Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Мы уехали в США, притворившись жертвами кровавого путинского режима. Лучше бы мы этого не делали

28 октября 2019, 10:00
Мы уехали в США, притворившись жертвами кровавого путинского режима. Лучше бы мы этого не делали
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Пара из Екатеринбурга Денис и Ксюша (имена изменены) почти год назад решили переехать в США. Знающие люди подсказали им, что для получения политического убежища можно притвориться оппозиционерами. Несмотря на равнодушие к политике, ребята вышли на пикет в поддержку Навального. Своей историей о попытках получить американское гражданство Ксюша поделилась с 66.RU.

Мы живем в Америке уже год. В Екатеринбурге я в последнее время нигде не работала, а здесь устроилась оператором в отдел доставки местного ресторана. Денис в Екатеринбурге был электриком, этим же он занимается и в Штатах.

Переехать в США захотел именно Денис. Он читал блог одного парня из Беларуси, который тоже работал электриком и решил переехать в Штаты. Блогер подробно описывал этапы своей жизни, рассказывал, что работа там легче, люди добрее, а еще есть возможность недорого построить себе дом. Он начал мне показывать все это, говорить, как там прекрасно.

А для меня Америка была последней страной, которую я хотела посетить в качестве туриста. Жить там тем более не хотелось. Но, видя, как это важно для Дениса, я согласилась — отнеслась к переезду как к приключению. Полетела с мыслью, что вернуться никогда не поздно.
Мы получили туристическую визу на полгода. Для этого пришлось ехать в Грузию, так как на тот момент посольства США в России почти не работали. Когда у нас уже были все документы, в том числе билеты, одна знакомая в Америке посоветовала выйти на одиночный пикет. Она объяснила, что так делают многие, чтобы подать в США на политическое убежище и получить гражданство. Тогда мы еще не знали, каким образом останемся жить в Америке, поэтому Денис решил выйти на пикет на всякий случай.

Все это происходило, когда Навального в очередной раз арестовали на 50 суток. Его штаб агитировал всех на непрерывное пикетирование. То есть ребята должны были меняться каждый час. Но к нашему приходу там никого не было, да и после нас смена тоже не пришла.

Нам еще советовали, что лучше нарваться на конфликт с полицией. Но Денис решил не рисковать, чтобы у нас не пропали билеты и виза. Да и полиция особо не интересовалась происходящим. Только пару раз подходили люди и спрашивали, зачем Денис тут стоит.

Уже в Америке мы поняли, что политическое убежище — это самый худший метод легализации. Это долго, труднодоказуемо и не очень надежно, особенно если речь идет о политических гонениях. Потому что пока твое дело рассматривают, ситуация в стране меняется. Так происходит с ребятами из Украины, которые подавали на убежище несколько лет назад, а рассматривают их просьбы сейчас. Зеленского выбрали президентом, а в стране стало спокойнее, поэтому украинцам сложнее получить убежище.

Хотя на самом деле понять, чем руководствуются офицеры при одобрении или отказе в политическом убежище, сложно — можно только гадать. Тут много всяких странных теорий. Например, говорят, что чаще одобряют по утрам.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Большинство эмигрантов сейчас подают документы как секс-меньшинства (больше половины, думаю, ими не являются) либо делают упор на религию или национальность. Свидетелей Иеговы (запрещенная в России организация, — прим. ред.) в РФ объявили сектой, поэтому их стало очень много среди уже приехавших.

Самым надежным и быстрым способом получить гражданство в Америке считается брак. Поэтому одиноким молодым ребятам чаще всего отказывают в туристической визе. И тут необходимо понимать, что играть в пару нужно весьма убедительно, так как вас также будут вызывать на интервью с целью проверки искренности ваших чувств. Я даже видела пособие для подготовки к интервью для фиктивно замужних. Пробыть в браке надо от двух до пяти лет в зависимости от того, грин-карта тебе нужна или гражданство.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Многие живут тут годами по студенческой визе, постоянно меняя места обучения. Но в этом тоже есть сложности с работой и посещением занятий. Куча ребят приезжают по системе work and travel и не хотят уезжать обратно.

Еще больше людей, которые остаются в Америке нелегально. Твой статус и документы могут проверить лишь в случае грубого нарушения закона. Здесь нет проверок на прописку просто так, как у нас. Более того, мы как-то заглохли на трассе, к нам подошел полисмен и спросил, что случилось. При этом он даже не проверил наличие водительских прав, которых, к слову, у Дениса и не было. У него есть только международные, которые он сделал в России, но они здесь не действуют.

Мы же с Денисом пока пытаемся получить политическое убежище. Срок действия туристической визы закончился в апреле и несколько месяцев мы оставались нелегалами. Сейчас находимся в процессе получения убежища — это уже легальные основания, чтобы тут оставаться. Мы ждем интервью — если нам откажут, дело будет передано в суд. Сейчас мы думаем обратиться к паралегалу — это человек, который занимается твоей легализацией в США. Он помогает писать историю для твоего дела, а иногда и придумывает ее с нуля. Посмотрим, что из этого выйдет.

Но ситуация у нас непростая. Пока идет процесс, мы не можем уехать в Россию даже ненадолго, чтобы повидаться с друзьями и близкими, иначе нас в США обратно уже не пустят, так как ранее мы нарушили сроки пребывания по туристической визе. При этом процесс рассмотрения нашего дела может быть долгим — как минимум еще два года. Когда я получу грин-карту, я смогу приехать в Екатеринбург, хотя на границе могут задавать вопросы. А вот у Дениса, как у основного фигуранта дела, ситуация еще хуже. Он не может вернуться до получения гражданства, а это еще несколько лет после получения грин-карты. При въезде у него резонно спросят, почему он поехал в страну, из которой бежал, опасаясь за свою жизнь. И грин-карту отберут, и депортируют. С гражданством он уже сможет делать что угодно — его отобрать не могут.

Денис не видит в этом большой проблемы. А вот я более сентиментальна и уже много раз думала о возвращении. Сейчас, правда, все больше о временном. Почти за год жизни в Америке привыкла. Но если я решу вернуться в Россию насовсем, то здесь для меня никаких последствий не будет — вся процедура получения убежища конфиденциальна, тут про это никто не узнает.

Штабы Алексея Навального внесены Росфинмониторингом в перечень организаций, причастных к терроризму и экстремизму.