Раздел Общество
19 мая 2013, 15:25

Три часа до вечности. Кто и зачем пришел на Божественную литургию патриарха

Три часа до вечности. Кто и зачем пришел на Божественную литургию патриарха
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
С самого утра около собора Ново-Тихвинского женского монастыря собралась толпа. Многие приехали из других городов. Были и чиновники, и нищие, и верующие, и просто зеваки. Мы спросили собравшихся, что их всех сюда привело.

Второй день визита патриарха Кирилла в Екатеринбург. До начала Божественной литургии остается больше часа, но около собора Александра Невского уже скопилась огромная очередь верующих и просто нищих, которые всегда находятся недалеко от храма. Верующие держат в руках растяжки, на которых большими синими буквами на белом фоне написано: «Ваше святейшество! Мы Вас любим!». Нищие подходят к верующим и сразу после слов «С праздником» просят закурить. Отвязаться от них нелегко.

Люди готовы стоять по нескольку часов, чтобы только попасть внутрь, но дальше металлических ограждений никого не пускают.

Через некоторое время очередь суетливо перемещается к рамкам металлоискателей. Полицейские терпеливо просят отойти от рамок, иначе они все время издают неприятный пищащий звук. Но люди подолгу ждать своей очереди вдали от рамок не хотят.

Каждого досматривают несколько полицейских, они пристально смотря в глазах и проверяя содержимое сумок. Люди движутся, но медленно. Кажется, сама того не желая, патриархия воскресила немного уже подзабытый особый тип организации людей, под названием «очередь».

— Видите, сегодня нам благоволит Господь. День-то какой светлый! — говорит один из служителей собора. Он стоит по ту сторону ограждений.

День и вправду светлый. В отличие от первого дня визита патриарха, небо чистое и светлое. Даже главный портал храма выглядит белее, купола ярче, колонны выше.

Подойти близко к собору заранее, до начала Божественной литургии, удалось немногим.

Мы проходим через последние ограждения, минуя прихожан, уже досмотренных полицейскими. У нас есть специальный пропуск для СМИ. В толпе слышатся слова негодования («А как же простые люди….). На самом деле те, кому задолго до начала литургии удалось подойти к храму ближе всех, вовсе не просты. Милая бабушка в белой косыночке и с желтым цветком в руках просачивается между фото- и видеокамер под видом журналистки. Правда, ее все же замечают и возвращают на место.

Понять нетерпеливость пришедших сегодня на службу можно. В соборе действительно очень красиво, не говоря о самой церемонии освящения и Божественной литургии.

Смотреть на священнодействие можно бесконечно.

Те, кому удалось попасть в собор, снимали все происходящее на планшеты и айфоны.

Беременная молодая женщина, пришедшая с дочкой, стойко держала телефон в вытянутой руке добрых полчаса. Когда она захотела выйти из храма, оказалось, что это невозможно. Толпа стояла плотно, никого не впуская и не выпуская. Каждый охранял свое место. Кто-то жаловался, что не может даже руку поднять, чтобы перекреститься. Дальше следовало вежливое «Подвинься, сестричка».

Чуть посвободнее было только справа от алтаря, где стоял губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

Слева от Куйвашева стояли вице-губернатор Яков Силин и полпред президента в УрФО Игорь Холманских, справа оказался гендиректор УГМК Андрей Козицын.

Председатель Законодательного Собрания Свердловской области Людмила Бабушкина и уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова во время службы крестились много и часто. Евгений Куйвашев, напротив, то крестился, то просто кивал.

Те, кому не удалось попасть в храм, наблюдали за происходящим по большому экрану, специально установленному перед собором. Всего посмотреть на Божественную литургию и патриарха пришли порядка полутора тысяч человек.

После службы пытаюсь поговорить с выходящими из собора. Они отстояли всю службу и теперь точно должны знать, зачем пришли. Подхожу к модно одетой девушке. На светлой головке — шелковая косынка, кокетливо завязанная бантиком сзади. В руках — айфон. Девушка что-то пишет. Услышав вопрос «Зачем вы сегодня пришли?», улыбается. Девушку зовут Мария, ее лицо выражает нездешнее.

— Я постоянная прихожанка Ново-Тихвинского монастыря. Постоянно прихожу сюда, в храм, — рассказывает Мария, крутя в руках айфон. — Я смотрела на храм Александра Невского и все ждала, когда же его отреставрируют, когда из музея, который здесь был в советское время, он превратится в то место, где могут собираться люди. Я знаю, что, когда советские власти отдали первый этаж православной церкви, здесь уже тогда собиралось много людей. И действительно этот храм — особенный. Здесь служил святой Иоанн Кронштадтский, хранились его мощи. Когда я узнала, что сам патриарх приезжает освятить храм, я, конечно, пришла сюда. Может, еще и для того чтобы ощутить особую энергетику патриарха. Послушать его проповедь.

Люди, выходя из храма, выглядели просветленными. Говорили, что ходят на службы всегда. Описать, что с ними происходит во время службы, им сложно. Но все упоминают слова «очищение» или «счастье».

К одной из «просветленных», как только она сошла со ступенек собора, подбежала скромно одетая старушка и что-то шепнула. Та без колебаний, автоматически, достала из внутреннего кармана куртки несколько смятых десяток и дала ей. При этом сцена почему-то напоминала передачу секретных документов в шпионском боевике. Все произошло быстро и без лишних слов. Уже спустя секунду каждый отправился по своим делам, как будто ничего и не было.

Подхожу к тем, кто во время всей службы стоял во дворе, где установлен экран. Немного позади толпы стоит мужчина в светлой вельветовой куртке с окладистой бородой, показывает на экран и бъясняет пожилой женщине, почему у трансляции такой хороший звук. Спрашиваю, был ли он в храме во время службы.

— В храме я не был. Там же по приглашениям. Народу много. Там начальство в основном. Всех церковь не вместит. Причастие было на улице. Вышли священники. Около 30 человек, наверно, чтобы не затягивать, — говорит мужчина в вельветовой куртке.

— Сегодня особенная служба, потому что здесь присутствует патриарх?
— Конечно, полнота благодати в церкви.

— Что для вас патриарх?
— Предстоятель перед Богом за всю церковь.

— У вас не возникло ощущения, что пришедшие сегодня верующие смотрят на патриарха как толпа фанатов на кумира? Снимают на айпады, всеми правдами и неправдами пытаются подойти как можно ближе.
— Это ведь российская болезнь. Это связано с тем периодом, когда в очередях толкались. Помнишь? За святой водой точно так же ломятся сейчас бабушки. Все это по привычке, только по привычке... Это больше у католиков присутствует, чрезмерное почитание. Я имею в виду папу римского. У нас такой экзальтации нет. Все спокойно. Он такой же человек, как и все остальные. Кается в грехах, грешит, но на нем полнота благодати церковной лежит. И ответственность.

Вместе с прихожанами во время службы в соборе стояли люди в форме. Перед тем как зайти в собор, они перекрестились.

— Какое чувство у вас осталось после службы?
— Я очень доволен. Когда человек в церковь приходит, он оттуда выходит уже другим. Всегда. Это как в реке искупаешься. Даже если в обычной реке, то другим выходишь. А если в святом месте, то есть благодать Божия присутствует при этом, то происходит внутреннее очищение, преображение человека.

— Как вы думаете, сегодня только верующие пришли?
— Кто-то из любопытства сюда пришел. Но это любопытство носит здоровый характер. Нет никакой экзальтации и никогда такого не бывает. Есть, правда, люди нездоровые, склонные к психическим заболеваниям. Они тоже церковь наполняют. Это же как больница. Не только душевная, но и телесная. Поэтому к ним нужно относиться с терпением и снисходительностью.

— Скажите, как вас зовут?
— Отец Михаил. Я священник православный.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.