Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Чтобы запуститься, пришлось продать квартиры». Как уральская кибершкола для детей стала лучшей в Европе

29 марта 2019, 13:13
«Чтобы запуститься, пришлось продать квартиры». Как уральская кибершкола для детей стала лучшей в Европе
Фото: предоставлено 66.RU Ольгой Апальковой
Почему появилась идея открыть цифровую школу, как проект из Екатеринбурга ушел в другие страны, сколько стоит открыть такую кибершколу и чему нужно учить в ней детей — об этом 66.RU рассказала основатель KIBERone Ольга Апалькова.

Международная КиберШкола KIBERone развивается стремительно. За полтора года с момента запуска — первоначально школа работала в Екатеринбурге, Верхней Пышме и Орландо — KIBERone принимает учеников уже в 70 городах. Не только российских: в географии школы появились США, Германия, Чехия, Беларусь, Казахстан, Азербайджан, Грузия, Армения, Украина. В начале этого года франшиза KIBERone номинирована на Прорыв года на премии Golden Brand 2018 и уверенно вошла в тройку лучших.

Создать школу помогли вузовские связи

Началось все с простого родительского запроса. «Моему сыну было семь лет, когда я начала искать какой-то образовательный центр, где можно было бы полноценно прокачать скиллы по компьютерным технологиям у детей. Я же вижу, что сын все время в гаджетах, это неизбежность, за которой будущее. Значит, нужно как-то в полезное русло повернуть этот интерес. Но найти ничего стоящего не удалось: ИТ-преподавание для детей было на уровне изучения таблиц Excel и уже давно умерших языков программирования — бейсика, паскаля. Я поняла, что надо сделать полноценную школу, посвященную цифровым технологиям», — рассказывает Ольга Апалькова.

Фото: предоставлено 66.RU героем публикации

Ольгу Апалькову нельзя назвать человеком, совсем не имеющим отношения к ИТ. Она закончила Уральский педуниверситет по специальности «преподаватель математики». Но работала в другой сфере.

Я — профессиональный маркетолог. Еще на втором курсе университета устроилась на радио — писала сценарии, потом в развлекательном боулинг-центре «Луна» работала менеджером по рекламе, так доросла до маркетолога. Работала в компании «Малахит». Помните, у них была масса культовых заведений, законодатели моды — « Малахит», «МакПик», «Сандей», «Градара», ночной клуб «Истерика» и другие. Мы работали над созданием бренда «Поль Бейкери»: теперь это федеральный бренд, а начинался он тут. Для ресторатора из Екатеринбурга это был большой шаг.

Потом ушла в декрет, а вернулась уже в другую сферу — в «Деловой дом на Архиерейской» (ДДА). Это холдинг, успешно работающий на 10 различных направлениях бизнеса. Скажем, мы с коллегами строили кампанию по развитию «Автомобилиста» — именно с нами команда начала выходить в плей-офф. Из недавнего — завод рыбных консервов в Салехарде. Когда мы начали сотрудничество, это было глубоко убыточное предприятие, а сейчас продукция завода есть во всех гипермаркетах, у них полно заказов.

Свой опыт маркетолога я использовала и при создании кибершколы. Мы сделали срез по всему русскоговорящему сегменту: где какие программы есть, чему учат. Выяснили, что конкурентов у нас практически нет — в основном на рынке представлены курсы, которые не углубляются в программирование и не ставят перед собой задачи научить детей использованию современных технологий. Дают самую базу — на уровне процесса алгоритмизации. Они даже никаких продуктов не создают.

Я же сразу понимала, что моему ребенку — как и тем, кто придет к нам учиться — надо другое: знания, которые они сразу могут трансформировать в какие-то умения. В итоге родилась идея не просто курсов, а кибершколы: со своей программой на каждую возрастную категорию, с разными предметами — от умения пользоваться компьютером и создания презентаций для школы до разработки сайтов и собственных приложений.

Тут я подключила еще один свой ресурс — связи: у меня еще со времен учебы в педуниверситете остались друзья-программисты, некоторые из них сегодня живут в США, работают в Силиконовой Долине. Обратилась к ним: ребята, создайте мне нужные программы.

Но с детскими обучающими программами все не так просто. Надо же сделать так, чтобы это было интересно ребенку, чтобы он не заскучал во время занятий, чтобы постоянно внимание удерживать. Поэтому начали искать психологов, привлекать методистов. Это сложно и дорого. Мне пришлось продать квартиры, в которые я вкладывала деньги, пока работала в «Малахите» и ДДА.

Фото: предоставлено 66.RU героем публикации

Сейчас в кибершколе 50 разных модулей. Дети изучают программирование, создают сайты, мобильные приложения, чат-боты, игры, делают мультфильмы, работают над 3D-моделями, а еще учатся интернет-продвижению, блогингу, кибербезопасности, блокчейну. «Все знания ребенок получает последовательно. Нельзя выбрать что-то одно. Ты приходишь, и тебя начинают с нуля всему обучать — как в школе. Не зря же мы позиционируем себя именно как кибершкола», — рассказывает Ольга.

Одна программа обходилась в среднем в 100 тысяч рублей. Это только разработка. А еще надо было сделать презентации к ним — это отдельные деньги. Плюс сайт — вначале мы использовали бесплатный конструктор Wix, но это было неудобно. Пришлось переделывать. А еще логотип, название, полиграфия... В общей сложности запуск обошелся миллиона в четыре.

Из «Манхэттена» выросли до резидентов Сколково

От идеи до первого, технического, запуска прошло четыре месяца. Пробный урок провели в бизнес-центре «Манхэттен». Пришли сразу человек 80 — класс не был рассчитан на такое количество, дети стояли, сесть было некуда.

Уже через неделю ребята, которые прошли отбор, начали заниматься. Да, у нас есть своя технология набора детей. Не думайте, что мы готовы брать каждого — лишь бы освоить деньги родителей. Если мы не сможем его научить — пострадает наша репутация. А мы не сможем не потому, что наши методики плохие, а потому что... не его это. Есть дети, которые не приспособлены к такой деятельности — им просто неинтересно. Зачем мучить ребенка и себя? Да еще деньги из родителей тянуть — месяц в школе стоит в среднем 5000 рублей.

Перед поступлением в КиберШколу ребенок проходит пробный урок: дети приходят вместе с родителями, те смотрят, как реагирует ребенок, интересно ли ему. Мы со своей стороны даем обратную связь — есть ли потенциал. Обучаем детей с 6 до 14 лет. Но прийти ребенок может на любом этапе. Просто для маленьких одна программа — учим печатать и основам логики и алгоритмизации. Ребята постарше уже имеют какие-то навыки, поэтому начинают с 3D-моделирования, изучают сайты, мобильные приложения и популярные языки программирования. Результатом каждого модуля становится какой-то ИТ-продукт.

Но мы не только утилитарные знания даем. Сейчас в интернете много глупости, пошлости, мы стараемся вложить понимание — что хорошо, что не очень. Чтобы дети за норму не принимали то, что нельзя назвать нормой. И вообще наша задача — вырастить молодое сообщество интеллектуалов с прокаченными скиллами, расширить кругозор. Рассказываем о том, какие технологии есть. Например, умные дороги. Автомобиль сломался, остановился — и дорога сама сообщает в ремонтный пункт, что произошло то-то и то-то. Дети постоянно понимают, куда движется человечество и где эффективно можно приложить свои силы.

Сейчас в Екатеринбурге работает семь наших классов — в них обучаются примерно 240 детей. Чуть меньше — 200–220 — учатся в Верхней Пышме. Там мы интегрированы в Техуниверситете УГМК. В прошлом году мы еще арендовали у них помещения, а в этом они сказали: давайте будем партнерами. Такая коллаборация интересна и им, и нам: получается, они с детства ребят приучают к университету. А для нас это качественные, оборудованные помещения.

Еще один статусный партнер — Сколково. Причем мы сотрудничаем как на региональном, так и на федеральном уровне. Началось с местного отделения — технопарка «Университетский». Я встретилась с генеральным директором, рассказала о нас, заявила, что хотим быть резидентами и размещаться в технопарке. Он ответил, что проект нужно защитить перед комиссией. В итоге была собрана регулярная комиссия, мы сделали презентацию и получили статус резидента. Нам дали локацию в технопарке — сегодня это самый лучший класс. Уже позже начали сотрудничать с федеральным Сколково.

Фото: предоставлено 66.RU героем публикации

В феврале 2019 года Европейская Ассоциация вузов и преподавателей высшей школы HiSTES признала Международную КиберШколу KIBERone лучшим образовательным учреждением на территории Евросоюза в сфере обучения информационным технологиям детей от 6 до 14 лет. «Это только кажется, что в Европе суперобучение. Мы с этой точки зрения более продвинуты. У них там то забастовки, то зарплаты низкие. Они все что-то требуют, а мы работаем», — поделилась своим видением Ольга Апалькова.

Открыть свой KIBERone можно за 350 тысяч рублей

Когда запускали школу, о франшизе не думали. Но почти сразу после открытия стали получать запросы. Схема примерно одинаковая: были в Екатеринбурге, попали с ребенком на ваши занятия, хотим у себя такую же школу. Мы сначала не уделяли этому внимание, потом звонков стало больше и больше, начали подключаться люди из других стран. Тогда поняли, что это интересно с социальной точки зрения: в конце концов, наша миссия — сделать мир лучше, обучая детей нужным навыкам. Ну и с точки зрения доходности не самый плохой вариант.

Вот тут мне пригодился весь опыт по запуску франчайзинговых проектов, который накопился, когда работала с «Поль Бейкери» и «Пицца миа». Я знаю все больные места франшизы, и мы подстраховались по всем параметрам. Наши франчайзи получают пошаговый план открытия, пошаговый маркетинговый план — чтобы не тратили деньги впустую. Мы готовим все юридические документы, даем технологию — что говорить, как говорить, с какой интонацией. Естественно, брендбук — без этого никуда. Полиграфию тоже делаем сами — на местах только адреса меняют. У каждой франшизы есть личный ассистент в головном офисе и множество инструментов для успешной работы.

За интеллектуальную собственность и возможность пользоваться брендом мы берем паушальный взнос — 350–370 тысяч рублей в зависимости от города. Есть два варианта развития проекта: можно делать собственные компьютерные классы — как, скажем, у нас в «Университетском», а можно арендовать помещения. Если собственный компьютерный класс —это плюс 300 тысяч рублей. Но мы рекомендуем развиваться на арендованных площадях.

Штат у одного класса минимальный: преподаватель — у нас он называется тьютор (практикующий разработчик) и ассистент. В офисе должен быть один менеджер по продажам, аккаунт-менеджер и администратор. В первый месяц приходят по самому пессимистичному плану 35 детей. Обучение стоит от 4000 до 7000 тысяч — зависит от географии. В ноль франчайзи выходят в первый же месяц.

Сейчас в нашей сети порядка 70 городов в десятке стран: 40 или чуть больше запущенных, остальные готовятся к запуску. В одном городе может быть только один франчайзи — это наше условие.

Основное наше требование — тьютором может быть только реальный разработчик, теоретиков мы не берем. Поэтому, кстати, мы так серьезно занимаемся программами: показываем психологам, методистам, постоянно переписываем и актуализируем. Да, наши тьюторы — программисты, которые могут передать реальный опыт. Но детей они никогда не учили. Поэтому мы им сначала даем им азы педагогики. Хотя в паре с тьютором обязательно работает ассистент с педобразованием: он знает, как переключить внимание, когда надо поиграть, когда серьезной работой заняться.

Кстати, у нас есть и бесплатные места — для талантливых детей. К нам, бывает, обращаются, говорят: вот есть такой мальчик/девочка, но там сложное финансовое положение в семье. Мы смотрим: если действительно так, они учатся бесплатно. Пока это действует только в Екатеринбурге — у нас трое таких детей. Но в других городах тоже планируем открыть такие места — скорее всего, со следующего учебного года они уже будут.

Планы у нас глобальные, готовим еще два проекта, но об этом сможем рассказать чуть позже, будет интересно и очень полезно.