Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
46693 +367
Выздоровели
38914 +370
Умерли
1037 +10
Россия
Заразились
2322056 +26402
Выздоровели
1803467 +24763
Умерли
40464 +569

Мансийская республика. Как в девяностые Антон Баков и Эдуард Россель присоединяли нефтяные земли ХМАО

31 марта 2020, 18:23
Мансийская республика. Как в девяностые Антон Баков и Эдуард Россель присоединяли нефтяные земли ХМАО
Фото: Анна Коваленко 66.RU
В начале 90-х у Свердловской области были все шансы увеличить свою территорию в два раза. Расшириться планировалось «за счет» соседа — ХМАО, от которого должна была «отделиться» Мансийская республика. Эта неудавшаяся интрига губернатора Эдуарда Росселя и политика Антона Бакова позже легла в основу создания знаменитой Уральской республики. О Мансийской республике упоминает Алексей Иванов в книге «Ёбург», а в интернете можно найти только обрывочные сведения. Мы впервые излагаем историю Мансийской республики на основе реальных документов — газет и телеграмм того периода. Уникальные материалы предоставили Юрий Кузьмич Шагут — депутат Окружного совета от Кондинского района Ханты-Мансийского округа (1989–1994), и политик Антон Баков. Текст статьи подготовил этнолог Илья Викторович Абрамов из Института истории и археологии.

Работа над ошибками

В декабре 1992 года в Екатеринбурге вышел «Вестник» Первого конгресса культуры мансийского народа. На шестнадцати страницах в виде резолюций, постановлений и законопроектов были изложены основы создания Мансийского автономного округа как части Свердловской области. Для этого западные районы Ханты-Мансийского автономного округа должны были обособиться и проголосовать за новый союз. Это подавалось как исправление ошибки, допущенной 62 года назад.

«В 1930 году Решением ВЦИК часть территории, издревле населенной мансийским народом, была передана из Уральской (ныне Свердловской) области в состав Остяко-Вогульского (ныне Ханты-Мансийского) автономного округа. Волевым решением и принятыми в те годы силовыми методами была разрушена этнокультурная целостность народа манси, заложена основа современной политики ассимиляции манси более многочисленными ханты», — сообщал «Вестник», прилагавшийся к газете «Быстрый курьер». Изданием занималось товарищество «Уральский рынок». Владел им молодой предприниматель и политик Антон Баков.

Третью страницу занимала резолюция I Свердловского областного съезда народа манси с подзаголовком «О необходимости реабилитации репрессированного народа манси». Тезисы гласили, что национальный округ расчленил территорию проживания манси, объединил два совершенно различных народа, а большая часть этнических манси осталась вне округа. Манси следовало признать пострадавшим народом в соответствии с законом РФ «О реабилитации репрессированных народов» и восстановить его национально-территориальную целостность. Последний пункт уполномочивал «Мансийский союз» вести работу по созданию Мансийского автономного округа и присоединению его к Свердловской области. Председателем съезда был Р. Г. Денисов, он же значился спикером Совета старейшин «Мансийского союза», но вряд ли ивдельские манси его знали. Чуть позже он возглавил газету Бакова «Манси Маа» (в переводе — «Мансийская земля»).

Казалось бы, шансов у подобных деклараций не было никаких, однако на шестой странице «Вестника» глава администрации Свердловской области Эдуард Россель согласился с доводами Совета старейшин «Мансийского союза» и добавил: поскольку Свердловская область и районы проживания манси (Иртышское левобережье и Приуралье) «испытывают взаимный интерес в экономическом плане», его командой разрабатывается межобластная программа развития, утвержден состав координационного совета по ее внедрению. Это была политика «по преодолению социально-экономического кризиса», принятая свердловским облсоветом 8 сентября 1992 года. Много позже Баков резюмировал: «Просто эти люди знали, что машиностроению и Свердловской области — крандец, нефть бы пригодилась».

Надо заметить, экономическая география подтверждала слова Росселя: нефтеносная Конда в двух местах была перехвачена ветвями Свердловской железной дороги, которые сходились в Екатеринбурге, в то время как с Ханты-Мансийском западные районы округа связывали лишь реки и авиамаршруты. Тюмень была в стороне — ни одна дорога напрямую не связывала ее с западными районами округа. Экономистам казалось, что выпал неплохой шанс усилить Свердловскую область тяготеющими к ней районами Югры. Баков вспоминает, что «Свердловская область имела неплохие позиции в Москве… мы пролоббировали решение малого совета областных депутатов о создании зоны экономической интеграции, в том числе за счет Тюменской области».

Остальные документы «Вестника» подтверждают серьезность намерений уральцев. Леонид Тарабанчик — заместитель председателя Инновационного комитета Свердловского областного Совета народных депутатов, представил юридическое заключение «О правовых аспектах национально-территориального устройства народа манси на территории РФ». Проведя исторический анализ правового статуса национального округа, он пришел к выводу, что округ не является национально-государственным образованием и с момента образования в 1930 году был произвольным объединением районов без ясных критериев отбора и разграничения. Приведя в пример выделение Ингушетии из Чечено-Ингушетии, Тарабанчик написал, что аналогичный механизм может быть применен для реализации прав народа манси. Но этот подход остался без критики.

Восемь страниц «Вестника» занял проект закона о Мансийском автономном округе Свердловской области. Уральские законотворцы обещали округу статус республики в составе Свердловской области и отношения в духе равенства и сотрудничества на основе договоров и соглашений. При этом окружные органы власти могли передавать часть своих полномочий области, а область округу — нет.

Открывало «Вестник» Постановление Правительства РФ «О конгрессе культуры народа манси», подписанное 7 декабря 1992 года Егором Гайдаром. Антон Баков познакомился с Гайдаром в 1991 году, когда придумал историю с уральскими франками. В 1992 году он заведовал центром экономических реформ (ЦЭР) по Свердловской и Тюменской областям. В начале декабря московский ЦЭР возложил на него руководство подготовкой конгресса. Окружную власть призвали не только не сопротивляться, но оказать содействие в проведении конгресса, обеспечить порядок и безопасность.

Собрание сепаратистов под видом культурного конгресса

Баков собрал оргкомитет мансийского конгресса: журналист Виктор Киселев, Александр Бурков, Карпов — ректор Западно-Сибирского отделения Евро-Азиатского университета, Александр Татаркин — директор института экономики УрО РАН, Виктор Мигунов — председатель городского совета Урая, Юван Шесталов — мансийский писатель, а также упомянутые выше свердловчане Р. Г. Денисов и Леонид Тарабанчик. «Дедушка уральского рока» Александр Пантыкин должен был написать национальную мансийскую оперу.

Не было никого из Ханты-Мансийска, не было представителей ассоциации «Спасение Югры» — главного на тот момент органа коренных народов округа.

Конгресс культуры мансийского народа провели 25-26 декабря 1992 года в городе кондинских нефтяников — Урае, намечавшейся столице Мансийского округа. Урайцы составили большую часть делегатов. В первый же день съезд постановил: 1) впредь именовать конгресс культуры народа манси Учредительным конгрессом народа манси, 2) продлить полномочия делегатов до 1 января 1994 года; 3) распространить территорию проведения учредительного конгресса на города Нягань, Урай; Березовский, Кондинский, Ноябрьский и Советский районы Ханты-Мансийского автономного округа. Делегаты обратились к президенту, Верховному Совету и Правительству Российской Федерации с просьбой поддержать образование Мансийского округа. Потом избрали состав национальной палаты Верховного Совета создаваемого Мансийского округа. В него вошло 30 человек, Баков и Бурков возглавили список.

В заключение был учрежден мансийский национальный флаг — бело-зелено-черное полотнище горизонтальными полосами равной ширины. Сейчас Антон Баков отрицает наличие флага у мансийской автономии.

Антон Баков:

— У Мансийской республики никогда не было флага. Этот флаг я придумал для Уральской республики.

Фото: Полина Дикушина 66.RU

Позже флаг Мансийского национального округа стал официальным символом Уральской республики, появившейся в 1993 году.

Для многих присутствовавших на конгрессе случившееся стало шоком, для местных чиновников — холодным душем. Шесталов потом признался, что был обманут обещаниями и зря прислал конгрессу поздравление. Обманулись ли Шахрай и Ельцин, также приветствовавшие конгресс, история умалчивает.

Мансийская земля

Сохранилась красноречивая телеграмма Урайского отделения «Спасения Югры» в Ханты-Мансийский комитет по делам народов Севера. Собрание из 42 человек выразило решительный протест организаторам конгресса за произвольный выбор делегатов, заседания за закрытыми дверями, замалчивание истинных целей конгресса. Розданные на съезде документы (вошли в «Вестник») не соответствовали обозначенным ранее целям, признаны политически вредными, направленными на раскол народов Югры. Постановили: окружной администрации рассмотреть правомочность принятых конгрессом решений, подключить СМИ, самим начать разъяснительную работу среди местного населения, а полномочия делегатов Урая на конгрессе считать недействительными. Волна возмущения покатилась в Тюмень — всем было понятно, чего добиваются уральцы под эгидой этновозрождения. «Независимая газета» по этому поводу заключила: «Екатеринбург преследует свои цели. Нарождающимся промышленникам, предпринимательству снится и видится богатство нефтяных и газовых месторождений Ханты-Мансийского округа. И там, за Уралом, не выбирают средства».

Александр Филипенко — глава администрации Ханты-Мансийского округа — еще до конгресса обозначил позицию уральским интервентам. Но те шли напролом, разъехались по западным районам округа и агитировали за мансийский суверенитет. Ханты-Мансийский округ вышел из Тюменской области, подписав в марте 1992 года федеративный договор, по которому округ стал равноправным субъектом РФ. Была перспектива получить статус республики и обрести еще больший суверенитет, уральцы же предлагали очередную «матрешку» с отчуждением прав. При этом округ не на словах занимался проблемами коренных народов — уже вышел закон о родовых угодьях, утверждающий право получить землю в наследуемое неотчуждаемое пользование. Ничего подобного Свердловская область предложить не могла и не собиралась.

Немногочисленные свердловские манси (менее 300 человек) и сегодня живут много хуже, чем их соплеменники в Югре.

15 января 1993 года Тюменский облсовет потребовал от руководства Свердловской области прекратить поддержку групп, подрывающих отношения регионов и разжигающих межнациональную рознь, доложил Ельцину о деструктивной роли регионального центра экономических реформ во главе с Баковым, попросил Верховный Совет РФ не рассматривать документы Учредительного конгресса манси, а областную комиссию по делам национальностей — разобраться с принятыми на съезде решениями. Настрой тюменцев не сразу был понят уральскими депутатами, потому что 19 января они приняли очередное решение об интеграции с западными районами ХМАО. Баков вспоминает: «Свердловская область имела неплохие позиции в Москве… мы пролоббировали решение малого совета областных депутатов о создании зоны экономической интеграции, за счет, в том числе, Тюменской области».

Через месяц после конгресса, 22 января 1993 года, Баков запустил в печать агитгазету «Манси Маа», а 1 марта зарегистрировал в Минюсте межрегиональное общественное объединение «Конгресс народа манси». Офис организации расположился в Урае, газета же значилась как тюменская областная, издавалась в Екатеринбурге, а колонтитул гласил: «За Мансийский автономный округ!»

Фото: Дмитрий Антоненков 66.RU

В выходных данных пятого номера «Манси Маа» значится, что газета издана тиражом 26 тысяч экземпляров.

Тюменцы это расценили как переход красной черты. К тяжбе подключили органы правопорядка, на Бакова завели дело о разжигании межнациональной розни, успешно сгинувшее в недрах МВД. Этот сигнал был правильно понят сторонниками Мансийской республики. Ханты-Мансийский округ выдержал испытание на прочность — за 62 года он стал объективной политико-административной реальностью, его демонтаж со стороны оказался невозможен — по крайней мере, без полного на того одобрения федерального центра.

Есть ощущение, что уже к концу 1992 года Россель охладел к идее Мансийской республики, прощупав подходы и взвесив все риски. «Свердловское» лобби в Москве какое-то время еще держалось. Но отчетливый отпор Югры и Тюмени вынудил окончательно отказаться от идеи приращения мансийскими землями и нефтевышками.

Антон Баков:

— Реализовать идею Мансийского автономного округа не удалось потому, что я переоценил политические и лоббистские возможности. Переоценил готовность Ельцина и Росселя помогать Свердловской области.

В 1993 году набрала оборот идея Уральской республики и Большого Урала. Вместо конфликтной идеологии «национального» разделения, новый проект опирался на ближние экономические связи, общую региональную судьбу и дремавшие идеи уральского областничества.

Автор: Илья Абрамов, Дмитрий Антоненков