Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Депутаты Госдумы нашли онлайн-лагеря революционеров и хотят нас всех наказать. Как это вообще понимать?

21 ноября 2019, 08:00
Депутаты Госдумы нашли онлайн-лагеря революционеров и хотят нас всех наказать. Как это вообще понимать?
Фото: 66.RU
Депутаты Госдумы нашли попытки иностранного вмешательства в 19 регионах России и не знают, как с этим жить. Они считают, что заграница шатает режим с помощью лагерей по подготовке активистов. Но пока в государстве нет ни определения таких организаций, ни наказаний за их деятельность. Парламентарии намерены устранить этот пробел в 2020-м.

Депутат Госдумы Адальби Шхагошев из Кабардино-Балкарии перевернул новостную повестку. Он заявил, что в России существуют «лагеря» для подготовки организаторов протестных акций. К числу таких объединений, по словам Шхагошева, можно отнести и «виртуальные» — некие «концентрации протестных мыслей в соцсетях, не имеющие географического обозначения» (цитата «Ъ»).

За участие в «лагерях» депутаты собирались наказывать — Шхагошев пообещал создать законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за организацию протестных акций для тех, кто прошел подобные курсы, вплоть до лишения свободы.

Так как «концентрация протестных мыслей в соцсетях» — явление нередкое, у нас появились вопросы: Что это за лагеря? Как они работают? На каких основаниях будут наказывать граждан? Считается ли попыткой свержения режима просмотр видео штаба Навального или достаточно подписки на «Лентач»?

Чтобы разобраться в этом, 66.RU позвонил одному из самых адекватных членов комиссии по иностранному вмешательству в дела РФ Андрею Альшевских. Из разговора с ним стало ясно: Адальби Шхагошев поторопился с громкими заявлениями. За семь минут Альшевских семь раз повторил, что «информация в стадии проработки» и четырежды — «комментировать преждевременно». И все же, вот несколько пунктов, которые удалось выяснить:

  1. «Лагеря» — это метафора. Да, кажется, в каких-то регионах они действительно есть, но как именно выглядят и функционируют такие объединения, депутаты внятно объяснить не могут. То ли из-за того, что «не вся та информация, которая поступает [в комиссию из субъектов РФ], может быть озвучена», то ли из-за того, что сами не понимают, как это работает и в чем здесь нарушения.
  2. Никаких законопроектов никто не готовит, потому что «мы прекрасно понимаем цену ошибки, которая может произойти при принятии [неверного] решения». Информации из регионов столько, что депутаты не могут в ней разобраться, и весь массив «в проработке».
  3. Комиссия нашла иностранное вмешательство во всех субъектах, которые отреагировали на ее запрос. А ответили 17 регионов (вместе с Москвой и Санкт-Петербургом — 19). Остальные тянут время. Существующие доклады уже передали «компетентным органам». Об иностранных агентах — Минюсту, о СМИ с иностранным участием — Роскомнадзору. Материалы от комиссии получила ФСБ, Следственный комитет, Генпрокуратура.
  4. Когда весь массив информации обработают, депутаты заявят несколько изменений в законодательство. Во-первых, дадут определение «лагерям» по подготовке борцов с режимом, потому что пока его не существует. Во-вторых, закрепят понятие иностранного вмешательства. В-третьих, введут уголовное наказание для выпускников «лагерей» за организацию акций протеста.
  5. Кого подозревать во вмешательстве — уже решили. Напрячься стоит НКО, которые поддерживают из-за рубежа (хотя они и так напряжены), СМИ с иностранным участием и россиянам, которые выезжают за границу на социальные образовательные программы. Например, в Европу, и лекторы там западные.
  6. За участие в «лагерях» сажать не будут, а за организацию митингов — вполне. Пока нарушение установленного порядка проведения акции наказывается по КоАП. Но будущее наступает, и если вы станете организатором митинга с курсами Госдепа за плечами, то вместо административного наказания вам грозит уголовное — штраф превратится в лишение свободы.

Таким образом, если «концентрации протестных мыслей» закрепят в законе, курсы за рубежом превратятся в отягчающее обстоятельство.

Штабы Алексея Навального внесены Росфинмониторингом в перечень организаций, причастных к терроризму и экстремизму.