Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Суд вынес решение по делу семьи француза и россиянки, которые делят общего ребенка

25 июня 2019, 17:31
Суд вынес решение по делу семьи француза и россиянки, которые делят общего ребенка
Фото: 66.ru
Апелляционный суд оставил в силе решение первой инстанции о том, что сын должен остаться с отцом.

Адвокат Татьяны уже заявил, что они обязательно будут подавать кассационную жалобу и, возможно, обращаться в Европейский суд по правам человека. Француз Жан-Кристоф Дюмон решением суда остался доволен, Татьяна находится в шоке, передает корреспондент 66.RU. Женщина считала, что к ее делу не применима Гаагская конвенция, потому что она вывезла своего ребенка из Франции по согласию мужа. Однако суд посчитал это обстоятельство незначительным.

Евгений Тарасов, адвокат Татьяны:

— Дело Татьяны сложное, потому что таких дел в России мало, у судов недостаточно практики. Все-таки применяется международное право, несколько конвенций международных, внутреннее российское право. Эти дела всегда сложные, потому что в них много фактических обстоятельств, легко запутаться, легко неправильно понять и неправильно применить норму права ко всем участникам процесса. Действительно, ребенок был перемещен из другого государства, поэтому суд имеет правовое основание этот вопрос рассматривать принципиально.

Линия защиты была выстроена так, чтобы доказать, что в России с мамой мальчику будет лучше. «Он тут сыт, обут и одет, — заявил Тарасов. — Нельзя перемещать ребенка туда-сюда из-за того, что кто-то из родителей передумал и изменил свое ранее согласованное решение о проживании мальчика в России».

Представитель мужа Татьяны Евгений Осинцев комментировать процесс не стал, потому что сам француз считает, что дело носит семейный, частный характер, и не хочет, чтобы информация стала достоянием общественности. «Вся информация просочилась в СМИ только благодаря действиям матери, отец на это согласия не давал», — добавил юрист Осинцев.

Фото: © 66.RU

«В интересах защиты малолетнего ребенка и в интересах семьи я предпочитаю не высказываться», — заявил сам Жан-Кристоф. Он пришел на заседание с огромным синяком под глазом, но не стал рассказывать, где его заполучил.

Защита Татьяны опасается, что ее могут преследовать во Франции за то, что она вывезла ребенка, хоть на это и было устное согласие мужа. Во Франции похищение ребенка своим родителем — это преступление, объяснил адвокат Тарасов. «У нас есть заключение французского адвоката, в котором говорится, что к матери могут применить меры уголовного преследования, — уточнил он. — И слова истцов в первой инстанции о том, что никто не будет подавать заявление об уголовном преследовании, на наш взгляд, являются ничтожными».

По словам Тарасова, Татьяна невольно попала в зависимость от своего супруга, и есть опасность, что в течение шести лет тот может пойти и подать на нее заявление. Кроме того, дело о похищении ребенка могут возбудить со стороны третьего лица, например французских органов опеки.

Татьяна, истец:

— После вынесения решения первой инстанции муж один раз написал мне сообщение, что я должна привезти ребенка либо сама, либо он сам его заберет. И в дальнейшем я должна решать свою жизнь самостоятельно, как хочу. Неважно, где — в России или во Франции. Ему уже все равно. Поэтому я возлагала большие надежды на апелляцию, на то, что судьи вынесут решение в нашу с ребенком пользу. После решения первой инстанции сын очень бурно отреагировал и сказал, что вообще с отцом общаться не хочет. Хотя я всячески стараюсь поддерживать его связь с отцом.

В начале июня Железнодорожный районный суд Екатеринбурга удовлетворил гражданский иск 44-летнего француза Жана-Кристофа Дюмона к его 40-летней супруге Татьяне. Дюмон обвинил жену в похищении их общего сына: по его словам, она тайно, в обход семейного бюджета, купила билеты, забрала сына с уроков, бросила автомобиль у подготовительной школы и скрылась из Франции в неизвестном направлении.

Татьяна же утверждала, что Дюмон дал устное согласие на ее отъезд в Россию вместе с ребенком. Когда они обсуждали решение о разводе, француз, по словам Татьяны, заявил, что не против того, чтобы сын жил с ней.