Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Девопсы, скрам и быдло-кодеры: как журналист 66.RU сходила на IT-конференцию и даже кое-что там поняла

Девопсы, скрам и быдло-кодеры: как журналист 66.RU сходила на IT-конференцию и даже кое-что там поняла
Фото: Григорий Постников, 66.RU
В Екатеринбурге стартовала десятая конференция для айтишников DUMP. Пожалуй, самый масштабный на Урале слет программистов – людей, работа которых настолько же непостижима, насколько нужна всем. Журналист 66.RU сходила на нее, не поняла ни слова из выступлений спикеров, но узнала, зачем айтишники собираются раз в год, что они говорят и почему им иногда требуется помощь психологов.

Перед конференцией, как и полагается, я пошла смотреть программу. Посмотрела. Не поняла решительно ничего. На профильных секциях — тех, что про сами информационные технологии, — ни единого выступления, из названия которого было бы ясно, о чем пойдет речь. Не спасали и знакомые термины. Тут как с иностранным языком — где-то слышал отдельные слова, но что они значат все вместе — неведомо.

Все попытки разобраться самой я оставила на докладе под названием «Клиентский HTTP в .NET: дорога по граблям от WebRequest до SocketsHttpHandler», где знала наверняка значение только предлогов и слов «клиентский», «дорога», «грабли». И это никак не помогало. «На месте разберусь — по контексту будет понятно», — оптимистично решила я и была ох как не права.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Айтишники заняли три этажа просторного конгресс-центра «Екатеринбург-ЭКСПО». Эта конференция сильно выбивается на фоне деловых мероприятий, которые обычно здесь проходят. Вместо привычных деловых костюмов, отутюженных рубашек и элегантных лодочек — конверсы, шорты с футболками и иногда ирокез с пирсингом. Все свободнее и проще. Здесь быстрее переходят на «ты» и садятся на пол, если не хватило стульев в зале. В холле — не стойки с каталогами и журналами, а игры, очки виртуальной реальности, викторины, много еды и мерча.

— Ребята, угощайтесь! Макаруны с маракуйей и манго! Сегодня надо обязательно все съесть! — кричит девушка на стойке одного из банков-партнеров.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Неподалеку от нее — лоток с подарками для победителей конкурса от другого партнера. Расфасованный по пакетам чай с надписями: «Оберег от багов», «Дзен перед дедлайном», «Фича-чай» (на сленге программистов фича — дополнительное преимущество, фишка).

Осторожно, как турист с плохим английским в Европе, заглядываю в один из залов и ухожу, не в силах уловить логику выступавшего. Так несколько раз. Наконец останавливаюсь на секции с красивым названием DevOps. На самом деле просто я уже знаю цеховую шутку: даже те, кто работает в этом направлении — девопсы, — не знают, что это такое. То есть я там буду не одна такая.

Фото: Григорий Постников, 66.RU


Чтобы понять, о чем здесь говорят, нужен был переводчик с IT-языка. Им стал директор по техническому маркетингу (Head of Developer Relations) компании Evrone Григорий Петров. У нас был короткий ликбез для непосвященных — несколько глупых вопросов умному человеку. Весь процесс работы в айти состоит из шести направлений, два из которых относительно понятны даже профану: дизайн и тестирование. С остальными сложнее. С них и начали.

— Что такое Frontend и Bаckend?

— Frontend — это картинка, которую мы видим, когда мы заходим на сайт, например 66.RU. Bаckend — это техническая часть на серверах у компании, которая обрабатывает запрос, все это рисует, берет новости и так далее. Bаckend подготавливает все, что показывает Frontend.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Директор по техническому маркетингу (Head of Developer Relations) Evrone Григорий Петров

— DevOps?

- DevOps — development and operations. Эти люди помещают код разработчиков на серверы и следят за тем, чтобы все работало — чтобы сайт открывался быстро, все картинки показывались, видео проигрывалось. Они, знаешь, как механики в таксопарке, — отвечают за то, чтобы все машины были в исправном состоянии, в достаточном количестве и так далее. Служба внутреннего обслуживания. Это очень большая и сложная область.

Product?

— Product — это про управление. Продакт-менеджер — один из участков разработки софта. Он определяет, что делать. Например, вы говорите: «Нам нужно приложение, чтобы читатели могли комментировать новости». Находите жертву: «Вот ты, Петя, будешь продактом. Ты знаешь, что нам надо, соберешь вокруг себя программистов, продакт-менеджеров, тестировщиков и сделаешь нам приложение. Будешь смотреть, что они делают, и решать, правильно ли делают. Потом поплачешь и скажешь, что надо поменять». Это тот, кто отвечает за продукт.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

— Webpack?

— Это про фронтенд. Это то, с помощью чего программисты собирают все в одном месте. Если все, что должно быть на сайте, одной кучей навалить, то открываться этот сайт будет минут пять. Вебпэк — собирает сайт из многих кусочков. Программисты страдают, конфигурируя, настраивая его.

— JavaScript?

— Джаваскрипт или Яваскрипт — никто не знает, как правильно это произносить по-русски. Это один из основных языков программирования. Он очень смешной — его делали несколько десятков лет назад вместе с компанией, которая создала язык программирования Java. Он тогда уже был популярен, и чтобы попиарить новый язык, его назвали похоже, хотя на самом деле к Java он не имеет никакого отношения, они разные. Вообще языков программирования только популярных — несколько десятков. Шесть мейнстримовых: Java, JavaScript, C#, Python, Ruby, PHP. И есть еще нишевые.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

— Три термина, которые часто путают, — программист, разработчик и кодер. Чем они отличаются?

— Не определено. Мы сами используем эти термины абсолютно взаимозаменяемо. Но люди могут вкладывать в них свой смысл. Например, человек может говорить: «Я окончил МГУ. Тот, кто окончил МГУ, –настоящий программист, а остальные — нет, потому что они не знают дискретную математику. Я буду называть их быдло-кодерами». То есть слово «кодер» имеет негативный оттенок. Оно используется, чтобы подчеркнуть социальный статус. Это как будто более простая работа, но на самом деле нет.


— Зачем сотни айтишников раз в год собираются здесь? Чтобы чему-то научиться или обсудить проблемы?
— Для учебы есть курсы и программы. В первую очередь мы приходим сюда, чтобы обсудить сложности. Индустрия очень сложная. Делать трудно, долго, программисты ломаются. Наш главный вызов — делать программы быстрее, качественнее, проще, привлекать начинающих.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Были на конференции и темы, более понятные для обывателей, — менеджмент, отношения в коллективе, психология. Такие простые и почти родные рядом с гипер-казуальными играми и генеративным дизайном. Григорий Петров читал лекцию о нейрофизиологии и рассказывал, почему разработчикам так сложно планировать и договариваться и как справляться с прокрастинацией. По его словам, последняя — профессиональная болезнь программистов:

«Айтишники часто страдают от прокрастинации из-за неформализованности работы. Например, сотрудник почты. У него есть инструкции, и как бы ни прокрастинировал, он будет работать — люди стоят в очереди. У разработчика не может быть инструкции. У нас шутят — если можно работать по инструкции, то просто делается скрипт, и этот программист уже не нужен. Они делают как раз то, для чего инструкции сделать невозможно. Это сложно. Ты смотришь на задачу и не понимаешь, как ее выполнить. Реакция мозга: «Давай я не буду это делать?». А как? «О, я отложу на завтра, делегирую себе будущему». А Я-будущий — очень удобный персонаж: никогда не откажется, всегда возьмет работу. Но выбросит ее, потому что его не существует».

Фото: Григорий Постников, 66.RU

В крупных компаниях даже есть IT-психологи. Они работают только с разработчиками, с их эмоциональным выгоранием. Помимо этого есть еще как минимум две специальности, которые, пожалуй, нигде, кроме IT, не появились:

  • Девелопер-рилейшнз. Интерфейс компании для профессиональных технических конференций и сообщества. Этот человек отвечает за поиск разработчиков и клиентов.
  • Скрам-мастер. Это человек, который отвечает за эффективность работы и соблюдение дедлайнов. Как ответственный секретарь в советских газетах.

«Из-за того, что нельзя написать инструкции, постоянно возникают проблемы — срываются сроки, появляются ошибки, разработчики не справляются. И вот есть методология разработки. Есть люди, которые тренируют правильно работать. Это такие массовики-затейники, которые знают, как организовать работников. У них десяток задач — проведение планерок, спринты, анализ проблем. Задача этого — уменьшить хаос и лучше прогнозировать сроки», — объясняет Петров.

Фото: Григорий Постников, 66.RU

Ловлю себя на мысли, что DUMP — это такой четырехдневный пионерлагерь для айтишников с учебой и тусовками по вечерам. Только вместо детей здесь выпускники матмехов и радиофаков, а вместо вожатых — менеджеры, которые высматривают будущих сеньоров (высококвалифицированный разработчик, выше по уровню, чем джун (от англ. junior — младший) и мидл (средняя квалификация, от middle — середина), чтобы захантить их. И вместо «свечки» у них марш-броски по пивным барам Екатеринбурга и афтепати под живую музыку.