Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Вам бы руки-ноги обрубить!» Как защитники парка 22-го Партсъезда собирают подписи для повторных слушаний

23 августа 2020, 16:00
репортаж
«Вам бы руки-ноги обрубить!» Как защитники парка 22-го Партсъезда собирают подписи для повторных слушаний
Фото: Сергей Логинов для 66.RU
Рядом с Дворцом молодежи развернулась настоящая стройка: там реконструируют парк 22-го Партсъезда. Общественники, которые следят за работами, говорят, что появление сада камней, площадки для йоги, освещения и других благ цивилизации угрожает непосредственно парку — чем масштабнее стройка, тем больше деревьев вырубят.

Днем 23 августа на крыльце Дворца молодежи собрались несколько десятков человек. Их пригласили, чтобы рассказать о реконструкции парка 22-го Партсъезда. По словам активиста Александра Куделькина, инициативная группа хочет добиться повторных общественных обсуждений — и на них утвердить порядок реконструкции парка, а «не вот этого безобразия».

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Так парк выглядит сейчас

«Большую часть парка мы не смогли спасти и отстоять. Поэтому наша главная цель — добиться [создания] нормальных правил публичных слушаний, общей процедуры, которую можно было распространить на все парки Екатеринбурга», — рассказал 66.RU Александр.

Чтобы не согласовывать собрание с министерством общественной безопасности, организаторы заявили его как встречу с депутатами городской думы. Но ни коммунист Андрей Пирожков, ни член «Яблока» Константин Киселев на встречу не пришли. Полицейские, впрочем, вмешиваться в происходящее не стали, а наблюдали за советом издалека.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

На пике корреспондент 66.RU насчитал около пятидесяти присутствующих.

Реконструкция парка 22-го Партсъезда началась весной 2020 года и сразу вызвала волну критики. Активисты на собрании говорят: парк на два года превратили в стройплощадку, и за всеми преобразованиями — рытьем траншей для опор освещения, устройством сада камней, площадки для йоги и так далее — строители уничтожают деревья как основу парка.

«Парк стал стройплощадкой. Никаких дендрологов и ландшафтных дизайнеров там нет. Они приходят только после того, как мы начинаем шуметь», — говорит член инициативной группы Галина. «Главное в парке — зеленые насаждения, а у нас, получается, главное — архитектурные формы и освещение. И проектировщикам не удалось найти компромисс».

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

На встречу пришел городской активист Вадим Панкратов, известный как «Дед-пикет». Слоганы на футболке у него прежние («Путин, родина, единство — нашей силы материнство»), а вот содержание листовок немного изменилось.

Отстаивать проект реконструкции пришел член общественной палаты Александр Гавриленко. Ему было тяжело — как и другие выступающие, Гавриленко объяснялся без микрофона, вдобавок аудитория мешала ему говорить. После его заявления, что общественные обсуждения состоялись, все стали кричать: «Это неправда!» и «Я пришел, меня не пустили».

«Экологический совет при главе Екатеринбурга инициировал включение участка Гаринский в перечень особо охраняемых природных территорий», — заявил представитель ОП. «Я стесняюсь спросить, что мы будем охранять — камушки или деревья?!» — громко поинтересовалась одна из женщин.

— Натыканных фонарей в парке нет. Работы ведутся. Делать реконструкцию и не снять плодородный грунт, который представлен разнообразной травой: крапивой и многими другими сорными насаждениями… — продолжил Гавриленко.

— Нет там крапивы! — Крикнули ему.

— У меня по горло фотографий этой крапивы, — парировал член Общественной палаты. — Ну дайте сказать! Все это [плодородный грунт] будет сниматься и уже снялось…

— Это как немцы чернозем вывозили!

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Слева Александр Гавриленко, перед ним — защитники парка 22-го Партсъезда

Пикировка с Гавриленко ни к чему не привела. Представитель Общественной палаты стоял на том, что «по заключению дендрологов, четыре дерева повреждены серьезно, но им ничего не угрожает» и в целом в парке все в порядке и под контролем, ему в ответ неслось: «Вам бы руки-ноги обрубить!»

Защитники парка собрали триста подписей. Чтобы инициировать повторное обсуждение, им нужен еще десяток.