Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Звезда YouTube Лиза Монеточка: «Петь про Путина мне еще рано. Вам же не нужны вторые Pussy Riot?!»

9 февраля 2016, 21:30
интервью
Звезда YouTube Лиза Монеточка: «Петь про Путина мне еще рано. Вам же не нужны вторые Pussy Riot?!»
Фото: Константин Мельницкий; 66.RU; 66.RU; архив 66.ru
«Привет! Я Лиза. И это моя песенка. Слова и музыка — мои», — так две недели назад одиннадцатиклассница из СУНЦ УрФУ впервые поздоровалась со своими слушателями в Сети, выложив песню «Я Лиза» на своем канале в YouTube. До этого свои хиты она публиковала в группе «ВКонтакте». Тогда школьница думала, что ее творчество интересно только маме, папе да паре-тройке самых близких друзей. Сегодня на группу Монеточки подписаны 17 372 человека, а ее ролики в Сети собирают по 100 тысяч просмотров.

Ее называют главной интернет-сенсацией года, вундеркиндом и даже «набоковской нимфой». Она выглядит младше своих семнадцати, пишет стебные тексты о буднях современных школьников, не забывает высказаться о российско-украинском конфликте и сделать несколько пиано-каверов на хиты из 2010-х, приправив их порцией девичьего юмора. В марте Лиза Монеточка впервые выйдет за пределы своей комнаты и даст сразу два концерта. Первый — в клубе LYNCH вместе с группами «Городок Чекистов» и «Кобыла и трупоглазые жабы», второе выступление состоится во время фестиваля в Санкт-Петербурге.

Лиза честно признается, что очень волнуется, как ее воспримет публика в офлайне. Незадолго до ответственного события она пришла в редакцию Портала 66.ru и рассказала, легко ли быть молодым. Любимица YouTube — о том, что сдать ЕГЭ куда важнее, чем попасть в шоу-бизнес, почему она не хочет снимать клипы под чутким руководством «Дискотеки Аварии», в чем главная проблема ее поколения и как сохранить холодную голову, когда в 17 лет на тебя внезапно обрушивается бешеная популярность.

— Перед интервью я пыталась понять, в чем секрет твоей популярности. Может быть ты, сама того не осознавая, стала голосом поколения? Смогла уловить и сформулировать проблемы, которые волнуют людей твоего возраста. Сделала это просто, талантливо, с юмором. Твои сверстники говорили тебе что-то вроде: «Я чувствую так же! Спасибо, что ты сказала об этом. Сам бы я так не смог»
— Да, мне что-то подобное пишут. Но для меня все это очень странно. Иногда мне кажется, что меня слишком переоценивают. Думаю, что одна из причин в том, что меня интересуют темы, которые сейчас на слуху. Еще одна причина — мне просто повезло. С помощью интернета я смогла оказаться в нужном месте в нужное время. Познакомилась случайно с человеком в Сети, который оказался администратором популярной группы. Он выложил мои песни на страницу, дальше заработало сарафанное радио. Люди стали делиться файлами со своими друзьями. Сейчас я наблюдаю интересную ситуацию в своей группе. Я писала для таких же девочек, как я. Для Лиз всяких. Но если посмотреть статистику, то как раз девочек среди посетителей очень мало. 80% — это мужчины от 18 до 30.

— Почему так произошло?!
— Я не знаю почему. Я не рассчитывала на такую аудиторию. Может быть, потому что многие темы, которые ко мне приходят, появляются благодаря моим друзьям. Это не только мои мысли. Мы вместе шутим, думаем о чем-то, меня просто цепляет какая-то мысль, я начинаю думать об этом, и так появляется песня.

— Какие проблемы вы обсуждаете после уроков?
— Мы много говорим о политике. Обсуждаем разные митинги, которые проходят у нас в городе, в стране. Наверное, это потому что я учусь не совсем в обычной школе. В моем предыдущем классе в основном обсуждали шутки из интернета, сплетни, кто с кем встречается, кто самый сильный, кто самый красивый… Сейчас меня постоянно спрашивают, не хочу ли я написать песню про Владимира Путина. Но я не думаю, что смогу сделать что-то настоящее. Если я попробую, то это будет похоже, скорее, на Pussy Riot. А мне бы этого очень не хотелось. Кому нужны вторые Pussy Riot? Если это делать, то делать тонко и понятно. Но если я возьмусь за это сейчас, то получится просто смешно.

— Ты видела новый клип Pussy Riot на песню «Чайка»?
— Пока еще нет, если честно. Я имела в виду их выступление в храме Христа Спасителя.

— Что бесит лично тебя?
— Меня бесит, что очень многим людям наплевать, что происходит вокруг. Самое важное для них — сохранить свою квартиру, свои деньги, избежать тюремного заключения, выговора или увольнения на работе. На первом месте у них собственное благополучие. У этих людей очень много страхов, из-за которых они не обращают внимания на важные вещи. Они никогда не пойдут на митинг, чтобы выразить свою позицию. Они не подпишут петицию, потому что боятся. Или им все равно. Я говорю: вот есть петиция, давай подпишем? А они отвечают: «Зачем это нам? Главное, что нас это не касается».

— Сама ты под какими петициями подписываешься?
— Я подписала петицию в защиту девушки, которую ранил сын олигарха. Люди собирали подписи за то, чтобы он не смог избежать ответственности за свой поступок. Меня беспокоит судьба Максима Марцинкевича (российский общественный деятель и шоумен правого неонацистского толка, — прим. 66.ru)… Ну почему бы не подписать такую петицию?

— Сегодня каждый человек должен иметь гражданскую позицию?
— Я считаю, что да. Хотя сама я сейчас только определяюсь с тем, что мне больше нравится. Но ведь есть простые, очевидные вещи: не должно быть произвола чиновников, не должно быть полицейского произвола, нельзя убивать людей. Это ведь не зависит от того, какая у тебя политически или гражданская позиция? А люди даже с этим не хотят ничего делать.

— Опиши свое поколение. Какое оно?
— Я, наверное, буду судить по себе и своим друзьям. Не знаю, насколько это может относиться ко всему поколению в целом. Ведь это буквально несколько человек, с которыми я общаюсь. Это люди, которые даже в свои 17 лет сильнее многих взрослых. У них есть свое мнение. Они не боятся пострадать за свои убеждения, если это будет необходимо. Хотя у всех они разные. Но главное — что никто из них не испытывает страха и готов говорить открыто.

Мне нравится метафора про жизнь как земельный участок. Раньше люди хотели, чтобы он просто сохранился. Потом следующие поколения хотели, чтобы на нем выросла трава, а сейчас новое поколение хочет, чтобы на этом участке росли цветы и деревья. То есть у нашего поколения есть всё для того, чтобы полностью сконцентрироваться на смыслах.

— Ты сказала, что после того, как ты стала популярной в Сети, тебе даже как-то страшно идти в школу. Потому что ты не знаешь, как это воспримут твои одноклассники. Выделяться — это плохо?
— Ну да, я просто знаю, что это не всем нравится. Даже в нашей школе. Я вижу это по реакции в интернете. Многие говорят, что меня переоценивают. В моей школе тоже есть такие люди. Но пока я со многими еще не виделась: сейчас мы на карантине.

— В одной из твоих песен есть такие строчки: «Не надо, Лиза, не майся ерундой». Это настоящие слова твоих одноклассников?
— Мне такого на самом деле не говорили. Я сама все придумала. Посмотрела на ролики, которые сейчас популярны в YouTube, и сравнила со своими песнями. И тут у меня родилась такая мысль: вот я тут сижу, что-то выдумываю, а популярными становятся совсем другие девочки.

— Ты человек, который стал известен благодаря YouTube. Но выкладывая свои песни на всеобщее обозрение, ты все равно стремишься сохранить анонимность. В соцсетях ты не Елизавета Гырдымова, а Лиза Монета. Почему?
— Мне родители часто говорят, что интернет — это опасная вещь. Но когда я придумывала себе псевдоним, я решила, что это просто прикольно быть не просто Лизой, как в жизни, а Монетой. Это ведь что-то необычное. Сегодня многие люди хотят о себе как-то ярко заявить в интернете. Раньше мне тоже хотелось казаться крутой, циничной. У всех людей в жизни есть такой период. Если мне что-то не нравится, то я могла просто взять и сказать: «А мне вот не нравится то, что ты делаешь!» Но потом мне как-то это прискучило.

Сейчас я пытаюсь быть доброй. Это как-то, знаете, так даже наивно, идеалистично. Все же хотят жить в таком мире, где все добрые, хорошие? И вот я взяла как-то и сделала для всех своих одноклассников кексики. Мне сразу лучше стало. Так что уж лучше сказать всем правду, что ты не крутой, и жить нормально. Вот такой у меня идеал жизни и в соцсетях — быть доброй, не ругаться, всех просить тоже не ругаться, чтобы они все были добрыми. Это правда как-то работает. Доброта обезоруживает. Меня во всяком случае. Когда человек к тебе с раскрытыми объятиями, то и ты к нему так же. Ничего тут не поделаешь.

— Тебе сейчас часто приходится сдерживать себя, чтобы не ответить на агрессию в твой адрес тем же самым?
— Обычно, получая негативные послания в соцсетях, я не отвечаю ничего. Иногда я спрашиваю: «Что ты такое делаешь?» Просто они пишут: «Какая ты ужасная!» А я спрашиваю: «Что конкретно тебе не нравится?» Потому что я и правда этого не понимаю. Но отвечать агрессией мне не хочется. Я представляю, что эти люди сидят дома, могут заниматься своими делами, а они тратят время на то, чтобы писать мне обидные вещи. Они это делают потому, что им, наверное, плохо. У них в жизни что-то такое случилось… У него же все это внутри копится, у этого человека, раз он все так выливает в каждом комментарии!

— Как ты защищаешься от негатива в соцсетях — блокируешь страницы обидчика, устанавливаешь настройки конфиденциальности?
— Незнакомые люди не могут послать мне сообщение на мою личную страницу «ВКонтакте». Но это не потому, что я боюсь, что кто-то мне напишет гадости. Просто я больше физически не готова принимать сообщения. У меня их уже столько скопилось! Наверное, больше 500 непрочитанных сообщений, и я уже вряд ли смогу когда-нибудь их разобрать. А в моей группе у меня есть помощник. Это мой друг, Миша. Он вроде как модератор. Блокирует всех пользователей, которые пишут какие-нибудь гадости. Удаляет комментарии со страницы в моей группе. А зачем они мне? Их сообщения не приносят никакой пользы. Они же не пишут мне, что «тебе нужно расширить гармонику», «попробовать новые тональности» или «новые формы». Нет, они просто пишут чернуху.

— Тебе важно, сколько «лайков» собирают твои песни?
— Да, мне это важно. Хотя умом-то понимаю, что нет ничего страшного даже в том, если я выложу не очень удачную песню и люди начнут от меня отписываться. Потому что если эти подписчики, эти как бы фанаты, из-за одной плохой песни от тебя отпишутся, то это какая-то странная аудитория, ради которой не стоит так уж сильно стараться. И ничего страшного в этом нет. Я не буду говорить, что мне это совсем уж безразлично. Любому человеку, когда он что-то делает, важно, чтобы это понравилось окружающим. Мне тоже важно. Если, например, я выложу какую-нибудь песенку, и все будут писать: «Что это за ужас», и никто не поставит сердечки, то я, наверное, ее удалю.

— Кто для тебя авторитет? Чье мнение тебе по-настоящему важно?
— Это мнение моих друзей. У меня есть друг, его зовут Матвей. Это он вдохновил меня на песню «Самый клевый анархо-коммунист». Кроме того, мне важно мнение людей, которые давно занимаются музыкой и завоевали свою публику. Это профессионалы своего дела.

— А какую музыку ты сейчас слушаешь?
— Я слушаю разную музыку, у меня нет любимого стиля. На моей странице «ВКонтакте» есть и классическая музыка, и рэп, из русских — группа «Сатана печет блины». Я не знаю, кто они, откуда, я просто слушаю их музыку. Их песни с очень хорошим, интересным смыслом, хоть и не в очень хорошем качестве. Сейчас я вот разговариваю с вами — и вдруг подумала, что, наверное, я подсознательно пытаюсь им подражать. Мы очень похожи.

— Как хаотичный интернет, соцсети повлияли на твое взросление?
— Если бы не было много интернета, то я бы не тратила так много времени впустую. Еще я думаю о том, что практика общения в интернете немножко меня испортила. Из-за этого ведь страдают навыки общения в реальной жизни.

Вот мы стоим где-нибудь на остановке — я, мой парень и его друзья. И мне неловко. В интернете я бы легко отшутилась, послала бы смайлики, картинки, накидала бы музычки. Они бы сразу поняли, что я хорошая. А в реальной жизни это сложно очень дается. Может быть, если бы не было интернета, было бы полегче. Зато в телефоне у меня нет интернета.

— Это так случайно вышло или это твое осознанное решение — отказаться от интернета в телефоне?
— Нет, так вышло само собой, что у меня старенькая модель Nokia. Просто он долго не разряжается, он легкий. Его можно использовать только для разговора. То есть как телефон. Ну, еще мне нравится там играть в судоку. Никаких неудобств из-за этого у меня нет.

Мне не хочется всегда быть онлайн. Это же очень некрасиво, когда молодые люди приходят к кому-то на день рождения и сидят весь вечер в своем телефоне. Если бы у меня был телефон и интернет, то я бы с головой в него погрузилась, потому что мне там хорошо. Но мне бы этого не хотелось. Я могу жить и без интернета. У меня сильное воображение. Я могу лежать на кровати и представлять, что я… учительница в классе. Или кто-то еще. И мне не скучно.

— Кем еще ты себя представляешь?
— Я часто представляю, что я совершила что-то героическое, и теперь даю интервью. Меня спрашивают: «Вам не было страшно?» Вот я стою на сцене «Евровидения» или я врач, который спас жизнь человеку...

— Ты бы, кстати, хотела поехать на «Евровидение»?
— Я не подхожу по формату для «Евровидения». Для этого нужно иметь хороший голос. Все остальное за исполнителей делают другие люди. Пишут тексты, музыку, подбирают костюмы. А у меня все наоборот. То есть я и есть эти «все остальные». Кстати, поэтому, наверное, у меня и получается все в интернете. Я не гениальный поэт, не гениальный композитор, не гениальная певица, но зато я могу сама потихоньку все эти три вещи делать.

— Ты не хочешь пригласить других музыкантов выступить вместе с тобой? Например, в LYNCH? Или, как на видео, будешь только ты и твой друг синтезатор?
— Меня устраивает этот вариант. Но сейчас я готова к разным экспериментам. Я надеюсь, что они будут. Мне поступает очень много предложений.

— Ты собираешься использовать шанс и заняться шоу-бизнесом под руководством ребят из «Дискотеки Аварии»?
— Они хотят помочь мне записать клип, что-то еще. Хотят заняться моим продюсированием. Но мне пока это не очень интересно, поэтому я не вчитываюсь в те предложения, которые сейчас падают мне на почту. Этим занимается моя мама. Мне кажется, что пока я и сама неплохо справляюсь. Без чьей-то помощи. Сейчас я буду пытаться совмещать и творчество, и учебу. ЕГЭ нужно сдать обязательно. Даже если не поступать в этом году, все равно нужно сдать.

— Хочешь усидеть на двух стульях?
— Да. Как раз-таки поменьше думать про всяких продюсеров, про клипы…

Ты же понимаешь, что популярность — это ненадолго, что все очень быстро может измениться?
— Я не хочу заниматься шоу-бизнесом, я хочу заниматься творчеством. Мне кажется, что если я буду писать хорошие песни, то меня будут и дальше приглашать на фестивали. Если человек талантлив и у него хорошо получается, почему бы не пригласить его на фестиваль? Сейчас я стараюсь ловить кайф от того, что со мной происходит. От того внимания, которое мне оказывают. Я соглашаюсь на многие предложения. Говорю: «Давайте приеду. Давайте снимем клип. Давайте сделаем». Но стараюсь и про самое главное не забыть.

— А самое главное — это что?
— Это музыка. Это «я и мой друг синтезатор».

Константин Мельницкий; 66.RU; 66.ru. Видео: Монеточка; архив 66.ru