Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Когда я кричал от боли, мне затыкали рот шапкой». Экс-сотрудник НЛМК заявил о жестоких пытках в полиции

8 декабря 2020, 10:00
«Когда я кричал от боли, мне затыкали рот шапкой». Экс-сотрудник НЛМК заявил о жестоких пытках в полиции
Фото: Анна Коваленко для 66.ru
Александр Гринев (имя и фамилия изменены, — прим. ред.) проработал в железнодорожном цехе «НЛМК-Урал» 12 лет. Занимался ремонтом и обслуживанием тепловозов, был на хорошем счету у руководства. Но весной 2020 года сотрудники службы безопасности заподозрили его в крупных хищениях и обратились по этому поводу в полицию. А дальше, по словам нашего героя, началось страшное: сотрудники уголовного розыска несколько часов держали его в служебном кабинете и, применяя силу, требовали взять на себя преступление, которого он не совершал. Мужчина уверяет, что от боли он даже потерял сознание, а когда очнулся, ему дали немного отдохнуть, «чтобы почерк был нормальный», и продиктовали текст с признаниями, который требовалось воспроизвести на чистом листе. Подробности истории – в материале 66.RU.

Ниже приведена версия событий, которой с нами поделился сам Гринев.

27 марта сотрудники службы безопасности организовали в железнодорожном цехе «НЛМК-Урал» обыски. Их целью было обнаружение похищенного со склада предприятия имущества. Слесарь Александр Гринев находился в тот день на смене.

Фото: Анна Коваленко для 66.RU


Александр Гринев, потерпевший:

— Ни у меня, ни у коллег ничего не нашли. Когда обыски закончились, нас всех стали расспрашивать на предмет того, кто может быть причастен к пропаже имущества. Но я не стал называть никаких имен, ведь если нет фактов и весомых доказательств, то зачем оговаривать людей. Так и разошлись. 30 марта в цех прибыли сотрудники уголовного розыска. Они сразу же забрали у меня телефон, обыскали личный ящик, машину и увезли в отдел.

По словам Александра, полицейские продержали его у себя около шести часов. Все это время они настойчиво вынуждали мужчину признаться в совершении преступления и не давали ответить на звонки беременной супруги, называя ее сообщницей.

Вечером Гринева отпустили.

Через день Александр вернулся в цех, но оказалось, что там его уже никто не ждал. Начальство сообщило, что из-за событий, связанных с хищениями, служба безопасности настаивает на его увольнении. «Я не понимал, почему именно меня захотели сделать крайним. Без каких-либо доказательств вины записали в преступники. В стране пандемия, жене скоро рожать, ипотека, а я из-за какой-то ошибки мог остаться на улице. Где бы я нашел себе новую работу в Ревде? Решил пойти и поговорить по-человечески с сотрудником службы безопасности, закрепленным за нашим цехом. Но никакого понимания с его стороны не было. На все мои вопросы он отвечал фразами вроде: «меня не поймут, если ты останешься», «уходи по собственному и все будет нормально», «так сложились звезды». Я понял, что если не уволюсь, будет хуже, и написал заявление как бы по собственному желанию», — рассказал корреспондентам 66.RU Гринев.

Пока Александр решал рабочие вопросы, оперативники проанализировали информацию из его телефона и установили круг лиц, с которыми мужчина общался чаще всего. Среди них оказались руководители организаций, чья деятельность связана с покупкой, продажей и ремонтом железнодорожной техники.

Так еще одним фигурантом этой запутанной истории стал житель Первоуральска Михаил Елкин (имя и фамилия изменены, — прим. ред.) — старый знакомый Александра Гринева. Полицейские решили проверить, не приобретал ли он украденные со склада детали, и выехали к нему на разговор. По некоторым данным, компанию им составил сотрудник службы безопасности, закрепленный за железнодорожным цехом «НЛМК-Урал».

Фото: 66.RU

К слову, сотрудник службы безопасности, закрепленный за железнодорожным цехом «НЛМК-Урал», — бывший полицейский. В интернете можно найти информацию о том, что человек с такими же ФИО, как у него, был кандидатом в депутаты Первоуральской городской думы.


Александр Гринев, потерпевший:

— Они взяли моего знакомого, привезли в Первоуральский ОП и стали избивать, чтобы тот дал на меня показания. Потом привезли в Ревду и избили еще раз. Для них, видимо, было странным то, что мы слишком часто созваниваемся, хотя ничего плохого в том, чтобы узнать, как здоровье или как дела, на мой взгляд, нет. После он рассказал мне, что ему пришлось оговорить меня и все подписать, иначе они б его просто убили.

3 апреля Александр почувствовал себя плохо: резко поднялась температура и начался кашель. Мужчина вызвал врача, который после осмотра назначил ему лекарства и попросил соблюдать режим самоизоляции. Однако в тот же день пациенту пришлось его нарушить. Около 15:00 за ним приехали сотрудники уголовного розыска. «Они привезли меня к себе в отдел и завели в кабинет. Там был начальник уголовного розыска (из материалов дела следует, что присутствовал замначальника, — прим. ред.), трое его подчиненных и стажер. Сначала мне упорно предлагали написать признание в краже, мол, у них есть показания о том, что я похищенные детали продавал. А когда я отказался, они применили ко мне силу. Я просто в воздухе летал», — вспоминает Гринев.

По его словам, оперативники завели ему руки за спину и сковали запястья наручниками. А ноги поставили вширь, в так называемую позицию «растяжки».

Александр Гринев, потерпевший:

— Начальник уголовного розыска пинал меня по внутренним стенкам бедра. Между ног. От боли я потерял сознание. Когда очнулся, попросил воды и скорую. Но его подчиненные подхватили меня под обе руки (не снимая наручники), а ноги затянули ремнем и держали так, что я висел в горизонтальном положении, головой вниз. При этом начальник стал давить мне чем-то на поясницу. Когда я кричал, мне затыкали рот моей же шапкой и приговаривали, что сейчас я возьму на себя не только кражу, но и убийство. Мол, мне будет все равно.

Фото: Анна Коваленко для 66.RU

По словам Александра, когда все закончилось, ему дали немного отдохнуть, «чтобы почерк был нормальный», и продиктовали текст с признаниями, который требовалось воспроизвести на чистом листе и проговорить на камеру. Пришлось подчиниться.
«Они отбили мне ногу, я просто не мог встать. Когда мне наконец с большими усилиями это удалось, полицейские, глядя на то, как я хромаю, приговаривали, мол, я актер. Еще заявили мне, что я могу жаловаться кому хочу, хоть Путину, они как работали, так и будут работать и звезды получать. А я не первый и не последний», — вспоминает Гринев.
Выйдя из отдела полиции, он сразу же позвонил на горячую линию МВД, где ему посоветовали снять побои. Мужчина не решился делать это в местной больнице, поэтому попросил супругу отвезти его в Екатеринбург.

Фото: Денис Канкалов для 66.RU

Это справка, которую Гриневу выдали в травмпункте. В ней значится, что у мужчины зафиксированы следующие повреждения: обширная гематома левого бедра, ссадины левого и правого лучезапястного суставов, ссадина левого локтевого сустава, нижней трети правой голени, ушибы левого и правого коленных суставов.


Александр Гринев:


— После этого я обратился с заявлением в Следственный комитет, где сразу возбудили уголовное дело. Я прошел все экспертизы, в том числе и полиграф. Все подтверждает мои слова. Однако полицейские пока фигурируют в материалах как свидетели и от работы не отстранены. К слову, Елкина тоже признали потерпевшим (у него зафиксированы повреждения в виде тупой травмы живота и ушиба мягких тканей головы, — прим. ред.). Недавно мы с адвокатом подали ходатайство о том, чтобы дело из Ревды передали в другой город во избежание давления на следствие.

Фото: Денис для 66.RU

Что касается хищений — следствие пришло к выводу, что в действиях Гринева отсутствуют признаки состава преступления. Уголовное преследование в отношении него прекращено.

Фото: Денис для 66.RU
Фото: Денис для 66.RU

Адвокат Денис Канкалов начал свою работу с Александром Гриневым в сентябре 2020 г. Тогда уголовное дело о краже было уже прекращено, а дело о превышении должностных полномочий с применением насилия стало сбавлять обороты. Сейчас ему приходится прилагать максимум усилий, чтобы оно продолжило свой ход. Адвокат обращает внимание на несколько важных моментов во всей этой истории:

  • Никаких веских доказательств вины Гринева в краже не было. Когда сотрудники полиции осмотрели автомобиль, произвели обыски в квартире и никаких улик не обнаружили, им ничего не оставалось, кроме как заставить Александра самооговориться. Формально поводом для возбуждения уголовного дела стала явка с повинной, которая, как сейчас уже установлено, была отобрана посредством физического насилия. Свидетеля Елкина тоже заставили дать показания против Гринева путем применения силы.
  • Сотрудники полиции причастность к нанесению телесных повреждений (насколько ему известно) отрицают. Но их допросили с использованием полиграфа, а также их показания проверили в ходе очных ставок, в результате чего подтвердилась их причастность к нанесению телесных повреждений. В позиции Гринева нет противоречий, а вот в позиции полицейских их масса.
  • В автомобиле Гринева был обнаружен фонарик, принадлежащий предприятию. Канкалов считает, что это вещь, которая позволяет прикрыться и прикрыть собой все — абсолютно несоразмерные и неадекватные действия полицейских в связке с сотрудником службы безопасности. Гринев работал слесарем, и для выполнения своих рабочих обязанностей ему нужен был этот предмет. За длительное время работы он мог уже не отличить, его это фонарь или рабочий. Присваивать его себе у него цели не было, это не то, ради чего стоило рисковать своей работой. Сторона защиты отрицает любую криминальную подоплеку в этом моменте.
  • Кроме того, адвокат считает необходимым проверить связь между полицейскими и сотрудником службы безопасности «НЛМК-Урал» на предмет противозаконных связей. Для него кажется странным то, что обычно заявления о кражах могут пылиться на столах сотрудников правоохранительных органов годами, а в данном случае почему-то все быстро кинулись заниматься раскрытием.
  • Увольнение с предприятия сопровождалось давлением со стороны сотрудников безопасности и подкреплялось действенным выполнением всего, что они ему говорили. Например, говорили, что «полиция к тебе придет» — она пришла. Ему в тот момент казалось, что никакой защиты у него нет. Он был как кролик, ожидающий своего удава. Ему прямо сказали: уволься, и он вынужден был написать заявление. А через время к нему пришли полицейские и выбили явку с повинной, а еще через время возбудили уголовное дело по факту кражи.

Гринев и его адвокат подали иск в суд о восстановлении на работе. Истец пытается доказать, что уволиться ему пришлось под давлением сотрудника службы безопасности. Ранее инициировать процесс Александр не мог из-за состояния здоровья и непростых семейных обстоятельств.

Денис Канкалов, адвокат потерпевшего:

— Вся семья Гринева переболела коронавирусом. Его новорожденный ребенок перенес все в тяжелой форме. Несколько месяцев пришлось сидеть в изоляции. К тому же после событий в полиции у моего доверителя были проблемы с ногами. Поэтому вопросом с работой мы занялись только сейчас. Сотрудники юридического отдела « НЛМК-Урал» всячески отрицают любую связь между организацией и событиями, которые произошли в жизни Александра. Пока все так. Но мы намерены идти до конца и надеемся, что справедливость восторжествует.

Фото: Аня Коваленко для 66.RU

Адвокат Сергей Колосовский, который представляет интересы ревдинских оперативников, уверяет, что обвинения в каких-то пытках абсолютно беспочвенны.

По его словам, все было не совсем так, как говорят Гринев и его защитник.

Ниже приводим его версию событий.

Полицией совместно со службой безопасности завода были выявлены хищения, к которым может быть причастен Гринев. В частности, в его автомобиле обнаружены похищенные предметы (речь идет о фонарике, — прим. ред.) — по данному факту есть постановление о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения, а такое прекращение возможно только при согласии подозреваемого, то есть, по сути, признании им факта хищения.

По факту других хищений с завода: по детализации звонков Гринева были установлены скупщики краденого, которые оперативным работникам сообщили, что Гринев звонил им с целью сбыта именно тех деталей, которые пропали с завода. Объяснения этих людей и легли в основу подозрений Гринева. То, как Гринев сейчас объясняет звонки данным людям — что он якобы консультировался с ними, как именно ему эти детали устанавливать на заводе, — мягко говоря, бред.

Гринев, ранее судимый за квартирные кражи и умышленное уничтожение имущества, осознав в кабинете оперативных работников, что он полностью изобличен в кражах, попытался уничтожить собранные доказательства, схватил материалы со стола и попытался разорвать. Сотрудники полиции пресекли его незаконные действия и совершенно правомерно применили физическую силу.

(Как удалось выяснить корреспондентам 66.RU, полицейские описали схему нанесения телесных повреждений Гриневу следующим образом. После того как Александр якобы схватил материалы проверки и попытался их разорвать, один из полицейских схватил его за запястья и стал оттаскивать от стола, опасаясь агрессии с его стороны. Гринев начал кричать, нецензурно браниться и бить этого полицейского в грудь локтем. А затем он сделал шаг назад, налетел на стол и ударился внутренней частью бедра об угол. Да еще и так, что крышка стола раскололась. При этом на просьбы сотрудников успокоиться Гринев не реагировал, продолжал ругаться и пытался вырваться. Полицейский попытался усадить Гринева на стул, но тот оттолкнул стул ногой и вырвал правую руку. Полицейский обхватил его сзади и крепче сжал запястья. Тогда Александр сделал шаг вперед, и они оба упали на стул, при падении Гринев якобы и ударился, уже правой ногой. Полицейский оказался сверху и по инерции уперся своим коленом во внутреннюю часть левого бедра Гринева. Потом полицейский еще раз случайно надавил Гриневу на ту же область, когда они поднимались. Оперативники утверждают, что Гринев уверял, что его самочувствие в норме и в медицинской помощи он не нуждается, да и телесных повреждений якобы не было. Поэтому своему начальству о случившемся они решили не докладывать.)

Гринев, осознав, что совершил правонарушение, попросил сотрудников не оформлять инцидент, признал свою вину, написал явку с повинной в кражах.

После того как он покинул кабинет оперативных работников, он начал оговаривать полицейских с одной лишь целью — избежать уголовной ответственности.
В настоящее время уголовное дело по заявлению Гринева до сих пор расследуется, все сотрудники полиции опрошены. Версия Гринева не подтверждается следствием, обвинение никому не предъявлено.

Однако есть интересные факты. Заместитель Ревдинского СК был очевидцем того, как Гринев находился в кабинете оперативников. Он заходил в кабинет, видел, что там происходит. Сам этот сотрудник СК отрицает свое присутствие. В ходе разговора с оперативными работниками замруководителя СК требовал от них также скрыть данную информацию, угрожая, что в противном случае он предаст дело огласке, дело передадут в управление СК, и тогда все сотрудники полиции будут сидеть по камерам до конца разбирательства.

Это все интересно с той точки зрения, что восемь месяцев следствие по делу в отношении полицейских вел лично вышеупомянутый сотрудник СК, очевидно, заинтересованный в исходе дела, и его подчиненные. Следствие велось с грубыми нарушениями. Но все объективные доказательства свидетельствуют о невиновности полицейских и о недостоверности показаний Гринева.

Сергей Колосовский, адвокат:

— В настоящее время, полагаю, Гринев преследует лишь корыстные цели, так как уголовное дело по хищению с завода не без помощи Следственного комитета развалено и никто не понес наказание.

Также Колосовский отметил, что само уголовное дело, которое по заявлению Гринева расследовал свидетель по этому же делу, от корки до корки состоит из недопустимых доказательств.

Корреспонденты обратились в « НЛМК-Урал» с просьбой озвучить позицию касательно ситуации и ответить на несколько вопросов. Вот такую обратную связь мы получили:

«В марте 2020 г. в кладовой в депо железнодорожного цеха была обнаружена кража запасных деталей для ремонта подвижного состава. Сумма нанесенного ущерба составила более 350 тысяч рублей. В связи с этим 23 марта 2020 года НЛМК-Урал обратился в полицию с заявлением по факту кражи в отношении неустановленных лиц. Следственные действия по этому заявлению продолжаются до сих пор. Интересующий вас Гринев А. с 16 апреля уволился с предприятия по собственному желанию. До начала судебного процесса о его желании вернуться на НЛМК-Урал известно не было. С апреля 2020 г. кражи в депо железнодорожного цеха не фиксировались».

В Следственном комитете воздержались от комментариев по данной теме, мотивируя это тем, что в настоящее время это нецелесообразно.

А официальный представитель областного главка Валерий Горелых заявил, что на данном этапе разбирательств говорить о том, кто прав, а кто виноват относительно обеих сторон этой истории, еще рано.

Валерий Горелых, руководитель отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Свердловской области:



— Уголовное дело бесфигурантное. Обычно такие «сенсации» появляются на свет по откровенной клевете или оговору. Достаточно вспомнить нашумевшую историю с операми из Каменска-Уральского. Сколько грязи на них было вылито, но в итоге суд их оправдал. Нередки случаи, когда полицейских оговаривают, чтобы отвести от своей пятой точки беду за какие-либо грешки. Как говорится в том знаменитом фильме про Фокса: «ну давай, начальник, доказывай». Уверен, что наши коллеги из Следственного комитета в ближайшее время разложат все по полочкам и разберутся, кому и что полагается. И наконец, только суд может назвать человека преступником.

66.RU будет следить за развитием событий.