Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Почему дети не едят в школе? Отвечает Яков Можаев

28 февраля 2019, 13:30
Почему дети не едят в школе? Отвечает Яков Можаев
Фото: Мария Калугина для 66.RU
Ресторанный критик-камикадзе пришел в школьную столовую. Попробовал все, что смог: от салата до морса. Он выжил. И теперь рассказывает, почему школьникам это тоже не нравится. Нет, не потому, что родители их избаловали и приучили к вкусной вредной еде. Нет, не потому, что проворовавшиеся подрядчики экономят на детях (хотя не без этого, конечно). Дело, кажется, совсем в другом.

Когда я уходил «со школьного двора под звуки нестареющего вальса», искренне надеялся, что многое навсегда забудется.

В списке того, что должно было исчезнуть из памяти, и как можно скорее, — обеды и завтраки в школьной столовой.

Оказалось, что это не так уж просто. За десять лет учебы эти вкусы так впечатались в память, что даже сейчас их легко можно воскресить из небытия и почувствовать как наяву.

Прогуляемся по паноптикуму моего школьного прошлого, полюбуемся на кухонных кадавров.

Любое блюдо со знакомым названием здесь превращалось в хоррор.

Вот овощное рагу. Рыжее от размякшей тушеной моркови и странно сладкой томатной пасты. Оно лежит в тарелке расплывшимся шмяком в озерце жира.

Котлета, она же «шницель», она же «биточек». Скалится панировочным сухарем, из которого состоит на одну треть. Две другие трети — тоже злакового происхождения, но вымоченные в чем-то мясном, и даже не хочется думать, в чем именно.

Пюре. Комочки недовзбитой вареной картошки так странно скрипят на зубах, что этого ощущения не могут перебить ни рельеф (ребром ложки шлеп-шлеп), ни озерцо масла, политое сверху.

Яркими звездами удачи были дни, когда давали сосиски. Их не могли испортить даже школьные повара-вредители. Это давало возможность дожить до конца уроков без скребущего внутри голода и желания побыстрее добежать до ближней булочной на Свердлова.

Там, в кафетерии, давали пышки. Горячие, только-только из фритюра. Сахарная пудра на них плавилась, и это было безумно вкусно. Рубль за кило. Карманных двадцати копеек хватало штук на 6, в самый раз.

Описать те ощущения невозможно — это что-то за гранью человеческого восприятия. Помню лишь, что было упоительно.

С тех пор прошли долгие тридцать лет. За это время я успел попробовать много чего, но даже не предполагал, что опять буду обедать в школе.

Департамент образования Екатеринбурга по договоренности с редакцией 66.RU пригласил отведать чем бог послал.

Удалось застать и завтрак, и обед.

Винегрет овощной

90 граммов за 10 рублей 01 копейку

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Почти как настоящий. Как поддельная елочная игрушка из анекдота — блестит, но не радует.

Проблема в том, что этот винегрет лишен всего, что делает винегрет винегретом. Понятное дело, что классическую заправку на уксусе никто для школьного стола не одобрит, но поиграть со вкусом было можно. Например, та же квашеная капуста не запрещена, а ведь она смогла бы исправить положение. Или разрешенные соленья — ведь те, что без уксуса, тоже можно. Или больше пряной зелени. Да хоть зеленого лука.

В салатнике смесь отварных овощей, а не салат. Закуска, которая, вопреки здравому смыслу, не дразнит аппетит, а его тушит. Наверняка очень полезная по содержанию клетчатки, белков и углеводов, но беззубая вкусом. Даже посолить нельзя — солонки стоят в столовой только на учительском столе.

Суп-пюре из разных овощей

250\20 граммов за 14 рублей 10 копеек

Фото: Мария Калугина для 66.RU
Фото: Мария Калугина для 66.RU

Спору нет, овощи действительно разные. Они даже немножко недовзбиты — чтобы эту самую разность показать. Маленькие цветные вкрапления — как сигнальные буйки на бежевой глади — «эй, мы здесь! Мы овощи, правда-правда!». Это отвечает на вопрос по ингредиентам, но нивелирует сам смысл супа-пюре, априори гладкого и шелково-однородного.

Общую картину немного оживляют гренки, без них было бы совсем печально. И ведь не то чтобы плохо, просто скучно. Этот суп — как осенний вид из окна, он вроде бы есть, но смотреть не на что.

Вкус просто отсутствует. Он подразумевается, но энным в списке характеристик.
Определить жанр, в котором играет этот суп, довольно сложно — то ли комедия положений, то ли драма.

Филе куриное в соусе

60\40 граммов за 45 рублей 87 копеек

Каша гречневая рассыпчатая

200 граммов за 14 рублей 41 копейку

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Все по-честному. Примерно вот такого второго мне и хотелось 30 лет назад в школьной столовой. Филе, сочное, растомленное в соусе, сам соус, сливочная вариация и гречка. Соуса много, гречке и мясу его вполне хватает.

Снова минимум специй и соли, да и соус по вкраплениям подозрительно напоминает суп, но это все не так бросается в глаза.

Вилка за вилкой — и как-то незаметно тарелка оказывается пустой.

Удивлен, обрадован и воодушевлен.
Хорошо.

Запеканка из творога со сгущенным молоком

160\30 граммов за 60 рублей 49 копеек

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Запеканки бывают разные. Мне доводилось пробовать такие сомнительные варианты, что людей, причастных к ним, по-хорошему, нужно судить. А то и вовсе включать на время военное положение, чтобы решить вопрос с приведением приговора в исполнение по-быстрому. Человек, который кладет в творожную запеканку для детей манную крупу, — военный преступник, человек без сердца.

К счастью, здесь обошлось.

Запеканка ровно такая, как ей и надлежит быть. Творог, приятно-свежий, с румяной корочкой, сгущенка — такое сочетание не может оставить равнодушным ребенка, который живет в каждом взрослом.

Булочка «Веснушка»

70 граммов за 6 рублей 99 копеек

Фото: Мария Калугина для 66.RU
Фото: Мария Калугина для 66.RU

Представляете себе веснушку? Одну? Вот ничего вокруг нет — и веснушка?

Теперь представляется удивительная возможность увидеть это на живом примере.

В качестве учебного пособия — эта булочка. Она с изюмом. Одним-двумя. И не сладкая. Такой вид выпечки встретился мне впервые.

Если булочка несладкая, то зачем в ней изюм? Если ожидается, что именно изюм придаст ей некоторую десертность, — почему его так мало?

Одни вопросы к этой веснушке.

Напиток из смородины

200 граммов за 9 рублей 84 копейки

Фото: Мария Калугина для 66.RU

Натурально и ягодно. Не скажу, чтобы очарование этого напитка коснулось меня своим крылом, но в целом производит очень приятное впечатление.

И еще — он сладкий. Видимо, именно на него ушел остаток разрешенного углеводного запаса по общей раскладке.

Резюмируя:

То, что я съел, было добротно. Местами вкусно, но именно что местами. Иногда удивительно и непонятно. Но определенно лучше, чем то, чем меня кормили в моем школьном детстве.

Стал бы я вспоминать школьные обеды с теплой ностальгией, если бы учился сейчас? Нет, не стал бы.

Если тот удивительный столовский террор, которому подвергались школьники в 80-х годах прошлого века, можно вспомнить лишь с содроганием, то нынешний обед, на примере лицея № 159, я не смог бы вспомнить вовсе.

Мало того, спроси меня вечером — «чем кормили в школе?» — затруднился бы ответить.

Плоское, пресное, это школьное питание — именно питание. Эта история не про вкус и про радость жизни, она про белки-жиры-углеводы, баланс жидкостей в организме.

Дети, как роботы, приходят в столовую на дозаправку. Я внимательно смотрел на них за столами и видел полное отсутствие эмоций. Ни радости, ни грусти, просто «прожевать-проглотить-переварить». В таком раскладе то, что некоторые из них приходят домой и жалуются родителям, что было невкусно, абсолютно неудивительно. И эти дети говорят чистую правду — вся эта история не про вкус.

Удовольствие от еды отсутствует как цель, поэтому его и нет.

Что делать?

Я тщательно готовился, читал СанПиНы, разговаривал с людьми и старался понять — что же нужно изменить, чтобы дети были не только сытыми, но и получившими от обеда удовольствие? И насколько их может такими сделать еда в школе?

Вот три предложения, действенных, но практически несовместимых с реальностью:

Фото: Мария Калугина для 66.RU

1. Нужно реформировать систему тендеров.

На текущий момент это выглядит так: предприятия общественного питания подают заявки на организацию еды в конкретной школе. Директор обязан проводить такие конкурсы. Учитывается опыт работы, послужной список и, конечно, цена.

То есть я (да и любой из нас) могу открыть ИП, проработать где-нибудь в области, снабжая пирожками единственный в школьном околотке киоск, а после поехать ломать рынки в большом городе.

А что? Имею право.

Дальше я заявляю цену ниже плинтуса и закономерно выигрываю. Никто не видел, что я собираюсь ставить на стол детям, да и проверять будут крайне эпизодически.

Чтобы соблюсти свой гешефт, я начинаю экономить на продуктах, кадрах и так далее, что закономерно приводит к краху концессии. Естественно, только после того, как некоторая — и немалая — прибыль получена.

Все это время дети едят абы что, родители пишут жалобы везде где можно и нельзя, но чтобы расторгнуть со мной договор, школе придется изрядно помучиться.

Если же в тендере победил нормальный оператор, который прямо вот на совесть — ему приходится изрядно попотеть, пытаясь вместить в прокрустово ложе нижеплинтусовой цены нормальные продукты и правильные рецепты.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

2. Изменить СанПиНы.

Дать нормальные внятные объяснения, что именно можно, а чего категорически нельзя. На текущий момент в этом документе больше вопросов, чем ответов.

К примеру, вот фраза из СанПиНа : «24. Из перечня продукции, неразрешенной для организации питания детей и подростков: Уксус, горчица, хрен, перец острый (красный, черный) и другие острые (жгучие) специи».

Как определить — острая ли ваниль? Жгуч ли розовый перец? На всякий случай нужно запретить все.

То, что не разрешено впрямую, — запрещено. Заложниками такого восприятия мира становятся наши дети, да и мы сами.

Все эти требования составлялись не поварами, а равнодушными врачами, людьми, для которых удовольствие от еды на работе было пустым звукам.

Именно поэтому многие игроки с этого поля и стремятся только попасть в смету и выполнить требуемое по рецептурам, авторы которых сейчас беседуют на канцелярите в райских кущах.

А на вкус им все равно.

Фото: Мария Калугина для 66.RU

3. Нужно организовать более строгий, постоянный и неусыпный контроль за качеством еды в школах и детских садах.

Не проверки комиссиями раз в три месяца или по результатам «сигналов». Не комиссии родительских комитетов и энтузиастов. Это всё хорошо, но этого мало.

Вот прямо подвесить дамоклов меч над каждым оператором этого рынка, которому есть чего бояться.

Чтобы проверки делали профессионалы, твердо знающие, как должно быть.

Никого не предупреждать.

И действия в случае обнаружения косяков должны быть быстрыми, как удар финским ножом, как молния.

Нарушение? Штраф. И настолько ощутимый, чтобы действительно боялись..

Второе? Штраф в двойном размере.

Третье? Расторжение договора и «волчий билет» не просто на предприятие, но и на учредителей с директором и главным бухгалтером. Эта музыка не должна быть вечной.

Вот тогда появится шанс, что наши дети будут ходить в школьные столовые с удовольствием, а я наконец смогу забыть про школьное «овощное рагу».

Примерно так же, как человечество забыло про бубонную чуму.