Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Сергей Светлаков о поколении нулевых: «Отсутствие личного мнения ребята компенсируют цитатами из телика и интернета»

8 октября 2014, 13:15
интервью
Сергей Светлаков о поколении нулевых: «Отсутствие личного мнения ребята компенсируют цитатами из телика и интернета»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Авторы сценария фильма «Выпускной» Сергей Светлаков и Александр Незлобин объясняют на примере выдуманного ими 11 «А» обычной средней школы обычного российского города, в чем главная проблема современной молодежи и почему во времена их собственного выпускного все было совсем-совсем не так.

В прокат выходит фильм «Выпускной», главными героями которого стало русское поколение нулевых. Также его часто называют Internet Generation или поколение Z. Это люди, родившиеся в конце восьмидесятых — середине двухтысячных. Всего через каких-нибудь четыре-пять лет многие получат дипломы лучших вузов страны, устроятся на работу в крупнейшие госкорпорации, выберут нового президента и определят, в каком направлении страна будет двигаться дальше. Пока же они решают более простые вопросы — например, каким будет их выпускной и как уйти из-под опеки старших — родителей и учителей.

Сценарий нового фильма написали бывший участник команды «Уральские пельмени» Сергей Светлаков и создатель сериала «Неzлоб» Александр Незлобин. Их мы и решили спросить, в чем главная проблема поколения Z и чего от него ждать.

— Главные герои «Выпускного» — это поколение Z, то есть те, кому сейчас по 17 лет. Когда вы писали сценарий, то наверняка спрашивали себя: кто они такие, чем живут, что им интересно, чего они хотят… К какому выводу вы пришли?
Светлаков: — Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам пришлось с головой окунуться в молодежную среду. У меня есть племянница, которая помогла разобраться в том, что сейчас происходит в школе, по каким признакам ребята делятся на компании, какие субкультуры сегодня популярны, а какие — нет. Как вчерашние школьники ведут себя в разных ситуациях. Например, как ребята знакомятся с девушками.

Незлобин: — Все, что мы написали, первым делом проверили на своих братьях, сестрах и племянниках. Некоторые фразы, которые попали в фильм, были взяты из реальной жизни. Например, в фильме есть рэпер, который говорит: «Я хочу быть черным!». Это слова одного из наших родственников. Да-да, он так и сказал: «Я хочу быть черным, потому что я рэпер!». Мы оттолкнулись от этой фразы и начали писать характер, придумывать для него историю.


— Мне интересно, как люди вашего поколения воспринимают мальчиков и девочек из поколения нулевых. В чем их главное отличие — если говорить об их отношении к себе, к другим, к жизни вообще?
Светлаков: — Сейчас, когда в компании тебе задают вопрос: «Ты вообще кто?» — ты не говоришь свое имя, фамилию или с какого ты района, как это было у нас. Ты должен сказать, к какой культуре ты принадлежишь, то есть обозначить свое мироощущение. Ты можешь быть рэпером, эмо… Разновидностей — десятки, сотни. Молодежь делится на группы и собирается в определенных местах. В зависимости от этого даже город делится на зоны влияния той или иной группы. Это большая тайная жизнь, скрытая от родителей и посторонних. Нам пришлось немножко копнуть в этом направлении. Но мы поняли, что глубоко копать не стоит.

— Почему? Тогда получился бы триллер или социальная драма?
Светлаков: — Дальше там все очень сложно для понимания. Я думаю, что зрителям все это и не надо. Поэтому мы так, по шапкам… У нас есть персонаж — девочка эмо, который мы подсмотрели из реальной жизни. В фильме она разговаривает так, как та девочка.


— Сегодняшние выпускники — это люди, чье детство пришлось на период технологического бума. Большую часть времени они проводят в Сети. Появилась даже новая зависимость — от «лайков» в соцсетях. Вы бродили по «ВКонтакте», «Фейсбуку»? Понимали, о чем они говорят?
Светлаков: — Мы, конечно, долбили интернет. Вбивали в поисковики странные фразы, вопросы. Для нас было важно понять, как они между собой общаются, как готовятся к выпускному, как относятся к алкоголю, как они изъясняются, когда друг друга любят… Я очень надеюсь, что у зрителей не будет вопросов к реальности происходящего на экране. И самое главное — у молодежи не будет вопросов. Они будут смотреть на 11 «А» и узнавать свои слова, своих людей. Мы очень надеемся, что попадем в современность.


— Почему общаться во дворах, на улице больше не интересно?
Незлобин: — Мы с Сережей постоянно про это разговариваем… Никому не интересно выйти во двор, погулять, слепить снеговика. Все сидят «ВКонтакте» и общаются, потому что это модно. Но скоро мода изменится. В нее снова войдут спорт и другие вещи, далекие от интернета. Я думаю, что скоро опять появятся телефоны с монохромным дисплеем. И это будет стильно. Об этом говорит то, что я вижу сейчас на улице в Москве и Нижнем Новгороде, где мы снимали фильм. Люди во все времена одинаковы. Просто добавляются всякие твиттеры и разные контркультуры, но в целом природа поведения — одна и та же.


— В чем главная проблема поколения Z?
Светлаков: — Я думаю, что это отсутствие желаний и внятных целей. Но это проблема не только молодых, но и взрослых. Сейчас вообще такое время — непонятно, куда идти и чего хотеть.

— Полгода назад я попала на вручение медалей лучшим выпускникам города и области. Тогда у меня впервые возникло ощущение, что я говорю с телевизором. Медалисты отвечали заученными фразами: «Путин — настоящий мужик», «Крым — наш», «Мы за стабильность». Больше всего пугало то, что, похоже, они действительно верили в то, что говорили.
Светлаков: — У молодежи нет своего ярко выраженного мнения. Они все черпают либо из интернета, либо из телика. Но я думаю, что это пройдет. Мне их сложно судить, потому что у них какая-то другая материя.

Незлобин: — Я, наоборот, вижу мало зомбированных людей, но то, что в наше время люди меньше думают, это правда. Хорошо это или плохо, я не знаю. Люди, которые меньше думают, иногда бывают более счастливыми. Это вечный вопрос. Либо ты очень умный и несчастный, либо не задаешь себе вопросов, но зато ты счастливый. Я не знаю, что лучше.

Светлаков: — В нашем фильме как раз все это есть. И это не просто набор забавных ситуаций и шуток. Там есть и смех, и боль, есть и ожидание: что же будет с нами дальше? Чего мы хотим, а чего не хотим? Почему мы такие?


— О чем мечтают сегодняшние выпускники?
Светлаков: — Поколение Z мечтает, чтобы от них отстали.

— А их родители?
Светлаков: — Они очень хотят, чтобы на них обратили внимание. В фильме есть такая фраза: у каждого времени свое поколение. Родители не должны судить и постоянно направлять детей, точно так же, как и дети не могут постоянно делать только то, что они хотят. Это единственный случай, когда правды действительно две.

Незлобин: — Родители мечтают, чтобы дети не совершили их ошибки. Но мы уверены, что никогда в жизни взрослый не сможет что-то объяснить ребенку, пока он сам через это не пройдет и не поймет. Не нужно воспитывать своих детей, нужно воспитывать себя. Не надо думать, что они сделают что-то. Нет никакого «они» и «мы». Мы все связаны. Меняемся мы — меняются они. Поэтому все зависит только от нас самих. Если ты не хочешь, чтобы в России была коррупция, не давай взятки.


— На сайте программы «Танцы» на канале ТНТ говорится, что Сергей — «самый гуманный член жюри», потому что всегда дает второй шанс кандидатам. Кандидаты — это чаще всего и есть вчерашние выпускники. Им нужно просто дать шанс, чтобы они показали, на что способны?
Светлаков: — Молодые люди, которые приходят в этот проект, внушают большую надежду. Мы отсмотрели десятки, сотни выступлений, но самые сильные ребята, мне кажется, из Екатеринбурга. Я был горд за них, потому что они показали, что на Урале существует очень мощное движение, что здесь есть творческие люди. Серьезно! Этот проект поднял новую волну популярности танцев. Я увидел, что многие молодые люди не проводят время во дворе, в подъездах, в интернете, а занимаются реальным делом.


— Почему фильм получил категорию «18+»?
Светлаков: — Я надеюсь, что все зрители зададутся тем же вопросом. Я не согласен с этой категорией. Меня сдержали от публичных объявлений в сторону Министерства культуры, которое приняло это решение. Сейчас выходят фильмы «12+» и «16+», в которых, на мой взгляд, куда меньше морали и больше провокации и просто неправильных для молодежи вещей. Я люблю свое творение под названием «Выпускной», и мне за него даже немножко обидно. Пускай это будет не совсем законно, но я хочу, чтобы 16-летние люди его тоже посмотрели.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru, кадры из фильма «Выпускной». Видео: youtube.com