Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Анна Кирьянова: «Кризис превращает людей в ходячих мертвецов»

1 января 2016, 12:00
Колонка
Анна Кирьянова: «Кризис превращает людей в ходячих мертвецов»
Фото: 66.ru,архив 66.ru
Писатель, психолог и телеведущая ставит диагноз современному обществу. Как сохранить психическое равновесие в непростых условиях кризиса, о чем известные уральские бизнесмены и члены Госдумы тайком плачут в ее кабинете и почему обычные люди давно перестали паниковать из-за обвала рубля — читайте в колонке Анны Кирьяновой для 66.ru.

Есть две разные стадии сопротивления кризису. Первая стадия — стеническая. Мы наблюдали ее перед Новым годом, когда люди массово скупали валюту, искали более денежную работу, вкладывали деньги в недвижимость, шли получать второе образование. Или просто отправлялись лечить зубы. На смену стенической стадии пришла другая — куда более опасная. Потому что ресурсы организма уже истощены, а последствия пережитых страданий еще живы. В психологии это называется стресс-подножка. Повторный стресс приводит к астенической стадии — полному упадку сил. Наступает синдром покорности, апатии и депрессии. Это то, что общество переживает сейчас.

Меня недавно спросили, почему никто больше не паникует из-за падения рубля. Просто в какой-то момент мы все устали, нам стало все равно. Люди поняли, что от них ничего не зависит, что повлиять на ситуацию они никак не могут. Самое страшное, к чему это приводит, — у людей пропадает желание жить и возникает стадия психогенного самоубийства. Внешне это проявляется в том, что люди начинают набрасываться друг на друга, как в фильме «Ходячие мертвецы». Увеличивается агрессия на дороге. Я уже не говорю о росте онкологических заболеваний. Это злоба, которая выливается не в митинги, а в ненависть друг к другу. Поэтому ждать того, что кризис выведет людей на улицы, не стоит. Этого не произойдет.

Доказано, что большинство смертей — психосоматические. Несовместимые с жизнью заболевания возникают тогда, когда человек теряет волю к жизни. Внешне у него все нормально. Он работает, что-то делает, тянет лямку. Все как обычно. Но в нем уже нет энергии. Ко мне приходят бизнесмены, известные политики, которые за этот год влезли в миллионные кредиты и отдавать им нечем. Даже те, кто поначалу пытался что-то делать, сейчас опустили руки. Они садятся и плачут, а я вижу, как постепенно из них уходит жизненная сила. Посмотрите, сколько смертей произошло за этот год! Очень много политиков ушло, просто потому что они потеряли интерес к жизни.

Больше всего мы боимся даже не за себя, а за своих близких. Не того, что сейчас, в кризис, уровень нашей жизни станет хуже. А того, что, если что-то случится с твоими близкими, ты ничего не сможешь сделать. Не сможешь им помочь. Если твой родственник заболел, где ты возьмешь деньги ему на лекарство? Вот в чем ужас-то. Есть жизненно важные вещи, которые зависят от денег. И никто, кроме тебя, твоим близким не поможет.

Нельзя задавать вопрос, когда кончится кризис. Ольга Берггольц и другие блокадники говорят, что стоило только ленинградцу обозначить для себя какую-то важную границу, за которой следовало избавление, — он умирал. То есть он говорил себе: «Если к весне нас не освободят, силы мои кончатся к 1 мая». И 1 мая человек умирал. Или там, например, «если не будет 1 января прибавки хлеба, то я умру». Люди это поняли и стали бороться. Больных, голодных заставляли писать обязательства о том, что они не будут умирать. «Я, коммунист, даю слово, что не умру в этом году… Я буду бороться со смертностью и начну с себя». Звучит жутко. Дико. Но это работало. Несмотря на то что условия жизни лучше не становились, смертность резко снизилась. Так и я работаю. Я не могу говорить своим клиентам, что все будет плохо, что еду сжигают, потому что я не хочу разжигать негатив. Поверьте, мне есть что сказать по этому поводу. У меня прадед умер в блокаду от голода на Кировском заводе.

Все, что можно сейчас сделать, — избежать ненужного расхода энергии. Когда у вашей машины садится аккумулятор, нельзя взять и остановиться, потому что он полностью сядет. Но ресурс необходимо экономить. Нужно ровно, спокойно, с выключенными дополнительными опциями ехать дальше. Избегать общения с паникерами и негативно настроенными людьми. Чаще всего такие люди живут в интернете. Не ссорьтесь с близкими. Желание сорвать зло может быть очень сильным, причем чаще всего мы срываемся на самых близких людях. Занимайтесь своим здоровьем — это ваш основной ресурс в кризис.

Подумайте, можете ли вы что-то делать руками. Есть ли у вас ремесло, которое сможет прокормить вас? Как-то один профессор, друг моего папы, спросил меня: «Куда ты, Анечка, будешь поступать?» Я ответила: «На философский!» Тогда он сказал: «А знаешь ли ты, Анечка, историю про скрипочку?» И рассказал мне историю о мальчике, который учился играть на скрипке в то время, как все учились играть на рояле, тромбоне, арфе. Во время погромов, думал он, войн и революций тромбон с собой не унесешь, а скрипочка всегда тебя прокормит. У каждого человека должна быть своя «скрипочка». Ремесло, которое его прокормит вне зависимости от курса доллара. Михаил Зощенко не гнушался работать сапожником, когда его выгнали из Союза писателей. Благодаря этой работе он не умер с голоду.

Марина Цветаева в своих дневниках упоминала, что в 1919 году в Ленинграде, где люди умирали от голода, на заборе висело объявление: «Исправляю почерк». Это было время, когда никакой надобности в хорошем почерке не было. Вот для того чтобы не оказаться на месте автора этого объявления, нужно иметь свое ремесло. Чтобы не быть дураком. Потому что человек, который написал в 1919 году это объявление, был конченным дураком.

архив 66.ru