Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Герои «Норд-Оста». Как переговорщики выводили людей из захваченного террористами театра на Дубровке

23 октября 2021, 13:00
Герои «Норд-Оста». Как переговорщики выводили людей из захваченного террористами театра на Дубровке
Фото: Дмитрий Коробейников, РИА Новости
До начала штурма удалось освободить около 50 заложников. Часть из них вывели те, кто согласился встретиться с вооруженными боевиками. Другие приносили воду и медикаменты, спасая жизнь людям, которые три дня провели под дулами автоматов.

19 лет назад группа вооруженных чеченских боевиков захватила и почти трое суток удерживала 900 заложников — зрителей и актеров мюзикла «Норд-Ост» в здании Театрального центра на Дубровке. Все это время люди провели практически без пищи и воды. Террористы требовали вывести российские войска из Чечни.

В результате теракта погибли, по официальным данным, 130 человек (по утверждению общественной организации «Норд-Ост» — 174 человека), более 700 пострадали. Причем 119 человек умерли уже после освобождения. Все террористы — 21 мужчина и 20 женщин — были убиты.

Около 50 заложников удалось освободить благодаря переговорщикам. Контакт с террористами пытались установить актеры, музыканты, политики, депутаты Госдумы, военные.

Фото: Дмитрий Духанин, КоммерсантЪ

В первый же вечер, примерно через два часа после захвата заложников, 35-летний подполковник российской армии Константин Васильев добровольно вошел в здание, вступил в переговоры с террористами и предложил обменять себя на заложников-детей. Однако террористы не поверили военному и расстреляли его. После штурма театрального центра тело Васильева нашли с шестью пулевыми ранениями в подвале. В 2004 году его посмертно наградили орденом Мужества.

Фото: Валерий Мельников, Коммерсантъ

Около 02:00 следующего дня депутат Госдумы Асламбек Аслаханов вступил в переговоры с террористами. По его словам, боевики назвали имена трех людей, с кем хотят вести переговоры: его, Леонида Рошаля и Иосифа Кобзона. По воспоминаниям Аслаханова, его встретили «вооруженные до зубов люди», которые требовали признания Чеченской Республики Ичкерия независимым государством и вывода войск из Чеченской Республики. Беседа длилась 20–30 минут.

Фото: телеканал «360»

Асламбек Аслаханов, в 2002 году депутат Госдумы от Чеченской Республики:
— Разговор у меня не удавался с террористами. Тем не менее сложилось впечатление, что Бараев там был не главный. Один из боевиков прекратил хамство Бараева по отношению ко мне. Боевики были не наркоманы и не смертники, что бы они сами ни говорили. Они были несамостоятельными и выполняли чьи-то команды, теракт не был их личной инициативой. Тем не менее вывести заложников мне не удалось, хотя я предложил террористам поменять заложников на известных людей.

Террористы требовали приезда представителей Красного Креста и организации «Врачи без границ» для ведения переговоров, журналистки Анны Политковской, политиков Бориса Немцова, Ирины Хакамады, Григория Явлинского, депутата Госдумы Иосифа Кобзона.

Днем 24 октября в здание Театрального центра прошли депутат Госдумы Иосиф Кобзон, британский журналист Марк Франкетти и два представителя «Красного креста», оба граждане Швейцарии. Иосифу Кобзону удалось вывести Любовь Корнилову, двух ее дочерей и еще одного ребенка — всего пять заложников. Сотрудники «Красного креста» вышли вместе с пожилым заложником — гражданином Великобритании.

Фото: телеканал «360»

Иосиф Кобзон, в 2002 году депутат Госдумы:
— «Что вы хотите?» — спрашивают. Я говорю: «Дайте мне хотя бы детей. Из уважения ко мне». Абу-Бакар говорит: «Выведи ему самых маленьких». И вот мне вывели трех девочек. А потом одна уткнулась в меня: «Там мама». Я говорю: «Абу-Бакар, зачем тебе мама без детей, а мне дети без мамы?» Он улыбается: «Да, чувствуется, что вы непростой человек». Я говорю: «Конечно». Он сказал: «Выведите им мать». И вот вывели женщину.

Григорий Явлинский вошел в здание на Дубровке поздним вечером 24 октября и провел там около 50 минут. Вывел 8 заложников.

Фото: Алексей Филиппов, РИА Новости

Григорий Явлинский, лидер партии «Яблоко»:
— Я был там. Вел прямые переговоры с боевиками об освобождении заложников. Террористы обещали мне освободить людей в обмен на телефонный разговор Путина с Масхадовым. В подтверждение своей готовности боевики отпустили восемь детей. Но в Кремле уже был другой план, они готовили операцию по освобождению. Во время штурма погибло очень много людей, погибли дети. Теракт на Дубровке стал одним из ключевых моментов в истории современной России — власти тогда сделали выбор не в пользу сохранения жизни людей.

Одной из тех, кто вел переговоры с террористами, была вице-спикер Госдумы Ирина Хакамада. По словам политика, главной задачей переговорщиков было тянуть время и отвлекать боевиков.

Фото: Рамиль Ситдиков, РИА Новости

Ирина Хакамада, в 2002 году вице-спикер Госдумы:
— В тот день, когда меня позвали на переговоры, просили помочь, я была в шоковом состоянии от того, что произошло. И, конечно, меня пугало число заложников, я понимала, что это уже не просто мелкий террористический акт, это какая-то сумасшедшая политическая акция, которая может повлечь огромное количество жертв, и когда я решила туда идти, у меня вообще все мысли о себе вылетели. Потому что позвали по списку, кто был в Москве, все зашли — и Кобзон, и я, и Политковская ночью, и каждый что смог, то сделал: и тянул время, не увеличивая жертвы, и переговоры шли непрерывно, поэтому тактика была правильная.

Главный педиатр России Леонид Рошаль трижды заходил в захваченное здание на Дубровке. В туалете он устроил полевой госпиталь, где провел три операции. Две из них — боевикам. Ему удалось вывести из здания беременную женщину и восемь детей в возрасте от 8 до 12 лет. Вывел 9 заложников.

Фото: Владимир Вяткин, РИА Новости

Леонид Рошаль, в 2002 году руководитель отделения неотложной хирургии НИИ педиатрии РАМН:
— Я почувствовал необходимость помочь тем, кто там оказался. Первый раз мы пришли туда вместе с иорданским коллегой, которого вызвали террористы. Показал документы, объяснил, что я доктор, работал во многих странах во время войн. Затем один из террористов в маске добавил: «А по дороге заберите там, на этаже, валяется одна убитая. Пришла к нам шпионка, мы ее расстреляли». И вот мы с иорданцем вынесли Олю Романову.

Вместе с Рошалем к террористам пришла журналист и правозащитница Анна Политковская. По ее словам, она просила не только отпустить детей, но и сделать для них послабления: передать пищу, предметы личной гигиены, воду, одеяла. В итоге ей удалось договориться только о воде и соках.

Фото: Новая газета

Анна Политковская, в 2002 году журналист:
— Боевики требовали две вещи для того, чтобы отпустить всех заложников. Первое: слово Путина по телевизору, что война прекращается. Второе: на следующие сутки после слова президента — информация о выводе войск из Чечни из конкретного района. Требование можно было выполнить, потому что есть такие районы, где очень мало войск, и вывести их оттуда было несложно, но этого не сделали.

Последний, с кем вели переговоры террористы до начала штурма, был сын Станислава Говорухина Сергей Говорухин.

Фото: Пресс-служба кинокомпании "Послесловие"

Сергей Говорухин, в 2002 году режиссер:
— У меня была конкретная цель — освободить хотя бы часть детей. К сожалению, наша миссия оказалась запоздалой: к тому моменту боевики отказались кого-либо выпускать. На войне я чувствовал себя уверенней, чем в «Норд-Осте», у меня было оружие и товарищи рядом. А тут только направленные на тебя автоматы.

В тексте использованы цитаты из «Новой газеты», РИА «Новости», Trend Life, «Коммерсантъ».