Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Последние дети играют в ГУЛАГ на обломках мира. Павел Матяж — о новом российском сериале «Наследие»

29 июля 2022, 11:48
Последние дети играют в ГУЛАГ на обломках мира. Павел Матяж — о новом российском сериале «Наследие»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
28 июля на телеканале PREMIER стартует новый российский постапокалиптический сериал-антиутопия. На этот раз в центре истории — ученые-генетики и плоды их неудачных экспериментов. Выращенные в пробирках дети отказались играть по правилам взрослых.

В недалеком будущем смертельно опасный вирус поражает подростков. В группе риска — дети 11-12 лет. Медицинские меры оказываются неэффективны, дети продолжают умирать. Если немедленно что-то не предпринять, они умрут все до единого и тогда теперешнее поколение станет последним на Земле.

План по спасению человеческого рода находится у генетиков. Группа ученых готовит популяционную бомбу — несколько десятков эмбрионов будут развиваться в инкубаторах внутри подземных убежищ, родятся в несколько этапов, выйдут на поверхность и вернут человечеству планету после того, как все люди на ней умрут и вирус исчезнет сам собой. Через сто лет.

Фото: kinopoisk.ru

Чтобы не умереть от старости вместе с остальным человечеством и передать свои знания следующим поколениям, ученые погружаются в анабиоз. Через сотню лет они встретят своих инкубаторских деток и будут помогать им ориентироваться, учить взаимодействовать между собой, социализироваться, добывать пищу и выживать в дикой природе.

Фото: kinopoisk.ru

Эксперимент терпит крах — первое поколение людей оказывается бесплодным, но высокоактивным. Едва окрепнув и не успев получить хоть какое-то образование и ориентиры, дети устраивают бунт и убивают большинство взрослых. После этого они не превращаются в племя первобытных дикарей, как в «Повелителе мух» Уильяма Голдинга или «Алой чуме» Джека Лондона, а сохраняют подобие социального устройства. Тоже, впрочем, довольно примитивного. Малыши организуют на обломках цивилизации трудовой лагерь и делятся на вертухаев и зэков. Старшие из первого поколения заставляют работать младших из второго поколения и собираются сделать то же самое с третьим и всеми последующими. Сложно сказать, почему у сценаристов получилось именно так. Может, как в том анекдоте — эти русские за что ни возьмутся, получается ГУЛАГ.

Фото: kinopoisk.ru

Главная героиня фильма девочка Аня (Татьяна Меженцева) вроде бы из третьего поколения, но, в отличие от всех остальных, помнит своих родителей и прошлую жизнь до вируса и глобальной катастрофы. Она рассказывает другим детям про супермаркеты, шоколад и конфеты, но ей никто не верит.

Фото: kinopoisk.ru

Похоже, что ученые не были едины в своих намерениях. Пока начальник миссии Титов (Алексей Серебряков) планировал спасение человечества, его коллеги Александр и Лиза Гордеевы (Егор Бероев и Ольга Макеева) втайне от всех погрузили в криогенный сон свою зараженную вирусом дочь, несмотря на очевидную опасность того, что вирус переживет вековую заморозку в организме Ани, проснется через сто лет вместе с ней и добьет остатки человечества.

Фото: kinopoisk.ru

Выживание человечества после атомных войн, эпидемий, климатических или инопланетных угроз волнует литераторов и кинематографистов уже не одну сотню лет. Эти тревоги усиливались во время Первой и Второй мировых войн или, скажем, эпидемии испанки. Сегодня человечество вновь в острой фазе, и поэтому постапокалиптических фильмов и сериалов снимают особенно много.

Фото: kinopoisk.ru

Даже в не очень развитой и прогрессивной в отношении кино России. Еще не успел отгреметь второй сезон «Эпидемии», как на экранах уже следующий сюжет про гибель человечества от легочной инфекции. Но «Наследие», как следует из названия, фокусируется не на медицинской стороне вопроса. Шоураннера проекта Алексея Голубева занимают, скорее, вопросы морали, воспитания молодежи, ответственности родителей перед детьми, теперешнего поколения перед будущими. Почему дети так жестоки, нет ли в этом вины родителей и педагогов? Ну, и все такое прочее.

Фото: kinopoisk.ru

Режиссер вслед за сценаристами упирает не на экшен и визуальную эстетику, а на социальную психологию и, похоже, пытается возложить вину за все происходящее на кого-то конкретного. В итоге перед нами скорее подростковая драма, чем реальный постапокал, множественные истории взросления на фоне глобального краха цивилизации. Это больше похоже на «Дивергента», «Бегущего в лабиринте», «Голодные игры» или сериал «Сотня», чем на «Безумного Макса» или Fallout. Странно только, что романтическая линия за те две серии, что сейчас доступны на платформе PREMIER, так и не сформировалась. Впрочем, у них еще все впереди.

Фото: kinopoisk.ru

Создатели сериала даже подчеркивают некую преемственность с помощью дизайна костюмов, в которые одеты инкубаторские мальчики и девочки. Все эти серенькие робы и курточки. «Дивергент» — не самый ужасный референс, а подростки — не самая ужасная аудитория. В конце концов, когда это все закончится, именно им придется разгребать последствия. Хочется надеяться, что не через сотню лет.

Удачного просмотра.