Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Метаэкстремизм. Юристы объясняют, почему вам пора удалить Facebook, Instagram и даже WhatsApp

21 марта 2022, 15:22
Метаэкстремизм. Юристы объясняют, почему вам пора удалить Facebook, Instagram и даже WhatsApp
Фото: Анна Коваленко, архив 66.RU
Тверской суд Москвы 21 марта начал рассматривать иск Генпрокуратуры РФ о признании компании Meta Platforms, которая владеет Instagram, Facebook и WhatsApp, экстремистской организацией. Чем это обернется для обычных пользователей продуктов Meta в России и стоит ли им теперь опасаться уголовного преследования, рассказали юристы в материале 66.RU.

Глава адвокатской группы «Логард» Сергей Колосовский: «Система может заводить дела на неугодных людей»

Фото: Личная страница Сергея Колосовского в Facebook

Исходя из действующего законодательства, в случае установления судом запрета, участие в организации в любой форме (закон не определяет) может быть признано преступлением по части 2 статьи 282.2 УК РФ, где человеку грозит от двух до шести лет лишения свободы. Пользование аккаунтами — тоже, очевидно, является участием, и в таком случае теоретически возможна уголовная ответственность.

Практически: во-первых, решение еще не принято, а если будет принято, то оно должно вступить в законную силу; во-вторых, если будет желание, произойдет процедура обжалования, а если Meta судиться не захочет, то все равно после решения должен пройти определенный срок. За этот период у людей будет время подумать, что делать.

Другое дело, учитывая нынешнее положение дел и то, сколько к соцсетям привязано народу, сколько людей пытается продолжать поддерживать свои аккаунты, если данная ситуация возникнет, то здесь возможно несколько путей развития.

Либо правоохранительные органы будут выполнять букву закона — выявлять всех пользователей и пытаться привлекать их к уголовной ответственности; либо, второй вариант, — кто-то проявит разум и на рядовых пользователей закроют глаза; третий вариант, наверное, самый неприятный — будут привлекать к уголовной ответственности избирательно по другим признакам: если человек будет неугоден, то это станет прекрасным поводом возбудить на него уголовное дело.

Последний вариант создает неопределенность. Так, если всех начнут привлекать, люди отключатся от соцсетей; если никого привлекать не будут, то продолжат сидеть; а вот если избирательно — пока люди поймут, сложится рандомная ситуация привлечения к уголовной ответственности. Если человек попал в сферу интересов и у него есть аккаунт в соцсети, значит, «давайте его мочить».

С другой стороны, будут определенные сложности в доказывании совершения преступления, потому что, например, моими аккаунтами пользуются все мои сотрудники, и доказать, что именно я продолжаю постить фото или тексты — достаточно сложно. Но, учитывая существующий в России обвинительный уклон, который в связи с выходом из Совета Европы, по моим ощущениям, будет прогрессировать, на такие мелочи, как отсутствие доказательств, будут закрывать глаза.

Опасаться стоит всем. Но ситуация крайне неопределенная. Если следовать букве закона, то тогда придется привлечь половину социально активного населения к уголовной ответственности. У нас же и так полстраны судимо.

Допустим, есть соцсеть, которая на 90% посвящена котикам. Деятельность организации, которая является владельцем этой соцсети, запрещена. У нас нет расшифровки в законе понятия «участие в деятельности». Соответственно, любое совместное взаимодействие с этой организацией, в том числе пользование их соцсетью, согласно закону, может быть расценено как участие. Поэтому котики у нас тоже станут экстремистами.

Для тех же, кто вкладывает деньги в продвижение своих постов и рекламу аккаунтов, может быть предусмотрена другая статья — 282.3 УК РФ («Финансирование экстремистской деятельности»), куда входит «оказание финансовых услуг». Здесь человеку грозит от трех до восьми лет лишения свободы.

Нужно ли сохранять профиль? Как юрист, я считаю, что закон не имеет обратной силы. Если организацию признали экстремистской, то лучше бросить аккаунт — и все: в деятельности принимать участие перестал. Сам по себе профиль не является нашей собственностью. Это программный продукт организации, который мы наполняем своим контентом.

Рекомендации: как минимум не обновлять контент, максимум — удалить аккаунт. Чисто юридически я считаю, что будет достаточно просто не обновлять контент, но по какому пути пойдет практика — никто не знает. Причем практика может пойти так, что начнут наказывать задним числом всех. Если Верховный суд эту ситуацию развернет, может пройти несколько лет. И не факт, что если этот поворот случится, будут реабилитированы те, кто уже привлечен к ответственности.

Наша практика крайне причудлива и может пойти по своему пути. У правоохранителей традиционно присутствует негативное восприятие социальной сети за многообразие мнений и как формы диалога между людьми, где что угодно можно принять за экстремизм.
Крайне нездоровая ситуация.

Юрист Юлия Федотова: «Можно смело ожидать кучу уголовных дел»

Я думаю, что Meta признают экстремистской организацией. Проблема в том, что все законодательство об экстремизме предельно не определено, коряво и непонятно. Там приведены общие формулировки и размытые категории, поэтому если захотят привлечь любого пользователя Facebook или Instagram, то привлекут. Скорее всего, это будет использоваться как повод преследования неугодных, потому что все нормы об экстремизме для того и принимаются. Рекомендаций на этот счет у меня нет. Можно удалиться из всех сетей, но при желании найдется пост из, допустим, 2021 года, и привлекут за него. Вполне возможно, что и тут будет работать обратная сила закона, которая, к сожалению, в России начала действовать.

Можно смело ожидать кучу уголовных дел. А почему бы не быть этому миллиону дел? У нас машинка работает исправно. Понятно, что миллион условно не посадят, потому что мест не хватит, но вот штрафы впаять — запросто.

Сенатор Андрей Клишас говорил, что обычных пользователей, в том числе WhatsApp, все это не коснется, но я не верю его речам.

Если WhatsApp продукт Meta, то, по идее, его можно считать структурным подразделением экстремистской организации, и тогда это тоже считается участием в ее деятельности. Думаю, что в случае с этим мессенджером будет то же самое, что с Facebook и Instagram. Покажется странным, если «экстремизм» станет выборочным в правоприменении.

  • 11 марта 2022 года пресс-секретарь Meta Энди Стоун заявил о временном снятии компанией на своих платформах запрета на призывы к насилию в отношении российских военных, а также руководителей страны. По его словам, Meta собирается применять данную политику исключительно на территории Украины и «не потерпит русофобии», но Генпрокуратура в ответ заблокировала Instagram и потребовала признать организацию экстремистской, подав иск в Тверской суд Москвы.