Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В Полевском судят брата комика Александра Незлобина. Его обвиняют в коррупции

26 ноября 2021, 14:48
В Полевском судят брата комика Александра Незлобина. Его обвиняют в коррупции
Фото: Дмитрий Антоненков, 66.ru
В суде Полевского стартовал судебный процесс над братом комика Александра Незлобина Максимом. Он обвиняется в том, что на посту начальника отдела культуры использовал схему обогащения через трудоустройство «мертвых душ».

Максим Незлобин делит скамью обвиняемых с Людмилой Лещевой — заместителем бухгалтера администрации Полевского. Девушка обвиняется только в мошенничестве. Между тем у Незлобина большой список статей: «Мошенничество», «Незаконное предпринимательство», «Получение взятки», «Злоупотребление должностными полномочиями».

На оглашение обвинительного заключения гособвинитель тратит почти три часа. Следствие считает, что начиная с 2011 года Незлобин фиктивно трудоустраивал в подведомственные управлению культуры Полевского организации сотрудников, которые в реальности не выполняли своих обязанностей. В этом ему помогала Лещева. Например, она сама нашла и трудоустроила двух человек в Центр по работе с молодежью «Феникс», двух человек на должности уборщиков территории. Еще двоих туда привел сам Незлобин.

Фото: Дмитрий Антоненков

Незлобин и Лещева

Чиновники забирали банковские карты, а потом обналичивали поступавшую на них зарплату. Следователи подсчитали, что за все время только на этих четырех «мертвых душах» Незлобин с Лещевой обогатились на 2,149 млн рублей.

Следователи нашли фиктивных работников еще в Центре культуры и народного творчества и в Городском центре досуга «Азов». Причем туда на место экономиста бухгалтер Лещева трудоустроила и себя. Таким образом, чиновники могли заработать 7,776 млн рублей. При этом ущерб администрации Полевского оказался больше на 2,5 млн рублей, которые ушли на оплату налогов и страховых взносов фиктивных работников.

По версии следствия, непосредственные руководители учреждений культуры были в курсе аферы, но «находились в зависимом положении», а потому регулярно вносили соответствующие данные в табели учета рабочего времени.

Что значит «зависимое положение», следствие расшифровало в обвинительном обвинении чуть ниже. Так, якобы начиная с 2017 года Незлобин требовал от директора центра «Азов» Татьяны Гайнутдиновой ежемесячно передавать ему по 25 тыс. рублей. За это он способствовал регулярному росту ее зарплаты и увеличенным премиям. Судя по всему, Гайнутдинова не очень-то и сопротивлялась, ведь размер получаемых ею премий порой превышал окладную часть на 300%. На этой схеме глава культуры Полевского заработал еще 750 тыс. рублей, считают следователи.

Директора других культурных заведений тоже не оставались в стороне. С премий они якобы передавали Незлобину «по возможности» кто 25, а кто и 100 тысяч рублей. «Общий ущерб от преступных действий составил порядка 15 млн рублей», — резюмирует пресс-служба СУ СКР по Свердловской области.

Представители администрации Полевского утверждают, что узнали о махинациях только от следователей.

Анна Рябухина, заведующая юротделом администрации Полевского:

— Огласка этого дела подогрела убеждение граждан, что во власти все преступлениями занимаются.

Несмотря на то, что, по версии следствия, директора культурных учреждений были вынуждены регулярно выплачивать мзду своему начальнику, они не признаны потерпевшими по делу. В таком статусе значится только администрация Полевского.

Юрий Еланцев, адвокат Незлобина:

— По версии следствия, Незлобин якобы собирал людей, чтобы их трудоустроили, а после получал их премии и зарплаты. Но позвольте, среди этих людей есть родственники директоров учреждений, в которые они трудоустраивались. Именно директора трудоустраивали этих людей. Есть другие факты. Какие бюджеты у учреждений культуры? Например, администрация вносит 7 млн на утверждение. Утверждается 5. А недостающая разница берется из таких вот источников.

Максим Незлобин отказался от комментариев. Но судье заявил, что не понимает, в чем его обвиняют.