Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Почему вы ничего не делаете? Весь лес горит!» Хроника борьбы с подступающими к Екатеринбургу пожарами

«Почему вы ничего не делаете? Весь лес горит!» Хроника борьбы с подступающими к Екатеринбургу пожарами
Фото: Дмитрий Антоненков 66.RU
Начиная с десятых чисел августа Екатеринбург обступает западный фронт огня. Сотрудники МЧС и Авиалесоохраны мечутся от одного очага к другому, разрываясь между нарастающими угрозами. Садоводы и волонтеры, не надеясь на профессиональных спасателей, самоорганизуются в народные отряды борьбы с пожарами.

Глухое

Озеро Глухое полностью оправдывает свое название. Вроде бы вблизи Екатеринбурга, но живописные берега остаются дикими. Пейзаж нарушает только дом рыбака и газпромовская база отдыха «Глухое». На противоположном берегу — топи. Нынешняя жара высушила болото. И мох вперемешку с торфом горят уже который день.

Фото: Дмитрий Антоненков

Поначалу пожар всерьез не воспринимают. На протяжении нескольких дней с ним борются лесники и сотрудники Уральской базы авиационной охраны лесов.

Но вечером 17 августа огненная площадь разрослась до 40 Га. Огонь подобрался почти вплотную к территории базы отдыха. По соседству от нее расположен газораспределительный пункт. В дело вмешалось МЧС.

«Аэромобильная группировка Главного управления МЧС России по Свердловской области в количестве 30 человек и пяти единиц техники направлена на место тушения пожара. Для контроля оперативной обстановки в Главном управлении МЧС России по Свердловской области развернут и функционирует оперативный штаб. Всего к ликвидации пожара привлечены 116 человек и 29 единиц техники», — сообщала тогда пресс-служба ГУ МЧС России по Свердловской области.

Детей, отдыхавших на «Глухом» 17 августа эвакуировали. А огонь от базы, вместе с подоспевшей подмогой, отвели.

Фото: Дмитрий Антоненков

Сотрудник Авиалесоохраны объяснил 66.RU: «Мы занимаемся именно лесными пожарами, а МЧС подключается, только если создается угроза людям и строениям».

40 лет назад Авиалесоохрана считалась серьезной и оснащенной структурой с парком современной техники. Ее сотрудники облетали леса в поисках очагов огня, справлялись с верховыми пожарами. Теперь в распоряжении Авиалесоохраны в Свердловской области остались считанные вертолеты и дряхлые Ан-2, подходящие только для облета лесов.

«По сравнению с оснащенностью МЧС, мы — просто бомжи», — усмехается сотрудник Авиалесоохраны.

Пока все силы были брошены на защиту базы «Глухое», огню ничего не мешало двигаться в другую сторону — к СНТ «Мирный». Раз огонь продолжал угрожать жилью и людям, сотрудники МЧС остались помогать лесникам.

Фото: Дмитрий Антоненков

Задача усложнялась тем, что граница огня ушла далеко от озера и ближайших водяных источников. Спасатели загоняли пожарные автоцистерны вглубь леса и от них тянули полуторакилометровую водяную магистраль к границе огня. Пожарные набирали воду в ранцы и разбредались по лесу в поисках тлеющих участков. Воды в ранцах хватает ненадолго. Приходится возвращаться, заливать воду и снова искать горящую кромку.

Фото: Дмитрий Антоненков

Площадь пожара кажется настолько большой, что работа горстки (15–20 человек, сменяющих друг друга) людей выглядит, мягко говоря, неэффективной. Кроме того, почва настолько иссохла, что пропускает воду так глубоко, что через считанные минуты ее верхний слой вновь продолжает тлеть.

Фото: Дмитрий Антоненков

«Такой пожар мы тушим впервые. Вода ушла, болота высохли, мох просох. Есть специальная техника — болотоход. Если раньше мы им проходили, вдавливали мох, выступала вода, то здесь проезжаем, засовываешь в мох руку — а он сухой», — удивлялся руководитель Уральской базы авиационной охраны лесов Роман Лежнин.

У Авиалесоохраны есть несколько гусеничных транспортеров. На них производят разведку очагов, доставку воды и оборудования, опашку кромки огня. Но в пик пожара один из транспортеров завяз в болоте. На то, чтобы его достать, потребовалось больше суток, силы другой техники и сотрудников.

«Мирный»

22 августа огонь подошел вплотную к СНТ «Мирный».

Фото: Дмитрий Антоненков

«Мирный» в дыму.

— У нас просто нечем было дышать. Но вдруг появились пожарные, протянули по всему саду рукава. Как-то даже спокойнее стало, — рассказывает садовод Вера. — А через несколько часов все свернули и большая часть машин уехала. Оказывается, МЧСники не могли поделить территорию. Наш сад где-то на границе районов стоит. Поэтому они долго решали: кому из них нас спасать — первоуральцам или екатеринбуржцам.

Несмотря на объявленную эвакуацию садоводов, большинство из них решили остаться. Они самоорганизовались в стихийные отряды обороны.

— В чате нашего сада кинули клич о помощи. Я специально приехал из города помогать, чем смогу, — объясняет Виктор, попутно разворачивая шланг с водой.

Фото: Дмитрий Антоненков

Со своих участков, садоводы протянули шланги за заборы, заливая ближайшие окрестности водой. Те, у кого шланги не дотягивались, таскали воду лейками и ведрами.

— «Мирный» — очень старый сад. В советское время, еще когда не было никаких МЧС, в случае пожара мы брали ведра, лопаты и сами тушили. Поэтому лично мне — не впервой, — бодрится старожил СНТ Елена Викторовна.

Понимая, что имеющимися силами огонь перед садом не остановить, вечером 22 августа штаб тушения принял решение пустить встречный пал — контролируемое горение, которое должно выжечь пищу для природного огня. В итоге, крупный огонь откатился от садового товарищества, но расползся по всему лесу к востоку от СНТ.

Фото: Дмитрий Антоненков

На севере пожар уперся в грунтовку и железную дорогу.

Садоводы и спасатели несколько дней заливали локальные очаги возгораний вдоль дороги и забора «Мирного». А заходить вглубь выжженного леса до сих пор опасно: обгоревшие корни больше не сдерживают стволы деревьев, и те с характерным стоном валятся, поднимая клубы сажи.

Фото: Дмитрий Антоненков

23 августа главный фронт борьбы сместился на юго-запад, в сторону Волчихинского водохранилища. Сотрудники базы лесоохраны на пути двигающейся огненной кромки вспахивали дерн, перемешивая его с землей.

Фото: Дмитрий Антоненков

Такие четырехметровые борозды лишают огонь пищи и останавливают низовой пожар. Следом за трактором с плугом двигаются пешие пожарные. Они валят иссохшие деревья, которые, сгорая, могут перекинуть огонь через борозду.

Но расстояния слишком большие, а людей мало. Часть сотрудников вместе с техникой отправились под Камышлов и Лосинку, где крупные пожары пожирают торфянные болота.

Волчиха

Пока 24 августа Авиалесоохрана замыкала периметр вокруг пожара у Глухого озера, клубы густого дыма повалили с северного склона горы Волчиха.

Возгорание стало распространяться очень быстро и проезжавшие по Пермскому тракту водители фиксировали языки верхового пожара прямо у дороги. Из-за густого дыма, мешавшего видимости, ГИБДД закрыла движение по трассе.

Первоуральск, через который был организован объезд, встал в гигантскую пробку.

Фото: Дмитрий Антоненков

Сотрудников мотеля «Ямская слобода», расположившегося у подножия Волчихи, срочно эвакуировали. Домой отправился и персонал горнолыжного комплекса с противоположного склона горы.

Верховой пожар утих только после того, как вертолет МЧС произвел несколько сбросов воды в гущу огня, а пожарные сбили пламя у дороги.

После этого видимость на трассе прояснилась и ГИБДД открыла движение. Но низовой пожар продолжался.

«На Глухом было бесполезно использовать авиацию. Там был пожар низовой. Его невозможно потушить с воздуха. Нужно только окапывать периметр, чтобы пламя остановилось. Другое дело - пожар верховой. Он слишком быстро распространяется. Его невозможно окопать. Зато легко залить сверху», — объяснил 66.RU нюансы пожаротушения присутствовавший на месте сотрудник МЧС.

Ставший низовым, пожар упрямо продолжал ползти по склону Волчихи в сторону одноименного садоводческого товарищества. Дачников поспешили эвакуировать. Но десяток человек остались.

Фото: Дмитрий Антоненков

СТ «Волчиха».

— А мне просто некуда ехать. Здесь, в саду - мое единственное жилье. Поэтому мы тоже готовимся тушить огонь. Но очень надеюсь, что до нас он все же не дойдет, — переживает Юлия.

К этому моменту кромка пожара находится на расстоянии 1100 метров от СНТ. Огонь сжирает лес возле линии ЛЭП, оставляя инфернальный пейзаж.

Фото: Дмитрий Антоненков

Идти приходится по глубокому слою горячего пепла. Ноги в него проваливаются, подошва ботинок плавится, а при шаге вылетают горящие угли.

Из клубов дыма вылетает мотоциклист: «Парни, туда не суйтесь. Там верховой пожар начинается». Это волонтер из Ревды возвращается с разведки. Чуть позже он приведет за собой сотрудника МЧС на квадроцикле, чтобы тот оценил ситуацию. Словно в эпизоде апокалиптичного фильма, техника носится по выгоревшей просеке, поднимая в чернеющее небо искры.

Фото: Дмитрий Антоненков

Огонь, перебравшийся еще несколько часов назад через полотно Пермского тракта, в этот момент подходил к границе Первоуральска. Пожар угрожал СНТ «Родничек». Но пламя удалось сбить на подходе в поле.

Хомутовка

25 августа верховой пожар вырос между деревней Хомутовка и Первоуральском. Город накрыл густой дым. Из садового товарищества №82, находящегося в непосредственной близости от огня, спасатели эвакуировали всех дачников. Огонь быстро разросся до такой площади, что Ми-8 свердловского МЧС пришлось серьезно потрудиться, чтобы сбить верховое пламя.

Фото: Дмитрий Антоненков

Но низовой пожар продолжался. Поэтому пожарные отказывались запускать дачников в их дома.

Фото: Дмитрий Антоненков

СНТ 82.

Юрию пришлось идти через лес, в обход заградпостов полиции, чтобы попасть в свой садовый домик.

— Я, как назло, утром уехал в город. Обратно уже не пустили. А у меня собака и кот на даче остались. Мы с женой перепугались! Пришлось пешком возвращаться. Кота не стал искать. Где я его ловить буду? Да и у него все равно девять жизней. А собаку забрал, — рассказывал на обратном пути Юрий.

Фото: Дмитрий Антоненков

В импровизированный центр тушения пожара в Хомутовке пригнали даже раритетный пожарный авто.

В километре от заградпоста, в лагере пожарных - перемазанная в саже волонтерша грузит в машину пятилитровки воды, попутно крича на подвернувшегося ей пожарного: «Почему вы ничего не делаете? Почему не тушите? Там весь лес горит!».

К этому времени волонтеры съехались из Ревды, Первоуральска, Полевского, Екатеринбурга. Начав организовываться в ходе пожара на Волчихе, добровольцы через мессенджеры сбивались в группы и выезжали на места низовых пожаров, пытаясь заливать водой тлеющие участки.

Фото: Дмитрий Антоненков

Так выглядит работа волонтеров.

— После локализации лесного пожара его опахивают, блокируя дальнейшее распространение. Внутри этого периметра лес будет гореть. Но с этим уже ничего не поделать. Остается только ждать, когда все прогорит, погаснет или пойдут дожди. По большому счету, сейчас волонтеры занимаются бесполезной работой, — объяснил один из сотрудников МЧС.

Однако на протяжении уже нескольких дней волонтеры продолжают везти воду, еду, ранцевые огнетушители, чтобы работать на пепелищах. А в чаты добровольных пожарных продолжают добавляться новые люди.

Тем временем на Свердловскую область уже приходится треть от всех пожаров в России.