассников. Таких случаев в области и в стране много, и часто родители ребенка-хулигана не замечают его поступков, ведь дома он все тот же хороший и милый ребенок. 66.RU поговорил с психологом и специалистами комиссий по делам несовершеннолетних. Они говорят: недоверчивых родителей, которые закрывают глаза на критику со стороны учителей и других родителей, достаточно. Но важно вовремя заметить злость ребенка, чтобы от нее избавиться.

Причины для злости

Нет никакого определенного возраста, когда ребенок начинает хулиганить. И вдруг это тоже не происходит, говорят психологи. Для любой агрессии есть причины — они кроются в семье, школе, состоянии здоровья и даже умственной нагрузке. 66.RU поговорил с тремя специалистами — председателями районных комиссий по делам несовершеннолетних Ольгой Чикилевой и Юлией Филипповой, а также с психологом Юлией Дерягиной. Они привели несколько примеров.

  • Агрессивное поведение родителей. Ребенок, который воспитывается в семье, где мать или отец ругаются вместо того, чтобы разговаривать, бросают вещи, могут обидеть постороннего от злости, воспринимает такую модель поведения как норму.
  • Равнодушие взрослых и отсутствие контроля. В семьях, где родители постоянно заняты работой, ребенок предоставлен самому себе. Дома сын или дочь остаются «паиньками», в школе — пропускают занятия, грубят учителям, конфликтуют с одноклассниками.
  • Обида. Одна из основных причин агрессии ребенка по отношению к сверстникам и младшеклассникам — застарелая обида на кого-то из детей, но чаще — на учителя. Поводом для нее может стать оценочное замечание («Я бы сказала, что ты дура, да не буду»), постоянные упреки, публичное осуждение ребенка. Учитель может не понимать, что своими словами и действиями ранит ученика, при этом обида копится, и ребенок выплескивает ее на тех, кто слабее.
  • Невыносимая нагрузка. Причиной драк и истерик может стать повышенная тревога и утомляемость — ребенок не справляется с учебной нагрузкой в школе. В таком случае ему стоит дать больше времени, освободить от посещения некоторых уроков — тактику родители выбирают вместе с руководством школы.
  • Трагедия. Потеря родителей или опекуна, отсутствие заинтересованного взрослого рядом превращается в тяжелую ношу, вслед за чем следует озлобленность.
  • Особенности здоровья. Причиной агрессии может стать заболевание, например СДВГ — синдром дефицита внимания и гиперактивности. В таком случае за помощью стоит обращаться не к школьному психологу, а к врачам.

Признаки агрессивного поведения

Некоторые семьи не могут заметить изменения в поведении ребенка, говорит директор центра социально-психологической помощи «Форпост», психолог Юлия Дерягина. Она называет это «слепотой родителей». И для тех, кто не может поверить в хулиганство сына или дочери-паиньки, называет следующие признаки.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
  • Появление у ребенка вещей, которые вы ему не покупали, — того, что он мог отобрать у других детей.
  • Скрытность — ребенок отрицает все обвинения. «Дети скрывают от родителей, чтобы хотя бы дома сохранить атмосферу спокойствия. Потому что спокойствия в школе нет, ребенок туда выходит как на войну», — объясняет Юлия Дерягина.
  • Синяки, сбитые костяшки после выяснения отношений с одноклассниками.
  • Изменения в речи — использование оскорбительных слов.

И еще два явных признака, которые трудно не заметить:

  • постоянные сообщения о его поведении в общем чате родителей класса;
  • замечания, которые учителя высказывают родителям в дневнике, звонках или при встрече.

Психолог приводит пример из 90-х: родители, у которых из дома пропадали дорогие вещи и продукты, не желали верить и думать, что их ребенок — наркопотребитель и продает все ради дозы. Так же и с современным хулиганством. Иногда родитель «из чувства протеста» не хочет прислушиваться к критике — это реакция в ответ на давление администрации школы и остальных мам и пап.

Когда ребенок совершает серьезные проступки, а родители по-прежнему закрывают на проблему глаза или не могут самостоятельно с ней справиться, в дело может вмешаться отдел по делам несовершеннолетних.

«Наша задача — убедить родителей в том, что что-то происходит не так», — говорит председатель комиссии по делам несовершеннолетних Юлия Филиппова. «В последнем случае, которым мы занимались, мама нас услышала. Мы работали с этой семьей два года. Сейчас мы этого ребенка не слышим и не видим — раз документы к нам не поступают, значит, у него все хорошо».

Варианты помощи

Если семья не замечает изменений в поведении ребенка или не знает о ней, помочь ему должны учителя и школьные психологи, считают специалисты. Потому что если он третирует одноклассников, держит в страхе двор — значит, семья уже не справилась с его воспитанием, и ругань в родительском чате вряд ли поможет.

Тем родителям, которые вовремя обратили внимание на проблему и хотят решить ее своими силами, психологи рекомендуют привлечь как можно больше специалистов. «В социальной работе есть понятие «круги по воде». Чем больше специалистов вы привлекаете к любой психологической, педагогической, социальной ситуации, тем быстрее она разрешается», — говорит психолог.

Во-первых, ребенок должен пройти медицинское обследование: вместе с родителями получить консультацию невропатолога, психолога или психиатра. Если врачи найдут заболевание, купить лекарства. Если проблема с агрессией кроется в психическом состоянии ребенка — отправиться на занятия с психологом.

«Мы не можем заставлять родителей делать что-то, мы лишь рекомендуем, а затем проверяем, выполнила ли мама наши рекомендации», — говорит председатель комиссии по делам несовершеннолетних Ольга Чикилева. «Иногда бесконтрольность затягивается и вытекает в правонарушения».

На занятиях с психологом специалист выяснит жизненную историю ребенка и попытается найти первопричину проблем с поведением — мы перечислили их в первой главе. После этого начинаются терапевтические занятия, особенности которых зависят от конкретного случая.

Родители могут обратиться за помощью к учителям, тогда педагоги выработают общие для всех правила поведения с ребенком. Стоит наладить отношения с родителями других детей в классе. Иначе их обида на ребенка-агрессора перейдет в травлю, что еще больше усугубит ситуацию.

Во-вторых, у ребенка должен появиться взрослый, который в нем заинтересован. Не формальный контролер из ПДН, а человек, готовый выслушать и помочь. При этом у учителей из-за загруженности часто нет времени и сил, чтобы уделить внимание такому ученику.

Если родители, школьный психолог и педагоги не справляются, к решению проблемы могут подключить комиссии по делам несовершеннолетних. Они есть в каждом районе. Формально комиссии — независимые юридические лица, которые сотрудничают с учреждениями образования, здравоохранения и другими структурами. К полиции они не относятся.

В ТКДНиЗП — территориальные комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав — могут обратиться не только педагоги. Например, в комиссиях принимают сообщения из больниц о детских травмах или о бездействии родителей (когда ребенка не приводят на прививки), из школ, судов, полиции.

Работа строится в зависимости от тяжести проступков ребенка и его возраста. Детям помладше могут помогать психологи, параллельно — записать их в детский центр, занимать делом. Старшеклассников, чьи действия привели к суду, ставят на учет — и в этом случае с ребенком также регулярно беседуют или отправляют в спецшколу со строгой дисциплиной, профессиональным образованием и изоляцией от прежнего окружения.

Редакция 66.RU благодарит за помощь в подготовке текста центр «Форпост», а также руководителей территориальных комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в Ленинском и Верх-Исетском районах.