Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Очнулась, увидела на снегу тесак и мой палец». Рассказ жертвы маньяка, нападавшего на азиатских девушек

25 марта 2021, 11:48
«Очнулась, увидела на снегу тесак и мой палец». Рассказ жертвы маньяка, нападавшего на азиатских девушек
Фото: Дмитрий Антоненков, 66.RU
Свердловские силовики расследуют серию жестоких нападений на девушек. Полиция задержала подозреваемого. Он уже дал признательные показания. Корреспондент 66.RU поговорила с одной из его жертв.

19-летняя Гуля Белек кызы теперь неохотно выходит на улицу. Старается оставаться дома. Только там чувствует себя в безопасности после произошедшего 8 января нападения. Подкарауливший ее в арке дома на Краснофлотцев молодой человек пытался разрубить ей основание черепа тесаком приличных размеров. Гулю спасла многослойная шапка и подставленная под нож кисть собственной руки.

Через несколько дней силовики задержали подозреваемого. Им оказался 25-летний магистр факультета востоковедения УрФУ Иван Ильин. Он увлекается Древним Востоком и японской культурой. Зарабатывал переводами и продажей собственных картин.

Как рассказал сам Ильин, Белек кызы была не единственной его жертвой. Пока известно о двух пострадавших. Однако следователи подозревают, что их могло быть больше. Во всех случаях объектами преступления становились девушки с ярко выраженной азиатской внешностью.

Фото: пресс-служба ГУ МВД по Свердловской области

Подозреваемый в серии нападений на девушек Иван Ильин

Сама Гуля родом из Киргизии, в Екатеринбург приехала учиться. Снимала комнату в общежитии, жила одна. Закончила колледж и начала работать в цветочном магазине, оттуда она и возвращалась домой в тот пятничный вечер. Гуля рассказывает:

Фото: Дмитрий Антоненков, 66.RU

— Села на трамвай, вышла на остановке «Уралмаш» и пошла в общежитие. До подъезда мне осталось только пройти через арку, как на половине пути я ощутила сзади сильный удар по голове. Я человек верующий, посещаю Протестантскую церковь, и в этот момент в наушниках играло Прославление. Моя рука автоматически поднялась, чтобы прикрыть голову. По кисти я получила еще два удара.

Фото: Дмитрий Антоненков, 66.RU

Арка, где произошло нападение

В это время со двора начала выезжать машина. Она осветила нас в арке. Нападавший испугался и убежал. Я повернулась, увидела его со спины: молодой человек среднего роста, худощавого телосложения, куртка цвета хаки, черные штаны.

Заметила, что на снегу лежит тесак, чехол от него и мой палец… Хлестала кровь. Ко мне из машины выбежали мужчина с женщиной. Спросили: «Что случилось?» Я только кричала: «Палец! Палец!»

Фото: предоставлено читателем 66.RU

Придя в себя после нападения, Гуля поняла, что у нее отрезаны две фаланги среднего пальца. А мизинец висит на куске кожи.

Через 20 минут приехала полиция, скорая и меня увезли.

Мне сначала наложили швы на голову. Сказали, что сломана теменная кость, сотрясение мозга. Я лежу в шоке. Ко мне подошел какой-то врач и говорит, глядя на пострадавшую руку: «Ну, это уже не пришить, это все культяпки». Меня отвезли в операционную… Наркоз. Все, что мне сделали, это спасли мизинец, вставили туда спицу.

Я ходила в травматологию. Мне делали снимки, перевязку и никто не говорил, что мизинец срастается неправильно. Об этом я узнала от московского врача. Мне поставили диагноз «остеосинтез». Составили смету на 300 тысяч рублей. Я выложила у себя в социальных сетях информацию, что мне требуется помощь в сборе средств на операцию. Люди поддерживали меня. Писали известным блогерам, чтобы сделали отметку у себя в историях.

Моя ситуация заинтересовала одну семью. Их дочь в Америке организовала сбор средств на мое лечение. Благодаря неравнодушным людям нам удалось собрать полностью сумму на лечение пальца. Сейчас я продолжаю лечение у екатеринбургского врача. Через пару недель мне снимут аппарат Илизарова.

Фото: Дмитрий Антоненков, 66.RU

Каждый раз задаю себе вопрос: «Почему я не пошла другим путем в тот вечер, на такси не поехала?» После этого случая я не хожу по улицам. Страшно. Чувство тревожности и опасности возникает даже дома.

Я посещаю психотерапевта, местами становится легче, но смириться с происходящим пока не могу.

Я надеюсь, что за каждую из нас, пострадавших, ему дадут по 10 лет. Мы будем подавать иск на Ильина за моральный, психологический, физический ущерб.