Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Сто литров Конституции РФ. Что нужно знать о главном арт-объекте Уральской биеннале

14 сентября 2017, 14:50
Колонка
Сто литров Конституции РФ. Что нужно знать о главном арт-объекте Уральской биеннале
Фото: Арт-группа «Куда бегут собаки» и примкнувший к ней программист Сергей Машков (крайний слева), фото 66.RU
Самый антикультурный человек редакции впервые сходил на Уральскую индустриальную биеннале современного искусства. Четвертую по счету. И нашел там действительно стоящий экспонат. С идеей, смыслом и навороченным исполнением.

Лучшая композиция, инсталляция, арт-объект, штука, в конце концов… не знаю, как это назвать, — находится в дальнем углу второго этажа здания «Уральского приборостроительного завода». В этом году из него вытряхнули всю начинку, весь скопившийся хлам и разместили главную площадку биеннале. После выставки здание на набережной реконструируют, сделают там престижные лофты, квартиры, офисы и продадут. Пока там колоритный индастриал и разруха, звучит резкая музыка и холодно.

Работа называется «Испарение Конституции», ее сделала арт-группа «Куда бегут собаки». И, пожалуй, это единственный экспонат на выставке, чье название напрямую соответствует художественному замыслу.

Фото: © 66.RU

На стене висит экран, на нем текст Конституции России, который, буква за буквой, стирается, как бы тает. На потолке конструкция в форме звезды, на ней закреплено 20 капельниц с сервоприводами. Компьютер переводит каждую букву документа на азбуку Морзе и дает команду «капнуть» точку или тире. Капли падают на разогретые утюги и испаряются. К каждому утюгу подключен термодатчик: система пошлет на него каплю, только если поверхность будет раскалена. В углу стоит бочка, наполненная водой «Святой источник». Художники посчитали: чтобы превратить Конституцию РФ в пар, понадобится около ста литров воды.

Фото: © 66.RU

«Собаки» говорят, что подавляющее число граждан России не читали Конституцию, не понимают своих прав и обязанностей, не знают, по каким законам живет страна. От этого люди становятся ведомыми, управляемыми, их легко обмануть или запугать. Безусловно, текст — самый простой способ воспринять информацию, но при всем его удобстве люди так и не смогли прочесть документ, который, по идее, определяет жизнь каждого. Авторы признаются, что сами «не держали в руках Конституцию», пока не придумали этот проект.

По их замыслу, «Испарение Конституции» дает зрителю дополнительную возможность воспринять ее. Почувствовать кожей, вдохнуть, если ты не нашел ни сил, ни времени, чтобы просто прочесть этот документ. Понятно, что это аллегория. Ты просто стоишь в помещении, где значительно теплее, чем на остальных площадках биеннале. Смотришь на экран, читаешь текст, закрепленные на подставках утюги шипят, пар поднимается вверх, в комнате влажно, за окнами темно.

Художники не утверждают, что Конституция — пшик. Напротив, они считают ее очень важным документом, за который на референдуме в декабре 1993 г. проголосовало 32,9 млн россиян (против — 23,4). Никто из «Собак» в силу возраста в этом не участвовал. Но это не главное. Лично мне неизвестно, есть ли страна, в которой каждое новое поколение утверждало бы Конституцию, соглашалось с законом страны, написанным их отцами, дедами и т.д.

Важно, что в обществе сложилось ироничное отношение как к базовому документу страны, так и к исполнению законов в принципе. Понятия «защита конституционного права» или «исполнение конституционных обязанностей» часто вызывают ироничный смешок. Сегодня с таким смешком можно прочесть многие статьи Конституции. Ее сложно воспринимать всерьез — и это главная проблема. Действительно, зачем читать документ, если мы живем по другим правилам? Написанная Конституция испаряется буква за буквой. А мы продолжаем жить в этой парилке по законам времени.

Короче, «Куда бегут собаки» сумели очень емко и компактно упаковать обширную тему. Это круто, это мировой уровень, уже ради одного такого высказывания стоило проводить биеннале.

К слову, художники рассказали, что придумали «Испарение» около четырех лет назад. Предлагали его многим выставочным площадкам в России, но получали отказ. Авторы предполагают, что в Екатеринбурге им удалось сделать свой проект лишь потому, что куратором биеннале стал португалец Жоан Рибас. Мол, он иностранец, человек мира, и ему плевать на негласные правила и фантомные страхи российских кураторов.

Не берусь утверждать, насколько это достоверно. По мне, «Испарение Конституции» — легкое, прямое, даже слишком интеллигентное высказывание. Навороты здесь — чисто технологические. Зная «Собак», понимаешь, что они смогли бы сформулировать свою идею жестче, трешовей, смешней. Но сделали изящней.