Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Можно делать не только как в Питере. Три возражения на классическую набережную из чугуна и гранита

6 марта 2019, 14:07
Можно делать не только как в Питере. Три возражения на классическую набережную из чугуна и гранита
Фото: официальная документация проекта
Александр Высокинский, как только вступил в должность, уверял, что все крупные городские проекты будут обсуждаться с горожанами, и пообещал наладить обратную связь с помощью экспертных советов. Но в случае с реконструкцией набережной мнение городского сообщества он проигнорировал. «Какой должна быть набережная, определяют горожане, профессионалы и экспертное сообщество. Это не вопрос чьих-либо стилистических предпочтений», — спорят с мэром архитекторы.

Природной набережной на участке от Куйбышева до ЦПКиО, которую предлагали сделать московское КБ «Стрелка» и архбюро «ОСА», скорее всего, не будет. Общественное пространство в городе хотели обновить за счет федеральной программы. Минстрой РФ выделил деньги АИЖК, агентство направило их КБ «Стрелке», которое пришло в 40 российских городов и заключило контракт с местными архитекторами.

Фото: официальная документация проекта

Это концепция от КБ «Стрелка». На набережной появятся новые дорожки из тротуарной плитки, брусчатки и асфальтобетона, площадки для отдыха со скамейками, урнами и арт-объектами, а также много зелени и киоски.

В Екатеринбурге ограниченный бюджет заставил архитекторов обойтись простыми решениями и легкими конструкциями, которые в короткий срок смогут «оживить» заброшенную территорию. Концепцию реконструкции поймы Исети в 2017 году презентовали городским чиновникам, а также обсудили ее с экспертами и простыми горожанами. На основе их замечаний и получился финальный вариант.

Спустя полтора года система дала сбой: Александр Высокинский оказался приверженцем классики и монументальности. «Не будет мосточков, как предложило нам одно КБ. Набережную нужно сделать из гранита и чугуна. Проект будет предусматривать сквозные проходы под автомобильными мостами на улицах Малышева и Куйбышева», — сказал мэр на закрытой встрече с журналистами.

Урбанисты возмутились словами градоначальника. В КБ «Стрелка» журналисту 66.RU рассказали, что заковать реку в гранит — «это проект, который может растянуться на несколько лет, а целесообразность такого решения для развития территории не ясна».

КБ «Стрелка»:

— Необязательно превращать каждый город с набережными в Санкт-Петербург. Вопрос выбора материалов (будь то дерево, гранит или чугун) — это еще и вопрос экономической целесообразности. И здесь многое зависит от бюджета, который городская администрация готова потратить на реализацию того или иного проекта. Капитальное укрепление берегов влечет за собой финансирование, в разы превосходящее стоимость реализации проекта бюро «ОСА». Идея появления гранитных набережных в Екатеринбурге не нова, она существует не первое десятилетие. Однако за это время так и не была реализована.

Если Высокинский протолкнет идею строительства гранитной набережной, то город лишится федеральных денег, которые выделялись под гарантию благоустроить берег по проекту КБ «Стрелка», а концепцию, которая выкристаллизовалась после жарких обсуждений, фактически отправят на помойку.

Мы спросили о набержной людей, чья экспертность не вызывает сомнений.

Высокинский мнит себя Чернецким 2.0

Евгений Волков, соавтор концепции благоустройства набережной Исети, сейчас архитектор проектного бюро R1

Фото: личная страница героя в соцсети Facebook

— Проблема в том, что Высокинский мнит себя Чернецким 2.0 — сильным волевым человеком, который в одиночку рулит всем городским хозяйством. Но наш мэр не понимает, что сегодня никакого Чернецкого быть не может, даже если бы он по профессиональным качествам соответствовал этому статусу. Кроме того, его никто не выбирал.

В 90-е годы Москвой руководил Юрий Лужков, который диктовал архитекторам решения, руководствуясь собственным чувством прекрасного: настаивал на шпилях и башенках, продвигал Церетели и так далее…

Чем Собянин отличается от Лужкова? Собянин никогда не оценивает эстетический компонент. Он просто поставил когда-то в Парк Горького Сергея Капкова, тот нанял архитекторов из WowHaus и они сделали что-то современное. Как делается во всем мире. Мы не знаем, нравится ли вообще Собянину гранит, которым замостили все тротуары в центре. Не знаем, как он относится к деревянным лавочкам, которые теперь повсюду. И это правильно. Мэр не должен высказываться об архитектуре или ландшафтном искусстве. Он должен правильно организовать работу и делегировать этот вопрос профессионалам.

Как известно, Высокинский долгое время занимался разработкой стратегического плана развития Екатеринбурга. В области он отвечал примерно за ту же сферу. Иногда это приводит к профдеформации, когда человек живет в смоделированном будущем со второй веткой метро и миллиардами на глубокую реконструкцию поймы. Иногда это проявляется в синдроме утопического мышления, когда предопределенное светлое будущее наступает само по себе, безо всяких усилий. Значит, можно не заниматься повседневными делами.

Нам говорят: «Зачем делать деревянные мостики, если можно сделать гранитную набережную с тоннелями?» Они всерьез хотят сделать тоннели в мостах через Исеть, которые свяжут город! Потом выяснится, что тоннели стоят миллиард. Этот миллиард никогда не найдут и значит, набережную оставят в прежнем виде. На самом деле нет выбора между сделать дорого и сэкономить, есть выбор ничего не сделать и хоть что-то сделать.

Чтобы сделать комфортное место, можно обойтись дешевыми способами — вырубить кусты вдоль речки, благоустроить спуски к воде, поставить фонари и лавочки. Ничего сверхъестественного! И не нужно за людей додумывать сценарии использования пространства, наполнение может появиться по ходу дела. Например, в 80-е годы никто не предполагал, что у Драмтеатра будут кататься на скейтах, танцевать сальсу и крутить пои. Появилось место — и люди сами придумали, что там делать.

Если ты автомобилист, то набережная из чугуна — ОК

Илья Сотонин, директор по развитию УК «Лига ЖКХ», член общественной палаты Екатеринбурга

— Высокинский рассматривает набережную как место для воскресных прогулок, когда можно прокатиться на колесе обозрения и восхититься масштабом, а не как ежедневный комфортный путь от точки A до точки B. Может быть, такой подход связан с тем, что наш мэр редко ходит пешком, предпочитая передвигаться на автомобиле. Если ты не пользуешься городом, а видишь его из окна машины, возможно, идея гранитной набережной с чугуном может показаться интересной.

Слова «как в Петербурге» как будто бы все объясняют. Надо учитывать, что в Петербурге основная задача звучала так: построить имперский город, который затмил бы другие столицы. Поэтому про удобство простых жителей думали во вторую очередь.

Сейчас гранит и чугун позволят Екатеринбургу получить дорогой, но короткий парадный участок в самом центре. Да, этот участок будет тешить душу чиновникам из администрации, которые хотят «как в Петербурге», но набережная проходит от ВИЗа до Химмаша, и ее всю по-хорошему нужно вовлечь в жизнь города.

Набережная должна быть местом, которое расширяет твою зону комфорта. Куда ты можешь прийти с книгой и почитать. Где можешь перекусить. Где назначаешь встречи. Это место для повседневной жизни, а не достопримечательность, выделяющаяся на общем фоне своей помпезностью.

Новые объекты согласуются, но никто не смотрит, как они впишутся в среду, как будут взаимодействовать с окружением. Отсюда — нет связанности городской ткани, и получается одеяло, сотканное из неподходящих друг другу лоскутов.

Это напоминает крик: «Халк, ломать!»

Сергей Ермак, руководитель проектов аналитического центра «Эксперт»

Фото: личная страница героя в соцсети Facebook

— Река для Екатеринбурга, как и любого другого крупного города, чрезвычайно важна. Она обеспечивает соприкосновение людей с природой — ресурсом, для мегаполиса крайне дефицитным. И уже поэтому закатывать пойму Исети в гранит и чугун — крайне неосмотрительное решение. Давно стоит признаться самим себе, что Екатеринбург — не Питер. У нас нет большой воды. Все, что мы имеем, — ручеек с тремя прудами. И монументальность идей мэрии никак не соответствует масштабу этого ручейка.

Кроме того, пора бы уже привыкнуть, что мы живем в XXI веке. Веке, в котором весь мир стремится к повышению экологичности городов, появлению природных рекреационных пространств. Мы же почему-то пытаемся реализовать задумки двухсотлетней давности.

Но дело даже не в том, во что «обувать» набережную. Это вопрос второстепенный. В прошлом году московская «Стрелка», екатеринбургские «ОСА» и InForm сделали, на мой взгляд, классный проект благоустройства поймы. Он прошел несколько кругов общественных обсуждений и был акцептован горожанами. И что мы слышим сейчас: «Не хочу я реализовывать фантазии какого-то там КБ. Какие мосточки? У нас тут Урал! Только чугун, только гранит!»

Здесь можно привести простую, всем понятную аналогию. Решили вы сделать в квартире ремонт в скандинавском стиле. Заказали дизайн-проект, закупили материалы и даже успели что-то начать делать. Но тут пришел прораб и говорит: «Все, что вы тут себе напридумывали, — ерунда. А вот венецианская штукатурка, лепнина во всю стену и мраморная лестница — это круто. Сейчас я вам все переделаю». Но денег, конечно, хватит только на половину мраморной лестницы. И прораб, пожав плечами, уйдет на другой проект. По-моему, в действующей системе управления пространственным развитием что-то сломалось. И, если честно, все это напоминает крик: «Халк, ломать!»