Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Как Александр Вараксин создал главный городской конкурс красоты. История «Мисс Екатеринбург»

17 августа 2022, 14:25
Как Александр Вараксин создал главный городской конкурс красоты. История «Мисс Екатеринбург»
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
66.RU рассказывает, как идея «Мисс Екатеринбург» родилась с подачи Александра Вараксина, как в 1990-е боролись за сердца участниц, как менялись «стандарты женской красоты» (и есть ли они вообще), а также чем пришлось пожертвовать бессменному руководителю конкурса Светлане Петраковой.

Первый конкурс «Мисс Екатеринбург» провели в 1998 году. В нем участвовали 15–17-летние девушки, теперь жюри допускает только совершеннолетних.

С тех времен в России сменилось три президента, а в следующему году в конкурсе будут участвовать только девушки, которые родились после его основания. Еще за эти годы «Мисс Екатеринбург» часто критиковали и не понимали, а его популярность медленно шла на спад. Теперь за победу вручают не автомобили, как в 2010-е, а много разных подарков без главного приза.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 1998»

«Вараксин создал конкурс и оттолкнул его, как парусник»

— Ты будешь директором агентства «Глобус Модель»?
— Конечно, нет! Я не смогу.
— Поэтому ты будешь! А еще займешься «Мисс Екатеринбург».

Александр Вараксин — руководитель бизнес-клуба «Глобус» и группировки «Центр» в 1990-е, авторитетный бизнесмен и в принципе предприимчивый человек — был еще и «крестным отцом» «Мисс Екатеринбург». Именно под его патронажем в 1997 году прошел первый конкурс.
Светлана Петракова — девушка, которая поначалу отказывалась от роли главной, — относилась к «Мисс Екатеринбург» с известной долей скепсиса — примерно так же, как некоторые горожане сегодня говорят о нем в соцсетях. Спустя 25 лет конкурс ассоциируется в первую очередь с именем Петраковой.

«Александр Иванович [Вараксин] всегда меня куда-то выпинывал. Если бы не он, я бы никогда не решилась на все эти авантюры, а конкурс «Мисс Екатеринбург» не стал бы таким важным для города явлением. Вараксин — это человек, который создал его и оттолкнул, как парусник», — вспоминает она.

«Это была всероссийская тенденция: вдруг мужчины с деньгами сочли необходимым пропагандировать женскую красоту. Кто-то в своих личных целях, а кто-то совсем без корысти, как в случае с «Глобусом», — вспоминает журналистка Ксения Фикс, которая долгие годы освещала конкурс в разных СМИ.

Светлана Петракова с детства мечтала вырасти в художника-модельера, а стала хореографом. Ей нравилось устраивать показы, потому что наставник по училищу «делал много потрясающих пластических этюдов на статике». Вместе они экспериментировали в этом направлении. Вскоре Петракова оказалась в модельном агентстве «Глобус Модель», что находилось в ККТ «Космос» — базовой площадке бизнес-клуба Вараксина.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 1999»

Однажды модель «Глобуса» выиграла общегородской конкурс красоты парфюмерного бренда Misfa, который проходил и в других российских регионах. После победы руководство «Глобуса» настояло на том, чтобы поехать в Москву и поучаствовать в федеральном конкурсе.

«Я относилась к конкурсам красоты очень негативно и была пафосным хореографом, который считал всех моделей дурами, — признается Светлана Петракова. — У меня был определенный стереотип, потому что я была неуверенной в себе девушкой».

Петраковой долгое время казалось, что с точки зрения хореографии в моделинге практически нет выразительных средств: «почти не двигающиеся ноги и безэмоциональное лицо». «Сейчас я ловлю кайф, когда использую минимум выразительности. Что-то в этом есть: используя минимум, показать максимум», — говорит директор «Мисс Екатеринбург».

На том московском конкурсе «Глобус» победил — и стал первым представителем регионов, кому это удалось. Так модель агентства получила путевку на «Мисс Мира» на Сейшельское острова. На подготовку было всего две недели. Светлана Петракова и компания вернулись в Екатеринбург. Команда не понимала, какая нужна одежда и какой у конкурса формат. Да и потом: что такое Сейшелы? Там будет сцена? А язык какой?

Вернувшись вовлеченной в модную индустрию после участия в мировом и российском конкурсе, Петракова подумала, что должна применить новые знания. Так она решила устроить городской конкурс красоты, причем в партнерстве с властями. «Тогда конкурсы появлялись как грибы. «Мисс Уральская краса», «Мисс бренд», «Мисс корпоратив»… Работа с мэрией — это колоссальная ответственность и абсолютный эксклюзив. Нам не хотелось делать одноразовое мероприятие, и такой формат лишал нас этого соблазна», — вспоминает она.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

Аркадий Чернецкий на сцене «Мисс Екатеринбург»

Светлана Петракова написала письмо в администрацию города и стала ждать. Спустя четыре месяца мэр Аркадий Чернецкий подписал распоряжение о конкурсе. Говорят, заявок было много.

«Зачем мэрии конкурс? Все просто: город вкладывается по минимуму, призы дают спонсоры, а площадка муниципальная (тратиться на аренду не нужно). При небольших вложениях мэрия получает красивое лицо для презентационных целей. Причем не только красивое. Абсолютных дурочек в победительницах никогда не было», — объясняет Ксения Фикс.

«Было страшно»

Первый конкурс «Мисс Екатеринбург» прошел в мае 1998 года в Театре юного зрителя. К нему готовились полгода. «Мы начали городить настоящее театральное действие, от которого технические сотрудники ТЮЗа просто стрелялись. Это сейчас есть видеоэкраны и технологии, а в 1998-м декорации строили из фанеры. Как таковой, команды еще не было. Все делали сами: и сценарий писали, и преподавали. Но мы справились, город был под большим впечатлением», — вспоминал Владислав Бобрович, один из идеологов и важнейших людей для конкурса.

Путь в искусство Бобрович начал в Одесском хореографическом училище. В 1967-м уже именитый танцор переехал в Свердловск и стал работать на сцене Свердловского театра музыкальной комедии. Завершив карьеру профессионального солиста балета, он ушел работать хореографом в сборную юношескую команду РФ по фигурному катанию. Потом преподавал хореографию и пластику в театральном институте. Вместе со Светланой Петраковой Бобрович стоял у истоков конкурса — и, по словам близких к «Мисс Екатеринбург» людей, без него бренд не смог бы стать таким, каким получился.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 2000»

По воспоминаниям Бобровича, перед финалом второго конкурса «Мисс Екатеринбург» в 1999 году в ТЮЗ приезжал гастрольный театр. «На сцене остались наши декорации, вся световая аппаратура. Перед началом спектакля занавес долго не открывался, пришел мужчина, отвечавший за выступление театра, сказал, что ему надоело ждать, и включил кнопку, которая работает на тушение пожара. Все было затоплено. Вся площадка сцены. Воды было — безумие. Со всего города нам собирали тепловые пушки, чтобы за сутки высушить сцену и провести конкурс вовремя», — рассказывал он.

Лихая сторона 1990-х вообще сильно отражалась на организации «Мисс Екатеринбург». «Мои старушки, то есть бывшие участницы, любят вспоминать «жесткие 1990-е», — вспоминает основательница конкурса. — И это чистая правда: было страшно. Красота привлекала много внимания, а тогда все знали, где в течение месяца находится эта красота и во сколько красота выходит из ТЮЗа. А если поздно задерживались… Служб такси тогда не существовало. Те, у кого были машины, развозили девчонок. Можно было махнуть рукой, но я несла за них ответственность».

До криминальных инцидентов с участницами не доходило, уверяет Светлана Петракова и отмечает, что бед удалось избежать из-за запретов на посещение ночных клубов — хотя «девочки плакали и периодически пытались куда-то сбежать». Весомую роль в безопасности сыграл бизнес-клуб «Глобус» и Александр Вараксин.

«Еще было много наркотиков. Завладеть красивой девушкой, посадив ее на вещества и сделав зависимой, не составляло труда. Особенно если дама приехала из деревни и была наивной», — говорит Петракова.

Шесть лет единственным спонсором и организатором конкурса был бизнес-клуб «Глобус». Первые два года Александр Вараксин участвовал в жюри, но потом «категорически отказался от этого». На начальном этапе руководство конкурса обвиняли в том, что «места в финале покупали спонсоры». Светлана Петракова парирует («я не понимаю, какие спонсоры могли что-то купить у нашего шефа»).

«Мы каждый год чему-то учились у Александра Ивановича [Вараксина]. Например, он ввел правило, которое работает до сих пор: спонсоры не могут быть членами жюри. Даже если платишь деньги, ты не можешь принимать решения. Это изумляло всех наших генеральных партнеров. Может, поэтому их было так немного», — объясняет директор «Мисс Екатеринбург». По ее словам, за участие так же никогда не было вступительного взноса.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 2004»

В 2000-е «Глобус» перестал заниматься «Мисс Екатеринбург» — у организации возникли другие проблемы. В последние годы конкурс существует за счет спонсоров и продажи билетов.

«Девушкам больше не нужны машины»

В 1998 году победительнице «Мисс Екатеринбург» подарили колье с бриллиантами, подвеску с жемчугами и пейджер; в 1999-м — косметику, сумку и поездку в Париж; в 2000-м — путешествие и фотосессию в Праге.

Со следующего года стоимость призов стала расти — телевизор, дубленка, пейджер, телефон, золотая карта в фитнес-центр, музыкальный центр.

С 2007-го по 2018-й года победительница получала автомобиль: началось со Skoda Fabia, закончилось на Lada Granta.

Последние годы призы перестали быть такими дорогими.

«Сейчас мы почти от всего отказались, потому что жизнь меняется. Девушкам больше не нужны машины, а телефоны, которые мы дарили в 2000-е, они могут купить себе сами», — поясняет Петракова. Источники 66.RU говорят о других причинах: «Раньше мэрия имела большее влияние на коммерческие структуры. Это было то время, когда лидировали местные компании. Когда пришли федералы, ситуация изменилась. Поэтому спонсоров и денег стало меньше».

«Сегодня главным призом может стать фотосессия у хорошего фотографа. Наш конкурс со своими уровнем подготовки — это уже мегаподарок для участниц. К нам приходят не за подарками, поэтому мы не превращаем награждение в раздачу «слонов» — пакетиков, бумажек, рамочек с дипломами, мешочков и остального», — говорит Светлана Петракова.

По словам очевидцев, отношения с участницами «Мисс Екатеринбург» у Петраковой всегда строились на доверительном уровне. «Мне всегда казалось, что одна из важных составляющих конкурса —социально-педагогическая. Приходилось решать проблемы девушек с родителями и молодыми людьми, вытирать их слезы», — подтверждает она.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 2005»

20 лет назад участницы не знали, что такое фитнес и брекеты, а сегодня никто из них не ходит на каблуках. «На улице можно встретить лишь одну и ста женщин на каблуках. Это стало такой изюминкой! Ведь как сегодня используют каблук? В 18 лет его покупают на выпускной. Девушка строит на нем у фотозоны, выходит на сцену и потом меняет на балетки — и больше его никогда не наденет. Женщины на каблуках — это, возможно, не очень полезно и просто, но невероятно красиво. Поэтому мы учим их ходить, стоять, сидеть и танцевать — многие из этого они правильно делать не умеют. Зато многие из девушек сегодня знают о том, кто такой психолог. В начале нашего пути 90% участниц приходилось перекрашивать, чтобы возвращать богатый натуральный цвет. Окрашивание, между прочим, было тогда удовольствием для обеспеченных. Мы все делали бесплатно», — вспоминает Петракова.

Первые годы участвовали несовершеннолетние модели — так было принято на федеральном конкурсе «Краса России», с которым сначала сотрудничал «Мисс Екатеринбург». Только со временем в стране стали принимать законы, которые исключали участие детей в подобных мероприятиях. Самой юной мисс стала Анастасия Мельник в 1998 году, на тот момент ей было 15 лет. В этом году средний возраст участниц достиг 23 лет.

«Нельзя бороться с другой женщиной за место под солнцем»

Тупая женская объективизация в чистом виде.

Ужасный концепт: девушки должны бороться друг с другом. Это не круто. Круто, когда мероприятия направлены на поддержку, объединение.

В конкурсе нет инклюзивности. Для участия есть строгий отбор, что создает неравенство.

«Мисс Екатеринбург» поддерживает стереотипы о том, какой должна быть девушка.
Выше — основные претензии к «Мисс Екатеринбург». Светлана Петракова сталкивается с критикой последние 25 лет. 18 лет назад в одном из интервью она отвечала на примерно такие же вопросы, что и сегодня.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

В 2019 году организаторы «Мисс Екатеринбург» в официальных пресс-релизах перестали сообщать точные параметры победительниц. Мотивировали это тем, что «побеждают не формами».

— Я не знаю, что такое образ идеальной девушки, — вспыхивает Петракова. — Уж чем мы точно не занимаемся — идеализацией. У нас запрещено говорить: «должна», «правильно», «неправильно». Есть физические каноны, которые мы обязаны соблюдать, чтобы иметь право заявляться на конкурс «Мисс Россия». Я не вижу смысла менять эти параметры. Да и потом, сама считаю, что девушка ростом в 162 см. будет невыгодно смотреться рядом с девушкой 185 см. Здесь даже не рост важен, а соотношение пропорций головы и тела.

— Так кто определяет красоту, Светлана? Это же одна из наиболее субъективных вещей в этом мире.
— Определяете только вы. Человек всегда найдет лицо, которое ему понравится. Сейчас у нас мегапредложение по контенту. Некоторым хочется смотреть на людей, которые кажутся мне абсолютно некрасивыми. Красота — это оружие. Моя задача — научить девушек пользоваться этим оружием. Хотя бы для того, чтобы научиться себя защищать, потому что красота привлекает много негатива и агрессии. Россия — не Италия, где из каждой кафешки девушке будут кричать «Bella, bella!» И не потому, что хотят пристать, а потому что это просто естественно — сказать красивой женщине: «Боже, какая ты красивая».

Директор «Мисс Екатеринбург» также не считает, что девушки борются друг с другом на конкурсе. «Нельзя бороться с другой женщиной за место под солнцем, потому что ты всегда проиграешь. Разве нужно соперничать на сцене, чтобы понравиться всему залу? Это бесполезная история», — убеждена она.

Несмотря на приверженность четким физиологических параметрам, директор «Мисс Екатеринбург» уверяет, что ей неприятно, когда некоторые девушки не проходят в финал.

«Стараюсь не смотреть, когда они уходят. Одно дело — спортсмен, плавающий три года, готовый трудиться и соревноваться, проигрывать и побеждать. А другое — когда девушке говорят, что она более или менее красива. Пожалуй, это единственное, что мне не нравится во всей этой истории», — говорит она.

Еще один резонный вопрос директору конкурса красоты — почему до сих не проходит «Мистер Екатеринбург»? «Я не могу сказать, что такое мужская красота. Красивый мужчина — это какой? Однажды я была жюри на мужском конкурсе. Мне было сложно. Мне нравятся мужчины, поэтому я не могла выбрать самого красивого. На женскую красоту я могу смотреть безотносительно, холодным взглядом. Тогда я и подумала, что никогда бы не стала организатором мужского конкурса», — говорит Петракова.

«Время не властно»

«Я думаю, мы сразу стали важным городским событием. Конкурс был достаточно публичным, потому что с нами сотрудничали известные пресс-секретари. Недостатка внимания в СМИ не было. Мы даже прятались! Часть журналистов были очень злыми, особенно фотографы. Некоторые издания мы по несколько лет не подпускали к конкурсу. Кроме того, «Мисс Екатеринбург» использовали как оружие в войне между городом и областью. Нас все время пытались назвать падшими женщинами, «водили» в какие-то бани», — вспоминает Светлана Петракова.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 2015»

«Есть журналисты, которые обращаются к нам с запросами напрямую. А есть те, кто пытается что-то накопать, опираясь на слухи и домыслы. Мы стараемся внимательно подходить к выбору фотографов. Даже очень красивую девушку можно заснять так, что она будет крокодилом. Мы не разрешаем снимать под сценой, потому что это некрасиво. А есть люди, которые стремятся сделать именно так, — объясняет пресс-секретарь конкурса Наталья Шахова.

Из самых важных событий за всю историю конкурса выделяются две победы участниц «Мисс Екатеринбург» на «Мисс Россия».

В 2009 году награды удостоилась Ирина Антоненко. «Это был шок. Вечером мне позвонили и сказали, что Ирина прошла в финал. И мы собрали ее буквально за ночь. Потом Ирина поехала в Лос-Анджелес на «Мисс Вселенная». Была примерно такая же спешка: вечером нам позвонили, а утром надо было вылетать. Мы с родителями сбились с ног», — вспоминает Светлана Петракова. Когда в 2014-м «Мисс Россию» выиграла екатеринбурженка София Никитчук, Петракова в это совсем не поверила. «В одну лузу не влетает дважды, думала я. Сегодня по-прежнему есть города, которые ни разу не выигрывали Мисс Россию».

В 2022 году девизом конкурса стал лозунг «Время не властно». Финал пройдет 18 августа Teatro Veneziano. «Мисс Екатеринбург» исполняется 25 лет. В городе нет ни одного подобного мероприятия-долгожителя.

Кастинг в этом году прошел 5 июля, первые занятия начались 13 июля. Подготовка к финалу продолжалась полтора месяца. «Я уже 25 лет не видела лета», — жалуется директор «Мисс Екатеринбург». «Энтузиазм на конкурсе у меня появился в 2003 году, когда я увидела его смысл — учительский, педагогический. Увидела отложенный результат, когда ко мне стали возвращаться девочки и говорить, как благодаря конкурсу изменилась их жизнь», — поясняет она.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

«Мисс Екатеринбург — 2017»

Однако часть девушек не возвращается, а уходит в эскорт. Петракова прямо об этом не говорит, но отказывается осуждать их. «Я не ханжа. Хочешь работать в эскорте — работай, если тебе нужны такие деньги или хочешь таким способом пользоваться своей внешностью. У меня есть поговорка: либо пуговку застегни, либо шильдик сними».

Послесловие

Среди людей, важных для истории конкурса, Светлана Петракова особо выделяет Валерия Плотникова, Татьяну Ярошевскую, Аркадия Чернецкого, Илью Маркова, Михаила Матвеева. Но, пожалуй, самого важного из них уже нет в живых — в 2017 году умер Владислав Бобрович.

«Прошло почти пять лет, и я наконец-то могу улыбаться, — говорит директор «Мисс Екатеринбург». — Бобрович — мой второй отец. Лучший переговорщик и дипломат, который воспитывал меня все эти годы. И защищал, и раздражал. В трудные минуты он всегда говорил: «Я с тобой!».

Когда Бобрович скончался после продолжительной болезни, Петракова обратилась к худруку «Мисс Екатеринбург» Татьяне Перминовой: «Если вы не готовы идти дальше, то и я не буду» («это было трусливо и безответственно, но в то же время у меня не было моральных сил»).

Команда ее поддержала.

Фото: паблик "Мисс Екатеринбург" "ВКонтакте", 66.RU

Кастинг «Мисс Екатеринбург — 2014»

Некоторые наблюдатели, близкие к конкурсу, считают, что без Бобровича уровень финального шоу резко упал. Эти же люди уверены: без Петраковой «Мисс Екатеринбург» точно не будет: «Действительно, очень большой потерей для конкурса стала смерть Владислава Бобровича. Подготовка к конкурсу и все шоу лежало на нем. Это был мегапрофессионал, человек с идеальным вкусом. Без него к конкурсу снизился интерес».

«Меня многие называют дурой. Я не продаю то, что можно продать, — место в финале. За эти 25 лет ко мне неоднократно подходили знакомые и просили за своих дочек. Я всегда делала, как учил Иваныч [Вараксин]: жестко следовала правилам. Многие обижались. Из-за этого страдала моя дочь. Например, не смогла поступить в одно учебное заведение из-за предвзятости приемной комиссии. Представьте: из 300 заявок каждый год мы одобряем только 30. У 270 отвергнутых есть мама, папа, братья и друзья. Кто виноват? Петракова. И так каждый год».

О будущем конкурса директор «Мисс Екатеринбург» предпочитает не говорить, но твердо уверена: когда придет время, она покинет должность. «Я боюсь консервативных людей, которые сначала следуют правилам, а потом — чувствам. Для меня дороже эмоции и ощущения. Я учу девочек чувствовать себя, прислушиваться к себе. Еще я боюсь устареть настолько, что буду тормозить развитие конкурса. Каждый раз говорю начальнику управления культуры и коллегам-режиссерам: «Если вы поймете, что я устарела, лишите меня должности». Я не хочу быть гирей. Мне 53 года, и, возможно, скоро мне придется стать консервативной».