Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
47445 +382
Выздоровели
39674 +386
Умерли
1060 +13
Россия
Заразились
2375546 +28145
Выздоровели
1859851 +29502
Умерли
41607 +554

Продажа изделий покрывает лишь 30% расходов: как выживает уникальный инклюзивный центр под Екатеринбургом

22 июля 2019, 10:10
Продажа изделий покрывает лишь 30% расходов: как выживает уникальный инклюзивный центр под Екатеринбургом
Фото: 66.RU
Центр в поселке Верх-Нейвинском создала некоммерческая организация «Благое дело». 14 лет здесь бесплатно реабилитируют и социализируют людей с ограниченными возможностями. Сегодня в центре ежедневно проходят реабилитацию 68 человек. Сотрудники помогают подопечным раскрыть таланты с помощью творчества, обучают ремеслам и дают интересную работу в мастерских. Однако постоянной материальной поддержки у «Благого дела» нет, а выручка от сбыта собственной продукции покрывает не больше трети расходов. Коммунальные платежи и зарплаты приходится задерживать.

Люди с инвалидностью относятся к числу самых незащищенных граждан России. Наши города не приспособлены для того, чтобы такие люди вели полноценную жизнь или хотя бы нормально перемещались по улицам. Многие не могут реализовать право на получение образования и последующее трудоустройство. Доход этих людей куда ниже среднего, а потребности в медицинском и социальном обслуживании гораздо выше.

ГЛАВНОЕ — НАЧАТЬ


Официальная история организации «Благое дело» началась 30 июня 2005 года, но идея и предпосылки к ее созданию зародились лет на семь раньше. Как рассказала 66.RU гендиректор НКО Вера Симакова, все началось с Новоуральского центра досуга, куда в 90-х пришли заниматься дети с тяжелыми нарушениями, которых не брали ни в одну школу.

Вера Симакова, генеральный директор НКО «Благое дело»:

— Тогда группа учителей, в число которых входила и я, стала думать, что можно сделать и как помочь. Погрузились в проблему и выяснили, что через искусство и творчество можно многое развить в детях с ментальными нарушениями. С 1998 года заработал класс, который мы называли лечебно-педагогическим.

К 2005 году ученики экспериментального класса выросли. Перед ними остро встал вопрос, куда идти дальше. Выбор был невелик — на тот момент для взрослых людей с ментальными нарушениями не существовало никаких альтернатив, кроме психоневрологических интернатов.

Это натолкнуло Веру Симакову и ее коллег на мысль, что пора подниматься на новый уровень в социальной педагогике — создать отдельное учреждение, целью которого будет реализация прав инвалидов в обществе, их трудовая и художественная терапия.


РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ

Вера Симакова:

— Мы долго думали, как создать такое учреждение, где любой человек сможет развить таланты, найти свое место, делать что-то полезное для других, обучаться в течение жизни и творить — ведь творчество и отличает человека от животного. Такой метод, который мы подсмотрели в других странах, и заложили в нашу организацию. Поэтому тут сразу было обучение, практика и искусство. В нулевых подобные центры для России были в новинку. Даже сегодня, спустя много лет, по стране таких меньше десятка. Свердловский выделяется на их фоне. Центр уникален тем, что предлагает целостный подход — от профориентации до трудоустройства, от обучения к реализации возможностей во вне, рассказывает Вера Симакова.

Чтобы повысить профессиональный уровень и набрать достойных сотрудников в «Благое дело», Вера Симакова пробилась на всемирную конференцию лечебных педагогов и социальных терапевтов. Здесь она искала тех, кто помог бы отработать методики. «Нашла двух таких людей: один был из Швеции, а другой из Голландии. С их помощью удалось договориться о создании методического проекта, чтобы специалисты из разных стран приезжали в Екатеринбург и при детской школе № 4 вели семинары», — вспоминает Симакова.

Фото: © 66.RU

Здание, где обосновался центр, досталось «Благому делу» в 2005-м в ужасном состоянии: разбитые стекла, проломленные полы. Зато администрации поселка разрешила не платить аренду, только погашать коммунальные платежи.

В 2006 году коллектив центра написал бизнес-план в правительство Свердловской области, и «Благое дело» выиграло 1,5 млн на создание рабочих мест. Такой системы уже нет, но тогда это работало. За год удалось создать две мастерские: швейную и деревообрабатывающую и трудоустроить туда 18 человек с разными видами инвалидности.


НЕ ОГРАНИЧЕННЫЕ, А БЕЗГРАНИЧНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Однако в 2008 году власти сообщили, что больше не могут предоставлять «Благому делу» здание только за оплату коммунальных услуг. Мол, муниципалитет маленький, нужно как-то выживать. Строение выставили на аукцион.

Вера Симакова:

— Самостоятельно выкупить эту площадку мы не могли, поэтому стали искать наших старых друзей и знакомых, с которыми учились на международных семинарах и познакомились в поездках за границу. Вызвался помочь Петтер Хольм, который на тот момент работал в Ассоциации стран Северной Европы. Хольм помог составить заявку на европейский грант, и мы выиграли 100 тысяч евро, а на эти деньги выкупили и отремонтировали здание.

Сегодня в «Благом деле» открыто уже семь мастерских: к деревообрабатывающей и швейной добавились керамическая, бумажная и свечная, мастерская шерсти и фетра, а также высокотехнологичная мастерская «Особые дизайнеры». Еще в центре организуют международные инклюзивные фестивали, экскурсии, мастер-классы, образовательные семинары, устраивают всемирные и всероссийские конгрессы людей с инвалидностью.
Кроме того, специалисты «Благого дела» написали первую в России методическую программу по преобразованию психоневрологических интернатов.

НЕСТАНДАРТНЫЕ УСЛУГИ

Несмотря на бурную деятельность и очевидную нужность обществу, «Благое дело» постоянно балансирует на грани. Сегодня у организации накопился огромный долг за тепло. Пришел судебный иск. Заработная плата задерживается. И все потому, что постоянной поддержки государства у НКО нет, а выбить грант еще нужно постараться.

Вера Симакова:

— Наши проблемы — это проблемы всех НКО, которые ведут постоянную, а не разовую проектную работу. Надеялась, когда мы станем официальным поставщиком услуг, получим постоянное финансирование. Но мы делаем нечто новое, на что нет пока стандартов тарифов и прочего, а юридические и административные моменты предоставления услуг настолько сложны, что получить компенсацию за реабилитационную деятельность почти невозможно. Взрослые люди с инвалидностью должны сами оплачивать реабилитационные услуги, а для них это нереально. Когда мы думаем об этом, понимаем, что должны продолжать.

ПРАВО НА ЖИЗНЬ

Фото: © 66.RU

Серое и угрюмое снаружи здание центра внутри оказалось ярким. И атмосфера тут совершенно необычная, какая-то волшебная. Экскурсию по всем мастерским для корреспондентов 66.RU провел сотрудник «Благого дела» Олег Федчук.

Олег Федчук, руководитель проектов НКО «Благое дело»:

— Когда человек с инвалидностью приходит в центр, ему предлагают попробовать себя в каждой мастерской, чтобы он выбрал занятие по душе. Иногда какие-то виды деятельности противопоказаны. Например, не рекомендуется работать с холодной глиной, если проблемы со спастикой (болезненные судороги, которые могут появляться после травм, инсультов и некоторых других заболеваний, — прим. ред.). Каждый подопечный может перейти с работы в мастерской, например, на кураторскую должность или выбрать только творческое занятие в музыкальной группе или театральной студии. Никаких границ для самореализации в «Благом деле» нет.

Швейная мастерская

Фото: © 66.RU

Тут постоянно работает от семи до десяти человек: шьют постельное белье, фантазийные игрушки, ручных кукол, грелки и другую продукцию на заказ. Кроме того, швейники создают уникальные наряды для танцевальной и театральной студий при центре.

Фото: © 66.RU

Юлия Колтасова, швея:

— Очень рада, что такое место есть. Приходим сюда, работаем, общаемся. Болячек меньше, весело тут. Иначе негде просто: людей с ограниченными возможностями никуда не берут и не воспринимают. А это такое место, где понимают нас. Я больше нигде не видела такого. Наши преподаватели очень хорошо к нам относятся и принимают такими, какие мы есть.

Фото: © 66.RU

По дороге к другой мастерской минуем актовый зал. Тут проходят премьеры спектаклей, выступления музыкальных и танцевальных групп, ну и, само собой, репетиции.

Фото: © 66.RU

Мастерская шерсти и фетра

Здесь постоянно работают 12 человек, двое из них инвалиды-колясочники. Ребята делают из шерсти сувениры, обувь, шапочки и варежки.

Фото: © 66.RU

Вот, например, Никита (в центре фото, в голубой футболке, — прим. ред.) валяет прикроватный коврик для детской комнаты. Это тяжелый и кропотливый труд. У парня ушли годы, чтобы решиться и приступить к выполнению столь сложного процесса.

Фото: © 66.RU

Коврик накрыт водушно-пузырчатой пленкой и взглянуть на изделие не вышло. С помощью мыла и воды Никита как бы трамбует шерсть, придает коврику нужный вид. Остальные катают шарики, которые станут частью декоративных цветов. Такие используют для украшения тапочек


Лера Усова, валяльщица:

— Это замечательное место, наш второй дом. Важно, чтобы люди могли приходить сюда и трудиться. Я долго не могла найти работу и, как услышала, что тут работают с шерстью, сразу пришла. Мне шерсть понравилась: она мягкая, хорошо к рукам прилипает, снимает усталость.

Мастерская «Особых дизайнеров»

Здесь постоянно работают двое — Настя и Алексей.


В этой высокотехнологичной мастерской с помощью специальных станков ребята печатают уникальные рисунки на чашках и мастерят модные деревянные значки. Скоро тут должны наладить производство футболок с принтами.

Фото: © 66.RU
Фото: © 66.RU

Дизайнеры часто ведут мастер-классы для желающих. Ребята могут нарисовать картинку, перевести сначала на специальную бумагу, а потом на кружку. На то, чтобы навсегда закрепить изображение на керамике, нужно 220 секунд.

Фото: © 66.RU

Значки в виде котиков придумала Настя. Эта самая популярная вещь, ведь усатиков-полосатиков любят все.

Настя Виндбойтель, сотрудница мастерской:

— Дома скукота, а здесь хочется остаться жить. Работаю в мастерской уже шесть месяцев и хочу сказать, что это работа прекрасная. Ребята с инвалидностью, которые сюда приходят, узнают что-то новое, рассказывают другим, те интересуются и, если нравится, приходят сюда тоже. Так продолжается, пока всех не заинтересует.

Бумажная мастерская

Пожалуй, это самая ароматная и магическая мастерская центра. Заходишь сюда, и кажется, что попал в сказочный домик эльфов.

В мастерской два цеха — сухой и мокрый.

Фото: © 66.RU

В сухом цехе делают заготовки для бумаги, хранят готовые листы и собирают блокноты, крафтовые пакеты, открытки, конверты и прочее.

Фото: © 66.RU

В мокром — сушат цветы, делают бумагу, придают ей нужный цвет.

Фото: © 66.RU

Дарья Машанова, руководитель мастерской:

— Сырьем для нашей бумаги становится почти любая макулатура — оборотки, ненужные рисунки, старые тетрадки. Книги и газеты не используем: книги — неэтично, газеты — неэкологично. Сырье предварительно измельчаем. Это, кстати, тоже дает терапевтический эффект: когда рвешь что-то на мелкие кусочки, нервы успокаиваются. Такая работа подходит для ребят, которые буйно реагируют на переживания.

Дольше всего приходится размачивать кусочки бумаги в тазике. Потом смесь дополнительно измельчают в блендере, укладывают тонким слоем на сетчатые рамки, ждут высыхания и снимают готовые листы.

Иногда, чтобы придать бумаге оригинальности, в смесь добавляют сухоцветы и натуральные краски из свеклы, банановой или апельсиновой кожуры, травы.

Фото: © 66.RU

Бумажные заготовки тщательно раскладывают по цвету.

Фото: © 66.RU

Всех секретов изготовления бумаги нам, конечно, не раскрыли, но отметили, что похожий метод применялся в Древнем Китае. На 30 листов бумаги уходит средних размеров таз воды.

Фото: © 66.RU

Мастерская керамики

Ежедневно в мастерской работают семь человек.

Андрей Бекшаев, мастер керамической мастерской:

— Не так важна керамика, как то, чтобы люди изменили отношение друг к другу. Чтобы могли прийти куда угодно и чувствовать себя спокойно. Много мы общаемся со слепыми ребятами, людьми с ДЦП — вот представьте, каково им прийти, например, в кафе. А еще ведь нужно как-то общаться с теми, кто от тебя шарахается, как от прокаженного. Это большая проблема, ее тут в основном и решаем.

В мастерской керамики работают редкие таланты. Например, Дима и Сергей (на фото), прежде чем судьба привела их в «Благое дело», ни разу не держали в руках кисти и краски. Сегодня ребята по памяти воссоздают на посуде работы Моне, Кандинского, Малевича, Дали и Пикассо.

Фото: © 66.RU

Как говорит Андрей Бекшаев, в работе художники стараются уйти от «непонятной русскости» в формах. Горшочки, пельмешки, домики, матрешки уже приелись, а тут удается создавать нечто новое и посуда приобретает «сильный характер русского авангарда».

Фото: © 66.RU

Фото: © 66.RU

Эти формы выполнены с помощью обычного бревна и лопуха, который растет под окнами «Благого дела». Здесь люди умеют видеть красоту в самых обыденных вещах.

Андрей Бекшаев:

— Мы пытаемся делать туристические инклюзивные экскурсии. Важно просвещение. Важно, чтобы было одно открытое пространство, в котором могли бы творить все. У нас в стране есть общества для художников и других деятелей, но человек с улицы туда попасть не может. А люди не должны ограничивать себя никакими сообществами, религиями и мировоззрениями. Есть талант или нет — ты можешь прийти сюда и заняться тем, чем хочется. Наша цель — через созидание и творчество объединять людей, расширять возможности, человеческие отношения, открытость. Красоты вокруг много, а мы не замечаем.

Деревообрабатывающая мастерская

Здесь делают символ организации «Благое дело» — фигурки в виде ангелов. Этот символ придумала скульптор из Швеции Лена Эдвалл.

Фото: © 66.RU

Олег Федчук:

— Лена Эдвалл создала образ ангела, который знает весь мир. Ангел оберегает людей от войн и зла. Лена делает фигурки из бетона и ставит в разных точках земного шара. Когда мы ей написали, Лена как раз искала место для «Ангела Надежды» в России. Мы предложили место в «Оленьих Ручьях», ей это понравилось, и мы вместе воплотили идею в жизнь. С тех пор ангел стал и официальным знаком нашего центра для людей с инвалидностью.

В мастерской также изготавливают мелкую садовую мебель, скамейки для детских садов и даже швабры. Работают здесь восемь человек.

Фото: © 66.RU

Свечная мастерская, у которой заказы сезонные, заработает в полную силу ближе к Новому году.


КАК ПОМОЧЬ «БЛАГОМУ ДЕЛУ»?


Сотрудники «Благого дела» говорят, что уже сегодня их можно включать в Книгу рекордов Гиннесса. А все потому, что 30% потребностей они закрывают средствами, которые получают от продаж собственной продукции. Готовые изделия реализуют на выставках-ярмарках, в интернет-магазине. Иногда мастерские даже получают заказы.

Фото: © 66.RU
Если бы продаж и заказов было больше, то и проблем бы не было. Но опять вопрос упирается в деньги: средств на раскрутку собственной марки у центра нет, да и сырье тоже стоит недешево.


Центр продолжает надеяться на помощь извне. Иначе все, чего добивалось «Благое дело» 14 лет, может рухнуть, а 68 талантливых людей останутся без реабилитации, без работы и, по сути, без будущего.

Сделать пожертвование можно тут, купить оригинальный сувенир, который изготовили в мастерских, можно здесь.