Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Екатеринбургу написали генплан благоустройства: где сажать деревья, как строить улицы, набережные и парки

22 октября 2020, 13:00
Екатеринбургу написали генплан благоустройства: где сажать деревья, как строить улицы, набережные и парки
Фото: официальная документация проекта
Вслед за Москвой стандарт благоустройства общественных пространств разрабатывают и для Екатеринбурга. Это набор рекомендаций и правил, с которыми будут сверяться при реконструкции улиц или реновации промышленных территорий, сформулировали архитекторы из УрФУ вместе с польским бюро S&P по заказу Главархитектуры. Городские власти задумались о необходимости такого документа при обсуждении Генерального плана до 2035 года, на десятилетия задававшего вектор застройки города.

Мы поговорили с одним из авторов, заведующим кафедрой городского строительства УрФУ Алексеем Хриченковым, и он объяснил смысл стандарта.

Связанность парков

Разработчики стандарта нанесли на карту все общественные пространства и выяснили, что самые активные сосредоточились в центре, а на окраинах оживленных площадей или парков практически нет. В городе есть потенциал: благодаря компактности в черте Екатеринбурга существует много зеленых зон — Шарташский лесопарк, Шувакиш, ЦПКиО, парк Лесоводов России, Юго-Западный лесопарк, куда можно добраться даже пешком. Но нормальной пешеходной связи между ними нет.

Архитекторы предлагают связать общественные пространства в несколько поясов: самый узкий — из бульваров и скверов, средний — из парков и лесопарков, самый широкий — из лесов. Пешеходная часть там должна быть комфортна, и нужно задуматься над ее функциональным наполнением.

Фото: официальная документация проекта

Вот так можно обеспечить связь между зонами отдыха и наполнить маршрут разными активностями

Фото: официальная документация проекта

Алексей Хриченков, заведующий кафедрой городского строительства УрФУ :

— Когда у Дворца молодежи появился скейт-парк и это был успех, то все решили, что скейт-парки надо делать везде. По нашему мнению, функция должна быть равномерно распределена по пространству города. Не надо в каждый парк устанавливать рампы и детские площадки. Это провоцирует конфликт посетителей.

Второй момент — это материал мощения. В городе полно асфальта и бетона и не хватает натуральных покрытий. По словам Алексея Хриченкова, следует использовать больше дерева, песка, камней и озеленения там, где люди отдыхают.

Фото: официальная документация проекта

Дренаж улиц

Зеленые коридоры должны включаться в рекреационный пояс города. Чтобы это заработало, улицы нужно переустраивать. Одновременно это может решить проблему их затопления, последствия которого постоянно можно видеть после ливней — на примере Шефской или Малышева.

Есть участки на склоне, и они быстро отводят осадки, а есть места, находящиеся в самых низких точках рельефа, — именно там будет максимальное количество стоков. И часто это совпадает с прохождением подземных рек. Из-за этих двух факторов ливневые канализации не справляются с дождями.

Фото: официальная документация проекта

Проблему дренажа можно решить за счет мягких покрытий и озеленения, если делать на маршрутах лотки для сбора воды, которые в сухую погоду пустые, а в дождь — быстро отводят влагу. Или, как вариант, создавать дождевые сады с влаголюбивыми растениями. Тогда стоки, задерживаясь на поверхности, не будут перегружать ливневую канализацию.

Благоустройство улиц

Улицы воспринимаются не как общественные пространства, а как транспортные артерии, некомфортные для пешеходов. Там потенциал первых этажей не используется, а весь стрит-ритейл — умирает. Чтобы оживить улицы, архитекторы предлагают расставить скамейки у магазинов и кафе, а если тротуар слишком узкий, то расширить его за счет сужения дорожных полос, где это возможно. Дело в том, что ширина одного ряда, рассчитанного на грузовой транспорт, — 3,75 метра. А где он не ходит, она может быть 3,5 или даже 3 метра.

Фото: официальная документация проекта

Это пример, как можно перестроить улицу 8 Марта в районе перекрестка с Радищева

На каждой улице важно выполнять стандарт по поперечному профилю. Так, тротуар от велодорожки и велодорожку от парковки и проезжей части, по мнению архитекторов, должна отделять плотная посадка кустарников и деревьев.

Деревья в городе очень важны. Они, с одной стороны, не отстраняют ритейл от автомобильного трафика, поскольку их кроны подняты высоко над землей, а с другой, озеленение — важный элемент для задания структуры. Если этого нет, то улица воспринимается как единое и неудобное целое.

Авторы стандарта приводят два примера, как могут выглядеть улицы в Екатеринбурге, запроектированные в европейском стиле. Это участки рядом с жилыми комплексами «Кандинский» и «Форум-Сити».

Фото: официальная документация проекта
Фото: официальная документация проекта

Правильное озеленение

Когда чиновники говорят про озеленение, то чаще всего имеют в виду газон и деревья. Стандарт, в том числе, предусматривает высадку кустов и многолетников, которые каждые 2-3 недели меняют режимы цветения. Ими можно заменять ограждения вдоль дорог.

По словам Алексея Хриченкова, на любой элемент озеленения нужно создавать картотеку, чтобы любой коммунальщик знал возраст, когда была обрезка, обработка — все этапы его жизни.

Алексей Хриченков:

— Идея городского реестра зеленых насаждений витает в воздухе. По сути, это поликлиника деревьев. У каждого дерева есть бирка с номером, и по этому номеру у дерева в базе есть паспорт. Технология big data позволяет планировать работы по замене деревьев на несколько лет вперед. Но такой базы сегодня нет. Как и подробной инструкции по эксплуатации.

Реновация промзон

По всем стратегическим документам промышленные предприятия будут выноситься за черту города. Чтобы эти площади полностью не застроили жильем, нужно заранее задать правила, как можно их использовать.

Разработчики хотят сделать так, чтобы парк или сквер существовал не внутри одного девелоперского проекта (зона отдыха, отрезанная от города домами), а был частью общего рекреационного каркаса Екатеринбурга и встраивался в связанный маршрут. По задумке, строители при редевелопменте должны выделять полосу под озеленение. В этом случае пятно застройки уменьшится, но на оставшейся земле можно возводить дома повыше.

Фото: официальная документация проекта
Фото: официальная документация проекта

Еще один резерв для создания мест отдыха — недействующие железнодорожные пути. На узкоколейке или на нефункционирующей промышленной железной дороге можно обустроить парк, как это сделано на Манхэттене или в Берлине. Или включать в зону рекреации пространства под эстакадами и развязками, куда сейчас страшно заходить.

Кроме того, некоторые кладбища (например, Ивановское), которые все равно используются для транзита, могли бы стать мемориальным парком.

Обустройство берегов

В век индустриализации города заковывали реки в гранит или закапывали их под землю. Сейчас идет обратная тенденция: в Европе разбирают гранитные набережные. В Екатеринбурге же на многих участках просто нет прямого доступа к воде.

Поэтому разработчики концепции считают, что нужно благоустраивать набережную, но без гранита и бетона (в этом случае река будет жить отдельно от города). Алексей Хриченков приводит пример: после спуска воды из городского пруда во время строительства Макаровского моста оголились грунтовые островки и люди по ним начали гулять. «У человека есть естественное желание как можно ближе подойти к воде», — говорит он.

Фото: официальная документация проекта

Благоустройство набережной раскроет потенциал Исети для семейного отдыха, образования, велопрогулок, рыбалки. В каких-то местах можно обустроить зоны барбекю или пляжи.

Фото: официальная документация проекта

Авторский надзор

Автор концепции должен присутствовать на каждом этапе благоустройства. Зачем? Часто бывает, что спроектировали что-то одно, а на выходе это сильно искажается. На каждом этапе — техническое задание, проектирование, стройка — выхолащиваются трудозатратные решения. Например, городские власти приводят аргумент, что деревянные покрытия слишком недолговечны или дороги при обслуживании и уходе, и вместо них устанавливается что-то попроще — например, гранит.

Алексей Хриченков:

— Присутствовать на стройке — обязательно. И в правила надо заложить, чтобы был авторский надзор. Автор концепции должен отсматривать образцы. Приехала опора освещения — надо, чтобы она была нормального качества. Привезли новую скамью — надо посмотреть пропорции, материалы. Чтобы из-за гонки удешевления не страдало качество.

Такой подход практиковало бюро Нормана Фостера при строительстве штаб-квартиры РМК. Британские архитекторы согласовывали буквально каждую мелочь — вплоть до розетки. Местные подрядчики делали макет кабинетов и отправляли на подпись в Англию, и только после этого могли строить.

Город, по идее, тоже должен быть заинтересован в такой модели, поскольку сможет избежать критики, если что-то пойдет не так.