Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Новая программа «МАКСИМУМ»

9 июля 2007, 17:25
С 1 июля из эфира радио «Максимум» исчезло суперпопулярное утреннее шоу «2 в 1».
Его ведущие Геннадий БАЧИНСКИЙ и Сергей СТИЛЛАВИН покинули станцию и холдинг «Русская Медиа-группа». Почему? «Профиль» выяснял это у обеих сторон, участвующих в конфликте. Сначала — версия Бачинского и Стиллавина.

«Мы — шоу №1»

— Накануне вашего ухода в СМИ был распространен пресс-релиз РМГ, сообщавшей, что вы покидаете «Максимум» по обоюдному согласию. Вскоре последовало более резкое заявление: ваше шоу перестало соответствовать запросам холдинга.

Стиллавин: Увы, у руководства холдинга не хватило мужества расстаться добрыми друзьями. Возможно, имело место некоторое смятение, вызванное пониманием того, какого уровня ведущих они теряют. Это очень странно, потому что о своем решении уйти мы заявили еще в начале мая, и у руководства РМГ было достаточно времени, чтобы все обдумать. Сейчас мы хотим заниматься тем, что нам интересно и что интересно для аудитории наших ровесников, созревшей для более серьезного разговора. Поэтому, когда в мае этого года Алексей Глазатов (глава департамента программ вещания РМГ. — «Профиль») заявил, что мы начинаем терять аудиторию 18—24-летних, мы не удивились. Мы — шоу №1 для тех, кому 20—35, а скатываться до уровня скабрезных шуток, ориентированных на недалекую аудиторию, нам уже скучно.

Бачинский: Как ни печально констатировать, но наш уход явно не пошел на пользу радио «Максимум». Прощаясь с нашими слушателями, мы понимали, что оставляем огромную аудиторию. Но мы растем и не можем бесконечно работать в одном направлении только потому, что делаем это талантливо. На сегодняшний момент аудитория утреннего шоу в два раза превышает дневную аудиторию станции в целевой группе, которая нам интересна, и, скорее всего, вся она уйдет вместе с нами. Но мы искренне желаем руководству «Максимум» попробовать ее удержать. Ситуация не критичная: станция сильная, на ней остались хорошие руководители и менеджеры.

— Но за пять с половиной лет, проведенных на «Максимум», вы тоже чего-то добились?

Бачинский:
Безусловно! Именно мы привили новые стандарты утреннего шоу, за что хочется пожать руку Алексею Глазатому, который рискнул когда-то поставить нас в эфир на свой страх и риск.

Стиллавин: Ну, рисковал не один он, Михаил Эйдельман (тогдашний руководитель «Максимум», ныне — глава Сити FM и Relax FM. — «Профиль») рисковал сильнее. Вместе они доверили нам реформирование эстетики утреннего эфира.

Бачинский: Но тогда была совсем другая ситуация. Шоу наших коллег, а впоследствии друзей, Пашкова и Кириллова теряло рейтинг, и станция по большому счету мало чем рисковала. Провокация была на руку всем.

Стиллавин: С нашим приходом рекламодатели получили абсолютно новый вариант продакт-плейсмента, который выражался в том, что мы как ведущие делали бренды лояльными к слушателю-потребителю.

Бачинский: До последнего дня эфира мы отрабатывали рекламные контракты, и сейчас по рекламе нанесен удар. Все-таки рейтинги — вещь виртуальная и абстрактная, а вот заказы на рекламу немного серьезнее. Большинство рекламодателей, размещавшихся на «Максимум», видели площадку для своей рекламы именно в рамках утреннего шоу.

— Что все-таки послужило причиной вашего конфликта со станцией?

Бачинский: Я допускаю, что какие-то ощущения неудобства, о которых нам не было известно, посещали наших руководителей, но в первую очередь они посещали меня как генерального продюсера радио «Максимум». Я видел, что аудиторию станции последние несколько лет формировало именно утреннее шоу. Поэтому станцию нужно было переориентировать на тот сегмент, который его слушал. Но существуют интересы холдинга, и в РМГ решили, что станцию не следует развивать в том направлении, как это предлагали Бачинский и Стиллавин, и нужно ее удерживать на сугубо молодежных позициях. Как генеральный продюсер я считаю это решение спорным. В молодежном сегменте работает очень много станций, в частности, самое успешное сейчас в нем — радио «Энергия», побороть которое «Максимум» в ближайшее время вряд ли сможет.

Наше направление развития, лояльное к имеющейся аудитории, руководству РМГ не подошло.

Стиллавин: Интересно, что Глазатов хотел, чтобы наш уход со станции был незаметным. Как будто мы заснули вечным сном (это в идеале), заболели, ушли в бессрочный отпуск. В общем, сделать все, чтобы не были сорваны договоренности и были спасены рекламные бюджеты. Красивую схему испортил непрофессионализм пресс-службы, предвосхитившей события своей рассылкой.

Бачинский: Грустно, что ситуация привела к тому, что теперь приходится бесконечно объяснять, что у нас нет никаких конфликтов с холдингом, да и уйти, не попрощавшись с нашими слушателями, было бы некрасиво.

Стиллавин: Позиция продюсеров холдинга показывает, что у РМГ, безусловно, есть какие-то интересы, но, похоже, они явно не совпадают с интересами людей, которые слушают радио «Максимум». Ну а уходить по-английски мы не стали, поскольку живем не в Англии. Думаю, что за годы, проведенные в эфире, и за те деньги, которые мы заработали для «Максимум», а это сотни тысяч долларов, мы имеем право на маленькую вольность — попрощаться с нашей публикой.

— Вас в последнее время «много»: программы на ТНТ, озвучка мультфильмов, недавно вы засветились как соведущие шоу «Король ринга» на Первом канале. Вам могли просто завидовать?

Стиллавин:
Структура холдинга настолько велика и неповоротлива, что зависть, как чувство, относящееся к сфере человеческих эмоций, вряд ли может влиять на интересы корпорации.

Бачинский: Не думаю. Сейчас мы слишком комфортно чувствуем себя в своей сфере и будем действовать в том направлении, которое однозначно обречено на успех. Это складывалось из мелочей. Скажем, мы были первыми, кто в развлекательном эфире стал говорить, что Путин — это круто. Сейчас это стало общим местом у всех, за исключением разве что тех, кто позиционирует себя как оппозиция. Кроме того, мы чувствуем, что в сфере развлекательного радио начался глобальный кризис и оставаться в этих рамках — значит доживать свой век, а делать это мы пока не намерены. Мы были и остаемся Бачинским и Стиллавиным — резкими парнями, которые идут вперед.

— А куда именно идут? В кулуарах обсуждалось предложение, которое вы якобы получили от Сергея Архипова, одного из бывших совладельцев РМГ и с недавних пор замгендиректора ВГТРК, — о работе на радио «Маяк».

Стиллавин:
Обсуждалось, видимо, потому что на каком-то этапе Архипов тоже «стал лишним», потому что в марте он также покинул холдинг.

Бачинский: Ну да, в принципе логично думать, что Архипов ушел из РМГ и перетащил с собой Бачинского и Стиллавина, но это не так. Конечно, как только Архипов узнал, что у нас происходит некая трансформация шоу в новую интересную нам форму, он сделал нам предложение. Но пока мы ничего не решили, мы безработные, моя трудовая книжка лежит в портфеле от Mandarina Duck, который мне подарила жена. За рекламу прошу прислать мне еще один такой портфель.

Стиллавин: А моя — в сумке Salvatore Ferragamo, которую я подарил себе сам!

Бачинский: Предложения есть, но мы не из тех людей, кто принимает решения моментально.

Стиллавин: Мы можем принять решение «уйти», но принять решение «прийти» должны другие. Таковы условия этой сделки.

Бачинский: Холдинг РМГ, кстати, сделал нам хорошее предложение — вести программу на «Русской службе новостей», то есть на «разговорной» станции. Но в данной ситуации оставаться в холдинге было бы не совсем этично. Как мне кажется, мы сейчас находимся на пике творческой активности и потенции.

Стиллавин: Крепко сжимаем свои пики!

Бачинский: Так что будет ли это «Маяк» или какая-то другая станция — не знаю, но совершенно точно одно: это будет шоу Бачинского и Стиллавина. Оно изменится по форме, но уверяю вас, наши слушатели не разочаруются!

«Они выросли»

На вопросы «Профиля» ответил также генеральный директор «Русской Медиа-группы» Сергей КОЖЕВНИКОВ.

— Когда было принято решение о закрытии утреннего шоу?

— Решение было принято до того, как они покинули «Максимум». Стиллавин обмолвился об этом раньше, но это было не важно. Реально на должности он уже не был, но номинально оставался до 1 июля.

— В чем причина отказа руководства РМГ от рейтингового шоу?

— Бачинский — взрослый человек и многое понимает в своем деле. Он самостоятельно решил изменить формат шоу, но это не входило в планы станции. С шоу «2 в 1» мы расстались потому, что «девочка созрела». Бачинский и Стиллавин выросли, им нужна аудитория, с которой надо говорить на более серьезном языке. Вслед за генеральным продюсером «Максимум» оставил программный директор станции Антон Марущак.

— Кто сейчас руководит станцией и какие перемены ждут ее в будущем?

— Сейчас, после смещения Марущака, всеми делами занимается глава департамента программ вещания «Русской Медиа-группы» Алексей Глазатов. Собственно, он в свое время и привел Бачинского и Стиллавина на «Максимум». Сейчас он «ведет» одновременно пять станций («Максимум», «Хит FM», «D FM», «Монте-Карло», «Русское радио». — «Профиль»). Планируется сделать «Максимум» более модной станцией. К сожалению, в последнее время она отходила от рок-формата, сейчас важно ее вернуть в более яркое, молодежное русло. Когда стало ясно, что шоу придется менять, мы не сидели сложа руки, а искали адекватную замену. С 1 августа шоу «2 в 1» сменит Сomedy Club. Согласно исследованиям Gallup Media, герои Comedy Club для нашей целевой аудитории на несколько порядков важнее всех — от Малахова до Познера. В этом шоу появятся, например, Сестры Зайцевы, а неизменным худруком будет Гарик Мартиросян. В этом шоу должен фигурировать «свой парень», но не маргинал. Скептик, но не нахал. Все это есть в Сomedy Club, что и позволило нам заключить с ними контракт на несколько лет.

— Правда, что Бачинский и Стиллавин покинули «Максимум» из-за претензий к ним по части низкого художественного уровня?

— Это неправда! СМИ не могут быть носителями культуры. СМИ, в том числе и радио, — не те источники, из которых черпает информацию образованный человек. Среднее время, которое люди слушают радио, — 20—30 минут в день. Мы успели понять, что возникает тенденция, при которой шоу становилось аудитории неинтересно.

P.S. Заместитель гендиректора ВГТРК Сергей Архипов от комментариев отказался.