Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
45945 +381
Выздоровели
38161 +386
Умерли
1018 +11
Россия
Заразились
2269316 +26683
Выздоровели
1761457 +21987
Умерли
39527 +459

Мечты о чужой собаке и мертвые голуби. Коллективный дневник карантина 66.RU

9 апреля 2020, 18:30
Мечты о чужой собаке и мертвые голуби. Коллективный дневник карантина 66.RU
Фото: 66.RU
С вами снова я – Марина Шулева – главная по дневникам редакции. Вот уже две недели коллеги присылают в меня свои короткие очерки о том, как у них дела. Так мы договорились. Иногда я ощущаю себя молчаливым психологом. Читаю про радости и горести тех, с кем делила офис, а в ответ сказать ничего не могу: времени отвечать всем просто не хватит. Тем более что стала замечать, что секреты абсолютно разных по характеру и мировоззрению людей стали перекликаться с разницей в несколько дней. Так, например, редакция интровертов, как мы себя называем, неожиданно полюбила звонить спикерам и подолгу с ними разговаривать. Ну что рассказывать. Просто читайте.

День восьмой

Полина Дикушина, гуру SMM:
— Разложила в холодильнике продукты по категориям. Банки расставила еще по росту. Очень надеюсь, что это не психоз.

Оля Татарникова, журналист:
— С каждым днем становлюсь все толерантнее к грязным волосам. Страшно.

Маша Лебединская, журналист:
— Очень хочется на свежий воздух. Сижу и придумываю отмазки для карантинного патруля. Пока три. Беременна и иду к врачу, а не на такси, потому что в моем положении нужно чаще гулять. Иду выбрасывать мусор (главное не забыть взять с собой), а об указе губернатора из-за информационного детокса не слышала. Третий вариант — притворяться дворником. Есть у кого-нибудь метла и оранжевая жилетка?

Саша Морозова, журналист:
— Оказывается, работая дома, я не успеваю не только поваляться на диване, но и поесть. Мечтаю вернуться в офис, чтобы работать поменьше.

Марина Шулева, PR-директор:
— Включила утром шагомер. Через 16 часов он показывал беспощадные 1477 шагов. Пытаюсь придумать новый маршрут прогулки по квартире.

Фото: 66.RU

День девятый

Леша Земляков, журналист:
— Выяснил, что сериал «Саша Таня» еще идет на ТНТ. Их сын, судя по возрасту, скоро начнет материться и курить. А олигарха посадили в тюрьму. Вот.

Полина Дикушина, гуру SMM:
— Второй день под окном группами гуляют бабули и орут на детей за то, что те не на карантине. Теперь я знаю, что такое отряд самоубийц

Маша Лебединская, журналист:
— Я закончила работать в 18:28 и запомнила этот момент потому, что сосед включил перфоратор.

Даша Немчанинова, журналист:
— Сегодня увидела из окна мужчину на роликах и с клюшкой, который ехал по проезжей части. Куда он направлялся в период изоляции в таком виде — не знаю. Возможно, на карантине у меня начались глюки и никакого мужчины на роликах не было.

Полина Павлова, выпускающий редактор:
— Кота у меня нет, поэтому наблюдаю за соседями в доме напротив. Начали мыть окна на балконе, не дожидаясь майских.

Фото: 66.RU

День десятый. Курлык-курлык спецвыпуск

Полина Дикушина, гуру SMM:
— У голубей, которые живут над моим балконом, начался брачный период. Или просто вечеринки нон-стопом. Отвлекают и бесят.

Марина Шулева, PR-директор:
— Живу на последнем этаже. У голубей на крыше вылупились птенцы. Они постоянно орут. Но слышно их только в туалете. Не могу придумать, как от них самоизолироваться. Отвлекают.

Дима Шлыков, главный редактор:
— Гулял на балконе. Заметил стаи злых голубей, которых, видимо, теперь никто не кормит. Эти ленивые твари объедали жалкие остатки диких яблок на деревьях (на которые им было пофиг всю зиму) и яростно выковыривали что-то из газона.

Настя Гущина, журналист:
— Гуляла на мусорку, завидовала голубям. Тусуются там сутками. Хочу стать голубем.

Маша Лебединская, журналист:
— Почему-то перестала видеть живых голубей из окна, зато мертвых навалом. Один лежит под лысым деревом, и его крыло трепыхается на ветру. Другой просто лежит.

Фото: 66.RU

День одиннадцатый

Оля Татарникова, журналист:
— Задумалась разобрать захламленный угол. Где-то там под горой мусора спрятался рабочий стол. И надо заказать нормальное кресло. А то спина привет передает от работы на диване. Хотя попец не согласен. Ему нравится диван.

Саша Морозова, журналист:
— Самоизоляция — время осваивать новое. Впервые запекла говяжьи ребра и посмотрела белорусский и казахский телеканалы. Первое понравилось, второе — не очень.

Влада Ямщикова, журналист:
— Дома внезапно нашелся пропуск от офиса, который давно пропал. Обрадовалась, что смогу снова ходить на работу как нормальный человек и бегать за вкусняшками в магазин, а не клянчить постоянно карточку у других. Через пять минут вспомнила, что все на удаленке.

Настя Гущина, журналист:
— Соскучилась по семье, но ехать в область нельзя. Кидаю маме смешные фотки кота вместо тысячи слов.

Фото: 66.RU

День двенадцатый

Полина Павлова, выпускающий редактор:
— 37.2. Конец близок.

Оля Корюкова, полубогиня SMM:
— Оказывается, недельный запас ништяков никакой не недельный.

Полина Дикушина, богиня SMM:
— Вышла вынести мусор. В гаражах ссыт мужик. В маске. Ответственный.

Влада Ямщикова, журналист:
— Каждый день вижу котов коллег. Завидую. Задумалась о том, что пора завести мне. Часики-то тикают.

Леша Земляков, журналист:
— Попытался помечтать, чем бы занялся вечером, не будь карантина. Не смог придумать. Прошлой жизни как не было. Похоже, «ковид» победил.

Фото: 66.RU

День тринадцатый

Оля Корюкова, гуру SMM:
— Всегда представляла, как сажусь в тюрьму по политической статье. Грустно, конечно, несправедливо. Но я бы тогда прочитала все непрочитанное и вышла лет через пять совершенно другим человеком. Может, даже с прессом. Брехня это все. По сути, самоизоляция — то же заключение. Но пока сил хватает только погрустить. Даже надзирателя, который заставил бы меня вымыть посуду, нет.

Дима Шлыков, главный редактор:
— Удивительно, в изоляции стал чаще разговаривать с мамой. Наверное, это моя вина, но оказалось, чтобы стать ближе, нам надо было разъехаться максимально далеко друг от друга.

Даша Немчанинова, журналист:
— Раньше часто снилось, что еду в отпуск в другую страну. Сегодня приснилось, что не могу поехать, так как все закрыто. Так коронавирус проник и в мои сны.

Полина Дикушина, гуру SMM:
— Оказывается, у меня много классной одежды, которую необходимо носить прямо сейчас. Переживаю, что после карантикул она превратится в тыкву.

Фото: 66.RU

День четырнадцатый

Настя Гущина, журналист:
— Разговаривала с одним предпринимателем для материала. Беседа превратилась в сеанс психологической разгрузки. Для него. Бизнесмены, вы только делитесь.

Даша Немчанинова, журналист:
— Поймала себя на том, что иногда во время работы дома вскакиваю, обхожу всю квартиру быстрым шагом, сажусь на место и продолжаю писать. Зачем и почему — не знаю. В офисе такого не было.

Полина Павлова, выпускающий редактор:
— Аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!

Полина Дикушина, гуру SMM:
— Все чаще думаю о том, зачем моим соседям две собаки. Если одну они могут одолжить мне для прогулок. Или продать. Или я могу ее украсть.

Валера Кунщиков, журналист:
— Сегодня сосед целый день работал перфоратором. Два вывода: 1. Понял Земфиру, которая планировала убить соседей. 2. Прочувствовал всю прелесть удаленки.