Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
47063 +370
Выздоровели
39288 +374
Умерли
1047 +10
Россия
Заразились
2347401 +25345
Выздоровели
1830349 +26882
Умерли
41053 +589

Проще реабилитировать одного мужчину, чем пять женщин. Как работает система исправления домашних тиранов

30 июля 2020, 10:10
Проще реабилитировать одного мужчину, чем пять женщин. Как работает система исправления домашних тиранов
Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
В России есть кризисные центры для женщин и детей, переживших насилие. Там им помогают спрятаться, восстановиться психологически и физически и начать новую жизнь. Но тиран не может без жертвы. И всегда находит новую. В США и странах Европы, чтобы разорвать порочный круг, работают программы по управлению гневом, куда агрессоров отправляют по решению суда. Недавно первый подобный проект появился и в России — прямо здесь, в Екатеринбурге. Одна из его авторов рассказала 66.RU, что порождает жестокость в мужчинах, почему они никогда не придут в программу по управлению гневом добровольно и как занятия меняют участников.

Ольга Селькова — руководитель психологической службы кризисного центра «Екатерина». Центр существует с 1998 года, и его специалисты занимаются проблемой домашнего насилия — помогают пережившим его женщинам и детям реабилитироваться и начать новую жизнь.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

По словам Ольги, в практике наступил такой момент, когда методы работы с потерпевшей стороной ясны, а центров и программ для жертв насилия в стране действует достаточно. При этом никто не ведет работу с агрессорами, которые тем временем постоянно находят себе новый объект для издевательств.

Так появилась коррекционная программа «Снижение агрессивности и управление гневом», которую Ольга Селькова написала в соавторстве с начальником психологической службы ГУФСИН Марией Орловой и подполковником внутренней службы Светланой Краснояровой. Реализуют программу также совместно с сотрудниками ГУФСИН по Свердловской области.

100% абьюзеров — в прошлом жертвы

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

— Даже если женщина уходит от жестокого мужчины, — рассказывает Ольга, — он, уверенный в собственной уникальности и востребованности, находит себе другую. Ему может быть 25 лет, а за плечами — пять жен и трое детей, понимаете?

Чисто математически получается, проще реабилитировать одного мужчину, чем нескольких женщин, пострадавших от насилия с его стороны. Эффективно работать с такими мужчинами получается через колонии. Там осужденные находятся под контролем и лишены доступа к алкоголю и веществам, поэтому когнитивные функции у заключенных восстанавливаются.

— Сами они никогда не придут на программу, почему ее и назначают решением суда. Во-первых, абьюзеры не способны понять, что делают что-то плохое. Во-вторых, им страшно открываться, общаться и работать над своими страхами.

Ольга объясняет, что все физические и психологические насильники — в прошлом сами жертвы. Скорее всего, в детстве их били, унижали, говорили им, какие они никчемные, сравнивали с другими детьми. Вероятно, насилием занимался кто-то из родителей или близких родственников. Отсюда у будущего абьюзера искаженное представление об отношениях между партнерами и в семье, заниженная самооценка. Они просто не умеют по-другому.

— Важная оговорка: это не оправдывает насилие, которым мужчины занимаются, — говорит Ольга. — Они, как взрослые люди, способны сделать выбор: ударить или нет. Это и есть первостепенная задача программы — научить агрессора понимать и контролировать свои эмоции и поступки.

Три месяца, чтобы стать другим человеком

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Программа «Снижение агрессивности и управление гневом» основана на Дулутской модели. Коррекционная программа для агрессоров в этой модели исходит из убеждения, что насилие в семье является выбором агрессора. Ведь именно он решает использовать насилие или угрожает применить его, поскольку с помощью насилия хочет контролировать партнера.

Целевая аудитория программы — мужчины от 18 до 50 лет. Это осужденные за насильственные преступления на условные сроки, а также осужденные по ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» в отношении своих родственников.

Условно участие в программе, учитывая подготовку, можно разделить на такие этапы:

  • Собеседование. Необходимо для того, чтобы отсеять тех осужденных, у кого не хватит мотивации и когнитивных способностей осознать проблему.
  • Входящее обследование. У каждого участника определяют степень склонности к агрессии.
  • Развернутое психологические заключение. В нем формируют портрет участника.
  • Мотивационное собеседование. Последний этап перед началом занятий.
  • Занятия. Разделены на пять тематических блоков, проходят два раза в неделю.
  • Итоговая диагностика участников и глубинные интервью с их родственниками. Нужны, чтобы понять, как ведут себя участники вне группы.

В итоге формируется группа из 8–12 человек, которые вместе проходят 20 занятий в течение 12 недель. Среди тематик занятий — распознавание и управление эмоциями, телесные и дыхательные методы управления своим состоянием, повышение самооценки, изменение образа мышления и многое другое. Из программы могут исключить — после одного пропуска или появления на занятиях в нетрезвом виде.

Если осужденный успешно прошел программу, этот факт при подаче ходатайства о снятии судимости по истечении половины испытательного срока может учесть суд.

Отцовский инстинкт как контролер агрессии

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Заставить участников открыться и начать работу довольно сложно: капсулированная боль из детства становится барьером. Мужчинам сложно признать собственный негативный опыт и прийти к выводу, что они дублируют ту же самую — жестокую — модель отношений с окружающими.

— При этом даже самые циничные, самые отпетые преступники все равно имеют биологический механизм — оставить после себя здоровое потомство, — рассказывает Ольга. — Поэтому мы опираемся на отцовский инстинкт — ресурс, который и помогает агрессорам начать меняться. Выясняется, что они желают своим детям найти свое место в мире, стать успешными. Не повторять судьбу отца.

С участниками программы работают в основном через детско-родительские отношения, так как через супружеские делать это сложнее — в них много личностных конфликтов. Однако после программы отношения с супругами у многих меняются. Опять же благодаря работе через тему детей: мужчины осознают, что конфликты травмируют ребенка.

Один из важных моментов в работе по программе — поиск индивидуального телесного маркера. Умение распознавать подступающую злость становится первым шагом к снижению агрессии у участников.

Телесные маркеры у всех разные: кто-то сжимает кулаки или зубы, у кого-то дергается глаз или щека, кто-то поднимает плечи или начинает часто дышать. Главное — отследить этот момент и либо дистанцироваться от объекта агрессии, либо пустить энергию в другое русло: например, сделать физическое упражнение и пробежаться.

— Мы даем участникам большое количество таких способов контролировать эмоции. Я часто вспоминаю, как говорил Задорнов про русских: энергии у нас много, только она не в том русле. Так и здесь: нужно перенаправить энергию в позитивное русло, научить переключаться и контролировать себя.

Позитивные увлечения и жизненные цели

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

В 2018 году занятия по программе «Снижение агрессивности и управление гневом» прошли для заключенных ИК-2 в Екатеринбурге. За время тренингов никто из 12 участников не допустил нарушений правил внутреннего распорядка колонии, а трое подали ходатайство на условно-досрочное освобождение и получили положительное решение. Еще двое участников освободились в конце года и не попали в места лишения свободы вновь.

В том же году программу опробовали и в Первоуральском филиале уголовно-исполнительной инспекции ГУФСИН. Из 12 человек программу успешно прошли 8. Осужденные отметили, что изменились как личности, что программа оказалась им интересна и важна, и просили продлить занятия с психологом. В это же время 50% родственников участников рассказали, что у мужчин появились новые цели в жизни и позитивные увлечения, а также повысился самоконтроль.

Еще одна группа прошла в уголовно-исполнительной инспекции Екатеринбурга. На этот раз в программе участвовали 13 осужденных, из них пятеро имеют по 5–7 судимостей, а двое осужденных имеют рецидивы в УИИ. На данный момент 100% участников данной группы не совершили повторных преступлений в семейно-бытовой сфере.

В феврале 2020 года Свердловская ФСИН приняла программу в колониях. В ближайшем будущем, как рассказала Ольга, авторы программы будут развивать ее эмоционально-психологическую часть.

— За время реализации мы поняли, что нам надо работать параллельно и с агрессорами, и с жертвами. Также, очевидно, нужна более интенсивная постпрограммная работа. Сейчас мы проводим одну-две встречи после окончания основных занятий. Мужчины приходят, хотят похвастаться. Кто-то рассказывает, что получил повышение, кто-то — что начал строить дом, у кого-то наладился контакт с ребенком. Это дает ресурс работать дальше.