Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Кто такой Олег Чемезов и почему его здесь ждали. Досье на нового политического вице-губернатора

29 декабря 2021, 15:05
Кто такой Олег Чемезов и почему его здесь ждали. Досье на нового политического вице-губернатора
Фото: Антон Буценко, Анастасия Кеда, 66.RU
Олег Чемезов стал вице-губернатором Свердловской области, ответственным за финансы и политику. Это не первый случай, когда глава региона обращается к нему за помощью. Раньше Чемезов оправдывал ожидания. Посмотрим, что будет в этот раз.

Тюмень, где он провел большую часть жизни, Олег Чемезов считает лучшим городом на земле, хотя родился в Свердловске. Семья почти сразу перебралась в Краснотурьинск, и все детство он провел там. Отец, работавший врачом-психиатром, считал, что сын продолжит династию, но в Свердловском мединституте будущему абитуриенту отказали в общежитии. По совету отца он уехал в Тюмень, где тоже готовили врачей и могли выделить койко-место.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Во время учебы в Тюменском государственном медицинском институте Чемезов подрабатывал медбратом, санитаром и грузчиком. Получив специальность, практиковал в отделении острых психозов Винзилинской психиатрической больницы. Годом позже отправился в Ханты-Мансийск, куда его переманил главный психиатр Югры.

В 1991 году из участкового психиатра Чемезов дорос до заведующего психиатрическим отделением Ханты-Мансийского окружного психонаркологического диспансера. Тогда же он начал заниматься бизнесом, чтобы прокормить жену и детей.

«Кризис наступил, когда я понял, что денег от зарплаты до зарплаты не хватает и больше 15 ночей в месяц дежурить невозможно, иначе просто погибнешь. Я нашел методики, обещавшие заработок, и начал расширять практику — прошел курсы по акупунктуре, мануальной терапии, психотерапии, холотропному дыханию, НЛП. Потом открыл медицинский кабинет и вел платные приемы, а вырученные деньги использовал в коммерческих операциях».

По словам Чемезова, первый финансовый опыт он приобрел в частном медицинском бизнесе. Другим источником денег стали бартерные сделки. «Водку меняли на унитазы, трубы — на уголь, который отправляли на север, чтобы на вырученные деньги приобрести на Украине КРАЗы без колес, а колеса искали отдельно в другом месте», — вспоминает он.

Между собой эти сферы не пересекались.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Точка входа во власть

В начале девяностых государству не хватало денег, чтобы содержать больницы и поликлиники. Москва собиралась брать взносы с работодателей. В ХМАО об этом тоже думали и подбирали специалистов, близких к медицине и страховой сфере, чтобы отправить их во Францию за опытом. В делегацию попал психиатр Чемезов, открывший к тому времени страховую компанию. Вернувшись, он рассказал в департаменте здравоохранения, как организовать финансовые потоки, и получил задание написать проект закона о медицинском страховании в отдельно взятом Ханты-Мансийске. Когда пришло время искать руководителя территориального фонда ОМС, о Чемезове вспомнили снова. Должность ему предложил глава региона Александр Филипенко.

Следующие пять лет Чемезов возглавлял территориальный фонд ОМС ХМАО, тогда же заочно получил экономическое образование и стал депутатом Тюменской областной думы от Ханты-Мансийского округа. Поворотным пунктом в его политической карьере стала беседа с губернатором ХМАО в Совете Федерации, куда Чемезова позвали рассказать о финансово-деривативных отношениях в медицинском страховании. Фонд ОМС отказывался принимать зачеты, и работодателям приходилось рассчитываться деньгами.

Филипенко выслушал его и пригласил зайти.

По словам Чемезова, в 1998 году 60% бюджета ХМАО закрывали взаимозачетами, и бюджетники сидели без денег. По просьбе губернатора директор ФОМС выделил средства на зарплату медицинским работникам (после согласования с Москвой), и Филипенко в одночасье назначил его первым замом по экономике и финансам.

С этого времени началась война с нефтяными генералами за отмену зачетов, говорит Чемезов. Тогда же он познакомился с главой «Транснефти» Семеном Вайнштоком и первым вице-президентом ТНК Германом Ханом. В начале 1999 года бюджет ХМАО начал наполняться деньгами, увеличившись за пять лет в 10 раз — с 10 млрд рублей в 1999 году до 100 млрд рублей в 2004 году. «Цена на нефть постепенно росла, и на моих глазах в Ханты-Мансийском округе случился беспрецедентный денежный прилив», — говорит Чемезов.

«Позже мы добились отмены взаимозачетов на федеральном уровне, и в бюджетный кодекс вписали строку, что налоги платятся только деньгами. Это, конечно, была трагедия для тех, кто на той истории зарабатывал. Так что недоброжелателей у нас было много».

По оценкам чиновников, Чемезов стал вторым человеком в округе после губернатора, определявшим экономическую, финансовую и инвестиционную политику. Сергей Собянин звал Чемезова к себе, и в январе 2004 года тот перебрался в Тюмень, став заместителем губернатора по экономике.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Спустя два месяца тайные недоброжелатели оставили у входной двери его дома в Ханты-Мансийске пакет с миной. Чемезов уже жил в Тюмени, но семья оставалась в ХМАО. Этот инцидент он никогда не комментировал, но в беседах с журналистами подтверждал, что угроза была реальной. Его коллеги неофициально заявляли, что попытка устранить заместителя губернатора связана с его профессиональной деятельностью.

Возможно, с теми же взаимозачетами.

В компании с нефтяниками

В ноябре 2005 года Сергея Собянина перевели в Москву и назначили главой администрации президента РФ. На вопрос, предлагал ли ему Собянин должность в новой команде, Чемезов отвечает уклончиво. По его словам, команда — это не место работы, а стиль взаимоотношений, не всегда предполагающий иерархию начальник/подчиненный. «Команда — это образ мыслей, компетенций, знаний и распределение нагрузки при решении разных задач, — поясняет он. — Как это выглядело со стороны, не могу судить». Однако, тоже со слов Чемезова, ожидавший повышения Собянин рекомендовал ему заняться бизнесом, где человек с его характером может преуспеть.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Выбор Чемезова пал на компанию ТНК-ВР, куда его уже приглашал Герман Хан. Следующие два года он работал вице-президентом «ТНК-ВР Менеджмент», отвечавшим за GR — взаимодействие предприятия с органами власти. По словам Чемезова, это был диалог разных культур.

«В отличие от России, где при смене управленца отношения с его преемником приходится налаживать заново, англичане соблюдают все неписаные договоренности, даже те, которым уже сто лет. В этом смысле мы многому научились у менеджеров British Petroleum — от элементарных правил техники безопасности до взаимодействия с органами власти».

Комментируя для СМИ решение Чемезова, Собянин отметил его деловые качества и согласился, что «переход на работу в ТНК-ВР — неплохой карьерный рост для человека в расцвете сил».

То, что Чемезов предпочел политике бизнес, многих удивило. Общее мнение выразил Андрей Артюхов, член Совета Федерации от Тюменской областной думы, сказавший, что причина неожиданного ухода Чемезова к нефтяникам ему неизвестна, но человек со связями во власти будет полезен компании ТНК-ВР, играющей не последнюю роль в Тюменской области. По одной из версий, связи Чемезова помогли ТНК-ВР погасить скандалы, связанные с обвинениями в неуплате налогов. Речь шла о претензиях Федеральной налоговой службы — в апреле 2005 года ведомство заявило, что ТНК-ВР недоплатила в бюджет 26 млрд рублей. В Совете Федерации, который инициировал проверку, считали, что ТНК минимизировала налоговые выплаты с помощью аффилированных компаний, зарегистрированных в регионах с льготным налоговым режимом.

Четыре месяца спустя в уходе от налогов нефтяную компанию обвинил аудитор Счетной палаты РФ.

Чемезов, впрочем, уверяет, что речь шла о проблемах, решавшихся в рабочем порядке. Принципиально важным он считает соглашение между Тюменской областью и руководством ТНК-ВР, подписанное в июле 2005 года. Стороны договорились, что компания упростит корпоративную структуру и зарегистрирует в Тюмени новый холдинг, который станет центром прибыли. Президент и главный управляющий ТНК-BP Роберт Дадли обещал, что компания увеличит налоговые отчисления. Регион обязался возвращать нефтяникам 4% от уплаченного в его бюджет налога на прибыль и предоставить субвенцию в размере 10% от стоимости разработки месторождений в Уватском районе (около $230 млн).

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

В 2006 году Олег Чемезов вернулся в Тюмень и стал вице-президентом, директором филиала ОАО «ТНК-ВР Менеджмент» «ТНК-ВР Сибирь», затем –директором филиала нефтяной компании «РН Менеджмент» «Сибирь» в Тюмени.

По его словам, сферой интересов ТНК-ВР была территория от Урала до Дальнего Востока, включая ХМАО, ЯНАО, Свердловскую, Челябинскую, Тюменскую и Иркутскую области, Красноярский край, Владивосток и Республику Саха. Ему приходилось много ездить, и с точки зрения логистики находиться в Тюмени было проще.

«Московский ритм для меня был крайне тяжелым — постоянная спешка, какие-то ненужные интриги, вечные опоздания из-за пробок — мне это было чуждо. Обратно в Тюмень я вернулся прямо с огромным удовольствием. Тому, кто проводит время на рыбалке и охоте, играет в хоккей, любит общаться с простыми людьми и не хочет по два часа простаивать в пробках, лучше оставаться на Урале. Время здесь можно использовать эффективнее — успевать больше и никуда не опаздывать».

После покупки ТНК-ВР Роснефтью в 2013 году Олег Чемезов ушел из компании. Говорит, новое руководство предлагало ему снова работать в Москве, но он остался в Тюмени, в том числе потому, что у него родился сын. Возвращаться в правительство области, где была подходящая вакансия, он тоже не стал, объяснив, что дважды в одну реку входить не хочет.

Ничего личного, только бизнес

Чемезов выбрал бизнес — управляющая компания «Партиком», учрежденная им вместе с партнером Владимиром Сысоевым в 2006 году, занималась строительством (коммерческая и жилая недвижимость), деревообработкой и телекоммуникациями.

«История «Партикома» началась, когда я работал в ТНК-ВР. Будучи служащим нефтяной компании, я не мог заниматься сырьевым бизнесом по этическим соображениям и вкладывался в другие промышленные активы — покупал, инвестировал, продавал. Ничего не отжимал — за все честно платил. Большинство этих предприятий работали вполне эффективно, поэтому «Партиком» мог участвовать в социальных проектах».

Покинув ТНК-ВР, Чемезов стал председателем правления «Партикома». Официально он называл себя контролирующим акционером, ответственным за стратегическое развитие. В лучшие времена, когда на предприятиях работало больше двух тысяч человек, оборот бизнеса достигал семи миллиардов рублей.

С точки зрения наблюдателей, для человека, работавшего в транснациональной корпорации, в карьере Чемезова проект областного масштаба стал шагом назад. Сам он с этим не соглашается, говоря, что ТНК-ВР была зарегламентированной вертикальной структурой, где каждый управленец выполнял узкие задачи в рамках своих компетенций. «Компания ТНК-ВР действительно платила больше 30 миллиардов рублей налогов в Тюменской области, но моей заслуги в этом не было, — говорит он. — Я покинул среду, в которой уже не мог оставаться, и создал себе другую, где хотелось комфортно и интересно жить и получать удовольствие».

Самым известным проектом «Партикома» считают комплекс «Партиком Спорт» с ледовой ареной, построенный на Воронинских горках, где регион развивал спортивную инфраструктуру. По словам Чемезова, он вложил в этот объект миллиард. «Когда мы начинали строить, в Тюмени категорически не хватало ледовых площадок для спортсменов, — говорит он. — Мы использовали финскую систему охлаждения льда, канадский паркет, собственные изделия из дерева. С точки зрения прибыли, это, скорее, социальный проект. Поначалу комплексом управлял «Партиком», но для компании такая деятельность была непрофильной, и мы предложили региону этот комплекс выкупить».

По данным из открытых источников, область выкупила «Партиком Спорт» за 310 млн рублей, но Чемезов уверяет, что сумма была меньше. Его оппоненты, впрочем, считают иначе. По их версии, затраты на строительство спортивного комплекса Чемезов преувеличил, а свои доходы пытался скрыть. В этом можно убедиться, сопоставляя декларации о доходах, говорят они.

В частности, по итогам 2014 года (первого после возвращения из ТНК-BP в Тюменскую областную думу) Чемезов декларировал доход в 55,57 млн рублей. В его собственности было 11 земельных участков, восемь жилых домов и квартира.

«У меня не было богатых родителей, мне не досталось на халяву ни завода, ни магазина, ни ресторанной сети. Я как та лягушка в сметане, которой пришлось молотить лапами, чтобы выбраться из банки. Были времена, когда я ложился спать в два-три часа ночи, а в шесть утра уже добирался машиной или самолетом из точки А в точку Б, чтобы заключить сделку. Об этом сейчас никто не думает, только спрашивают: откуда он, сволочь такая, деньги взял?»

В 2015 году Чемезов заработал уже 87 млн рублей, а в 2016 году его официальный доход уменьшился более чем в 90 раз — до 972 тысяч рублей. Сократился и список недвижимости.

За 2017 год Чемезов задекларировал всего 112 тысяч рублей, за 2018 год — еще на 400 рублей меньше.

Сам Чемезов объясняет, что избавился от капиталов по соображениям безопасности. С 2012 года в Тюмени орудовала шайка злоумышленников, которые шантажировали и похищали предпринимателей, вымогая у них деньги. Тех, кто оказывал сопротивление, убивали. Опасаясь, что тоже находится в зоне риска, Чемезов развелся с женой и переписал на нее свое имущество. По его словам, предосторожность оказалась не лишней — когда в 2018 году преступников задержали, оказалось, что в списке потенциальных жертв были Олег Чемезов и заместитель губернатора Тюменской области Владимир Чейметов.

Охота за «Красным Октябрем»

Проблемным активом для УК «Партиком» стал деревообрабатывающий комбинат (ДОК) «Красный Октябрь» — одно из старейших предприятий Тюмени, выпускавшее строганый шпон, плиты ДСП, ОСП, ламинат, фурнитуру и мебель. Комбинат два года был поставщиком IKEA, а потом решил продвигать свой бренд. По словам Чемезова, с 2016 года ДОК стал убыточным из-за падавшего спроса и низкой рентабельности производства.

В июне 2017 года тюменская компания «Омега», зарегистрированная по тому же адресу, что и «Партиком», подала иск о банкротстве ДОК «Красный Октябрь». Согласно материалам дела, долг предприятия перед 22 кредиторами — «Газпром межрегионгаз Север», АО «ЭК «Восток», Сбербанк (76,5 млн) и другие, в числе которых значился и Олег Чемезов, составлял 441 млн рублей (накопленные выплаты за электричество, услуги ЖКХ и расчеты по зарплате персонала).

«ДОК «Красный Октябрь» — актив, который мы в свое время приобрели и реанимировали — не выдержал конкуренции с крупными игроками и постепенно начал выпадать из рынка. Появились желающие его купить, но мы решили выходить из этого бизнеса постепенно. Так же мы действовали и в других регионах — часть активов оздоравливали и возвращали к работе, другие банкротили или продавали. Всем этим занималась «Партиком» как управляющая компания».

Теоретически собственник мог вложиться в реконструкцию производства, чтобы его оживить, но Чемезов объяснил, что это невозможно — в генплане Тюмени площадка «Красного Октября» считалась территорией жилой застройки. «Мы уже не могли инвестировать в реконструкцию — предприятие обязано было умереть, — поясняет он. — Оставалось найти девелопера, который купит землю и начнет строить дома».

Поиски инвестора, который приобрел бы землю комбината по 80 и 100 млн рублей за гектар, оказались безрезультатными. При цене 50–55 миллионов, которую Чемезов признал справедливой, вся территория предприятия стоила 1,115 млрд рублей.

По одной из версий, Чемезов рассчитывал запустить управляемое банкротство «Красного Октября», но его планы изменились, когда появился покупатель земли в лице федеральной «Группы компаний ПИК», решившей построить на земле комбината 13 многоквартирных домов, детский сад и школу. В мае 2018 года процедуру банкротства остановили — комбинат подписал мировое соглашение с кредиторами, пообещав рассчитаться деньгами, вырученными от продажи земли.

Еще через год, когда его пригласили в правительство Свердловской области, Олег Чемезов передал свои акции УК «Партиком» жене Ирине, которая позже их продала. В 2018–2019 годах, когда Чемезов еще управлял компаний, ее чистая прибыль составляла 25,8–37,8 млн рублей.

По итогам 2020 года «Партиком» получил почти 1,5 млн рублей убытка.

Един в двух лицах

На государственную службу Чемезов вернулся в 2019 году, когда губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев назначил его заместителем, отвечающим за территориальное развитие и цифровизацию региона (в том числе при подготовке к Универсиаде). Часть этих обязанностей прежде выполняли члены правительства Александр Высокинский и Азат Салихов. Наблюдатели отметили, впрочем, что для чиновника уровня Чемезова такого функционала недостаточно — он появился в команде Куйвашева, чтобы сменить Сергея Бидонько на посту политического заместителя, курирующего внутреннюю политику региона.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Эти прогнозы подтвердились.

В январе 2021 года Чемезов получил контроль над региональным минфином, а в конце сентября 2021 года российский Центризбирком сообщил, что Бидонько станет депутатом Государственной Думы от «Единой России». Неделей позже Куйвашев назначил Чемезова исполняющим обязанности вице-губернатора, курирующего политические вопросы. Официально он вступил в эту должность в минувший понедельник.

Чемезов, уже менявший бизнес на политику, а политику на бизнес, объяснил свое решение примкнуть к команде свердловского губернатора поисками нового.

«Я не хотел уезжать из Тюменской области в Москву, а отказываться от предложения Евгения Владимировича вернуться в Свердловскую область посчитал неразумным. Наверное, потому, что набор аргументов изменился. Тюменская область — интересный регион, мне там работалось хорошо, но есть два варианта — плавать в теплой ванне дальше, где тебе уже комфортно и все сформировано, или что-то менять и двигаться дальше. Я — любитель острых ощущений, поэтому принял такое решение».

С губернатором Чемезов познакомился еще в нулевых, когда был первым замом главы ХМАО. Евгений Куйвашев работал тогда в администрации поселка Пойковский. Затем Куйвашев стал мэром Тюмени (2007–2011 годы), а Чемезов — депутатом гордумы. Отношений начальник/подчиненный между ними никогда не было, подчеркивает вице-губернатор. Речь всегда шла о взаимодействии.

Сейчас иерархия появилась.

В 2022 году в регионе ожидают выборы губернатора. Возможно, курировать кампанию Евгения Куйвашева предстоит именно Чемезову.

Текст: Михаил Старков, Александра Морозова, Богдан Кульчицкий