Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«С таким следствие столкнулось впервые». Хроника дела математика, которого жена обвинила в педофилии

7 февраля 2020, 12:25
«С таким следствие столкнулось впервые». Хроника дела математика, которого жена обвинила в педофилии
Фото: Анна Коваленко для 66.RU
Кировский районный суд Екатеринбурга изменил меру пресечения Александру Каракумову и отправил того дожидаться окончания расследования под домашним арестом. До этого мужчина провел четыре месяца в камере СИЗО, где усердно изучал материалы дела. Друзья и родственники математика считают обвинения бредом, а адвокат уверяет, что подзащитного держали за решеткой незаконно.

«Надо все переосмыслить»


Имена и фамилии главных героев публикации изменены, — примечание редакции.

Весной 2019 года Елизавета Глинская и Александр Каракумов развелись. Процесс инициировала жена. Муж пытался сохранить семью, но проиграл. Единственным связующим звеном в отношениях пары оставалась общая дочь Арина и некоторые имущественные вопросы. Именно это близкие Александра считают причиной кошмаров, которые тому пришлось пережить.

Для понимания: Глинская и Каракумов не жили вместе с конца 2016 года. Родители Александра рассказывают, что тогда Елизавета переехала в новую квартиру с ремонтом, которую супруги купили на средства от продажи прежней общей квартиры. Девочку мама взяла с собой, а мужу предложила какое-то время «побыть отдельно друг от друга» и «все переосмыслить». Тот остался в полупустой «трешке» ухаживать за 80-летней бабушкой.

Фото: Анна Коваленко 66.RU

Елизавета разрешала отцу видеться с дочерью 2-3 раза в неделю. Для Александра это было трагедией — девочку он очень любил. Мужчина не понимал, зачем вообще нужно разрешение, чтобы быть рядом с собственным ребенком, ведь родительских прав его никто не лишал и все обязанности он выполнял должным образом. А тут еще жена иногда держала его у порога и запрещала даже поговорить с Ариной.

После официального расторжения брака Александр подал в органы опеки и попечительства заявление, чтобы определить место жительства ребенка.

«Вашему сыну будет плохо»


16 и 17 сентября 2019 года родителям Каракумова звонил человек, который назвался адвокатом Глинской, и предлагал встретиться 18 сентября где-нибудь в нейтральном месте, чтобы обсудить вопросы опеки и раздела имущества. Мужчина как бы невзначай предупредил, что в случае отказа родители пожалеют, а сыну будет плохо.

О странном разговоре родители рассказали Александру. Тот сразу же набрал номер адвоката жены и заявил, что нужно все вопросы решать с ним, причем без угроз. Но в ответ услышал те же слова: «будет плохо».

19 сентября Елизавета Глинская пришла в органы опеки и, вместо того чтобы обсуждать вопрос о месте жительства ребенка, объявила, что Александр развращает Арину. В тот же день женщина написала заявление в отдел полиции № 1 по городу Екатеринбургу, где просила привлечь к уголовной ответственности бывшего супруга за то, что тот совершил в отношении малолетней дочери «действия сексуального характера». Преступление, о котором шла речь, якобы произошло 30 июля. Что мешало матери обратиться в правоохранительные органы раньше — загадка.

25 сентября Елизавета получила заключение из центра социальной помощи семье и детям «Гнездышко», где Арину обследовали психологи. Специалист, которая беседовала с ребенком, отметила, что девочка эмоционально отторгает папу, однако при этом тот остается для нее значимым и близким членом семьи.

Малышка рассказала, что Александр просил ее «не рассказывать маме, что дает ей сладости, разрешает есть мороженое и ходить по дому раздетой, а также трогать половые органы». На вопрос, прикасалась ли сама к папиным гениталиям, Арина ответила утвердительно. «Иногда папа просил меня трогать писю, а иногда я сама просила трогать его писю», — пояснила девочка.

В выводах значится, что во взаимоотношениях Александра и Арины «присутствует сексуальный подтекст и принуждения к сексуализированным взаимодействиям».

4 октября следственный отдел по Кировскому району города Екатеринбурга возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста». В тот же день в центре «Гнездышко» следователь в присутствии психолога-педагога допросил пятилетнюю Арину. Девочку вновь расспрашивали, трогала ли она половой орган отца — просто так или по его просьбе, ходил ли Александр при ней без трусов и щекотал ли где-то, кроме живота и ног. На этот раз малышка отрицала, что хоть раз прикасалась к гениталиям родителя. На вопрос о том, знает ли девочка какие половые органы у мальчиков, она ответила: «знаю»; «длинные»; «видела»; «у папы». Конкретно половой орган родителя в одной из ситуаций она описала как «похожий на тигра». Как дочка сумела это разглядеть, если папа, по ее словам, при ней никогда не снимал нижнее белье, — вопрос.

7 октября допросили мать Арины. Елизавета Глинская рассказала, что жить вместе с Каракумовым стали спустя 10 лет после знакомства. Еще через три года поженились, потом родилась дочка. Отношения в паре разладились потому, что Александр начал часто уходить в депрессию. Такое случалось и раньше, но быстро проходило.

С 2016 года, объясняет Елизавета, Александр прекратил с ней общаться и заперся в комнате. (Сам Каракумов утверждает, что ему приходилось иногда уходить в комнату, чтобы прекращать скандалы, которые пугали дочку, — прим. редакции.) Выходил оттуда лишь по ночам и все это время не купался. Пять месяцев спустя женщина поняла, что так продолжаться больше не может, и сообщила об этом супругу по электронной почте. Через месяц пришел ответ. Каракумов писал, что решил пойти помыться. Как раз тогда мать и дочь съехали.

Фото: 66.RU

Отрывок из письма Александра, которое он написал и передал друзьям из СИЗО

С декабря 2016 года Каракумов стал ходить к психологу и вроде бы начал меняться. Тогда жена еще разрешала видеться с дочкой три раза в неделю. Со временем муж стал пропускать встречи, а когда появлялся, начинались конфликты. Арина переживала, когда папа долго не приходил. Из-за этого, считает мать, у девочки сформировались «психологические травмы».

Когда Елизавета подала на развод, вместе с дочкой они съехали на съемную квартиру. Туда Каракумову разрешили приходить дважды в неделю. Во время каждого визита муж раздевался до трусов — объяснял это тем, что ему очень жарко, утверждает женщина, хотя раньше себе такого не позволял.

Фото: Анна Коваленко 66.RU

Со временем Глинскую стало настораживать, что отец во время игр с дочерью закрывал дверь и требовал их не беспокоить. Тогда женщина решила включать веб-камеру на компьютере, чтобы узнать, что происходит. 30 июля Глинская просмотрела запись и увидела, как муж с дочкой сначала вместе зашли в туалет, а потом вышли. При этом Александр был со спущенными трусами и вытирал полотенцем гениталии, а девочка в это время бегала обнаженной по дому.

Стоит отметить: у Арины аллергический дерматит. Девочка с 9 месяцев срывала с себя одежду из-за дискомфорта. Мама часто разрешала ей ходить дома раздетой.

Корреспонденты 66.RU пытались дозвониться Елизавете Глинской, однако телефон был выключен.

Елизавета, мы готовы подробно отразить вашу позицию в нашем материале. Для этого вам нужно написать нам или позвонить по номеру, указанному ниже:
+7 (343) 288-50-66

8 октября Александра Каракумова вызвали в Следственный комитет для ознакомления с заявлением супруги, а на следующий день допросили. Мужчина признал, что прикасался к половым органам дочки, но только когда подмывал ее. Остальное он отрицал.

10 октября Кировский районный суд Екатеринбурга избрал для Каракумова меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. А потом продлил еще на два.

Родители Александра объясняют каждый пункт обвинения бытовыми обстоятельствами:

  1. Каракумов ходил с дочерью по семейному абонементу в бассейн, где они раздевались и мылись в мужской раздевалке. Возможно, там Арина и видела отца голым.
  2. Арина всегда ходит дома по разрешению матери без трусов, так как, по словам Глинской, у нее аллергический дерматит. Именно мать воспитала у девочки привычку ходить дома обнаженной.
  3. Летом в однокомнатной квартире, где Глинская и дочь жили в последнее время, очень душно. Поэтому Александр ходил в трусах.
  4. Александр подмывал дочь, а значит, касался ее половых органов.
  5. Арина якобы видела, как отец вытирает свои гениталии полотенцем. Может, он тоже подмывался. Гигиене интимных органов Александра учила еще прабабушка — татарка-мусульманка.

«Это шок! Наш Сашка не мог!»

Поначалу родители Каракумова не представляли, что делать дальше. О проблеме с сыном распространяться было стыдно и страшно. Боялись: вдруг знакомые не поверят в его невиновность. Однако шила в мешке не утаишь. Информация об аресте вскоре просочилась в окружение семьи и дошла до одноклассников Александра. Те сразу же сформировали инициативную группу и стали детально разбираться в случившемся.

«У меня поначалу был 1% неуверенности. Дело в том, что мы давно не общались. Я знал Сашку как человека из интеллигентной семьи, золотого медалиста и просто хорошего парня. Первым делом стал спрашивать у наших ребят, кто и когда его видел в последнее время. Что с ним происходило, как себя вел. Так вот, никто ничего плохого сказать не мог. Потом я узнал, что после развода каждый визит к дочке Саша записывал на диктофон и на камеру. Попросил посмотреть эти видео у его отца с матерью. Посмотрел и понял, что ничего страшного там вообще нет. К такому же мнению пришли и Мерзлякова, и Ройзман, которым мы тоже показали эти кадры (Татьяна Мерзлякова — уполномоченный по правам человека Свердловской области, Евгений Ройзман — экс-мэр Екатеринбурга и общественный деятель, — прим. редакции). Потом изучил материалы дела и окончательно убедился, что обвинения голословны», — рассказал корреспондентам 66.RU одноклассник Каракумова.

Одноклассники скинулись на нового адвоката.

В распоряжении 66.RU есть две видеозаписи, которые Александр Каракумов сделал 30 июля. В тот самый день, когда, по словам Елизаветы Глинской, ее бывший муж ходил по квартире со спущенными трусами и вытирал половой орган полотенцем при ребенке. Опубликовать эти кадры по закону мы не можем, однако можем описать.

На записях видно, что девочка ходит по квартире голой, а на отце лишь трусы. Большую часть времени Александр и Арина играют, едят шоколад, обсуждают какие-то житейские мелочи. Общение между ними происходит на английском языке. Никаких странных действий со стороны взрослого нет. Без нижнего белья родитель перед объективом камеры не появляется. Во время передвижений между кухней и комнатой Александр старается носить камеру с собой.

Фото: Анна Коваленко 66.RU

Друзья Александра, которые стали свидетелями зарождения отношений между ним и бывшей супругой, считают, что те изначально были не парой. Каракумов влюбился в Глинскую чуть ли не с первого взгляда, когда они учились по обмену за границей. Его чувства пережили испытания расстоянием, деньгами, временем, опытными соперниками, а девушка лишь позволяла молодому человеку быть рядом в качестве друга-«жилетки».

«Когда учились в США, им было по 15-16 лет. Там за Елизаветой ухаживал взрослый мужчина — миллионер, с которым она, как выяснилось, поддерживала отношения по сей день. Он даже спустя годы приезжал в Россию знакомиться с ее родителями и собирался забрать Глинскую к себе в качестве содержанки. При этом мать и отчим девушки были не против. Оно и немудрено, потому что семья у них была не очень благополучная. Вот сами посудите: мать Елизаветы лишила ее отца родительских прав и вышла замуж за человека, чей брат привлекался к ответственности за изнасилования», — возмущается одноклассник Каракумова.

Фото: 66.RU

Еще один отрывок из письма Александра к друзьям

Знакомые уверяют, что Глинская испытывала к Александру лишь меркантильный интерес. Обвинение бывшего супруга в развращении дочери можно расценить как инструмент улучшения благосостояния и возможность ускорить переезд за границу, к близкому другу. Якобы таким образом женщина надеется получить долю общей квартиры в денежном эквиваленте и лишить Каракумова родительских прав для беспрепятственного вывоза Арины в США.

«Человек незаконно содержался в СИЗО»


Четыре месяца в заточении дались Александру тяжело: душная камера, трое соседей, теснота и табачный дым, который он терпеть не может. Сомнительная санитария. Маленький стол, за которым вечно не хватало места, чтобы написать письма и внимательно изучить материалы дела. Каракумову даже пришлось тренировать новый почерк — старый трудно было разобрать защитнику и друзьям.

И вот 30 января суд выпускает Александра из СИЗО под домашний арест. Такого поворота, кажется, не ожидал никто, кроме адвоката Ольги Кезик. Женщина заявляет, что для нее в этом деле нет никаких спорных моментов: бывшая супруга хотела Александра оговорить.

Ольга Кезик, адвокат Александра Каракумова:

Есть некое видео, где присутствуют моменты, которые могут свидетельствовать о чем-то. В противовес одному трехсекундному ролику у нас есть год видеозаписей. На них запечатлен не один день, а все дни встреч Каракумова с дочерью. И все это дублировалось на диктофон. Он фиксировал все на два носителя, чтобы потом использовать при рассмотрении иска о порядке общения и воспитания девочки. К сожалению, пригодились эти видео в страшном уголовном деле.

Адвокат Кезик считает, что дело против Александра возбудили без проверки обстоятельств, «с широко закрытыми глазами». При задержании Каракумов заявлял, что располагает видео, на которых записан каждый день его общения с ребенком. Следователи эти видео изъяли, но якобы не отсмотрели и не сделали выводов.

Фото: Анна Коваленко 66.RU


«Мой клиент с октября месяца незаконно содержался в СИЗО. Глинская вела запись из кухни, а Каракумов из комнаты. На этих записях он отсутствует в кадре 7-8 секунд (примерно). И вот якобы за эти секунды он должен успеть растлить дочь», — рассуждает Ольга Кезик.

С ситуацией, когда обвиняемый фиксировал каждый шаг на видео, следствие сталкивается впервые, считает адвокат. Тут уже не подойдет стандартная формулировка «в неустановленном месте, в неустановленное время совершил…». Легко обвинить, когда ничего не установлено, а тут придется устанавливать.

Напомним, что Александр Каракумов прошел психиатрическую экспертизу, однако следствие к тому моменту не собрало достаточных доказательств, поэтому процедуру назначили повторно.