Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Империя наносит ответный удар. Павел Матяж – о фильме «Первый Оскар»

22 апреля 2022, 13:50
Империя наносит ответный удар. Павел Матяж – о фильме «Первый Оскар»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
В предпоследний уикенд апреля 2022 года кинокомпания «Централ Партнершип», кинокомпания «Новые люди», при участии телеканала «Россия 1», при поддержке Фонда кино представляют россиянам новый фильм про войну с фашистами.

На майские праздники по давней традиции на экраны выходят новые российские фильмы про Великую Отечественную войну. Но на этот раз военный фильм вышел чуть раньше, и теперь в кадре не просто война. «Первый Оскар» — кино про кино. Оно посвящено военным операторам, которые работали над знаменитой в узких кругах документальной картиной «Разгром немецких войск под Москвой». В 1943 году этот фильм получил премию «Оскар». Первый и последний советский «Оскар» в номинации «Лучший документальный фильм».

Но все это было почти 80 лет назад, никого из участников того триумфа давно нет в живых, и даже их наследники уже довольно пожилые люди. Так что обратимся к событиям менее седой древности. Все на свете смотрели американский художественный фильм «Звездные войны. Эпизод V: Империя наносит ответный удар». Этот фильм очень многими считается вершиной как для Лукаса, так и для всего фантастического кино. Но за всеми этими овациями и дифирамбами фанаты Дарта Вейдера, Люка Скайуокера и магистра Йоды упускают довольно важную вещь. Почему он так странно называется? Особенно на фоне рыцарско-романтического нейминга «Новой надежды» и «Возвращения джедая».

Фото: kinopoisk.ru

Лукас дал своему фильму такое странное сложносочиненное название не на ровном месте. Это отсылка к тому самому «Разгрому под Москвой». Для проката в США «Разгром» был перемонтирован, переозвучен и переименован в «Москва наносит ответный удар». В 1943-м американцы встречали тот фильм овациями. Но со временем отношение к нему и СССР менялось.

Фото: kinopoisk.ru

И к восьмидесятому году сменилось на диаметральное противоположное. Так что, заменив Москву на Империю, Лукас подал зрителям недвусмысленный сигнал о том, кто подразумевается под Империей, а кто, соответственно, под джедаями и повстанцами. Несколько лет спустя президент Рейган использовал ту же культурологическую отсылку и снова сравнил СССР с Империей Зла, но уже не в кино, а во вполне официальной речи, в политических целях. Это вызвало бурную реакцию как в США, так и у нас. То выступление Рейгана 1983 года до сих пор считается одним из самых напряженных моментов холодной войны.

Россия 2022 в политическом смысле не многим отличается от СССР 1983 года: санкции, международная изоляция, экономический кризис и затянувшаяся спецоперация, которая с каждым новым днем, месяцем и годом только усугубляет санкции, кризис и изоляцию. Впрочем, есть мнение, что сегодняшнее положение Российской Федерации намного хуже, чем положение СССР в начале 80-х. В первую очередь это касается российского кино.

Фото: kinopoisk.ru

Российское кино XXI века и до начала спецоперации не находилось в авангарде киноиндустрии, мягко говоря. А теперь и вовсе оказалось в мертвой зоне. Российские кинопроизводители прекрасно это понимают, похоже. И поэтому решили обратиться к западным специалистам и попытались вписать себя в международный тренд не через неизвестно сколько лет после снятия санкций, а прямо сейчас. Ностальгическая рефлексия в последние годы очень сильна среди голливудских кинематографистов. Уже несколько лет подряд за «Оскар» борются фильмы про кино: «Артист», «Ла-Ла Ленд», «Однажды в Голливуде», «Да здравствует Цезарь», «3везда родилась», «Манк» и другие. Поборемся и мы, ну хотя бы виртуально, гипотетически.

Фото: kinopoisk.ru

Ну а поскольку у нашего кино свой особый путь – жестокий, кровавый, тернистый и страшный, то это будет история не про то, как наши кинематографисты просто снимают кино. Ну, это было бы слишком легко и тривиально как-то, избито. Всех этих Эйзенштейнов, Пудовкиных, Довженко, Вертовых и Кулешовых уже никто не помнит. А вот про войну с фашистами помнят все.

Фото: kinopoisk.ru

Студенты операторского факультета ВГИКа Иван Майский (Тихон Жизневский – «Огонь», «Майор Гром», «Топи»), Лев Альперин (Антон Момот – «Кухня», «Невский») и их безымянные однокашники заканчивают обучение. Но на дворе 1941 год, немцы в 30 километрах от Москвы, так что юные горячие парни рвутся в бой. В принципе, можно было бы просто отправить их туда и сразу начать рассказ о героизме и мужестве.

Фото: kinopoisk.ru

Но режиссер Сергей Мокрицкий («Битва за Севастополь», «Черновик», «День учителя») и его сценаристы Максим Бударин и Юрий Ненев решают начать с более обстоятельного представления героев. Рослый, плечистый бывший детдомовец Ваня Майский оказывается фанатичным сталинистом и еще до отправки на фронт в припадке патриотического экстаза снимает пропагандистские ролики. Невысокий и тихий еврейский юноша Лева Альперин ему противопоставлен, он не разделяет лихорадочного энтузиазма своего однокашника и находится в созерцательной задумчивости.

Фото: kinopoisk.ru

Чтобы еще сильнее заострить противостояние между героями, сценаристы ставят между ними девушку, их общую подружку с актерского факультета по имени Юна (Дарья Жовнер – «Доктор Лиза»). В результате они половину фильма не кино снимают под пулями, а бьют друг другу морды и пытаются выбраться из любовного треугольника. Непосредственно героических операторских подвигов в кадре не так много.

Фото: kinopoisk.ru

Однако фильм, который у них в итоге получился, оказался настолько эффектен, что знаменитый голливудский продюсер Дэвид Селзник глотает валидол на выходе из зала. Так же как наши телепропагандисты или политики, создатели «Первого Оскара» не могут без западных партнеров. Вторая половина картины снята на английском языке и посвящена голливудским продюсерам. Луису Б. Майеру, Дэвиду Селзнику и многим другим. Они даже зарифмовывают их. И пока в СССР художник-творец Альперин сражается с карьеристом-приспособленцем Майским, в США бьются насмерть опыт и молодость, Майер и Селзник.

Фото: kinopoisk.ru

Дело в том, что до 1943 года номинации «документальный фильм» в принципе не существовало. И если верить создателям «Первого Оскара», Селзник был одним из тех, кто боролся за создание такой номинации специально для того, чтобы иметь возможность наградить ею фильм «Москва наносит ответный удар».

Фото: kinopoisk.ru

О том, кто победит, рассказывать нельзя во избежание спойлеров, хотя, учитывая контекст, говорить о спойлерах как-то смешно. Кто бы ни победил в борьбе Селзника с фабрикой звезд и кого из героических операторов бы ни выбрала красотка Юна, на результатах Великой Отечественной войны и итогах голосования оскаровского комитета 1943 года это никак не скажется. Да и на судьбу «Первого Оскара» на международных фестивалях повлияет вряд ли.

Фото: kinopoisk.ru

Возможно, когда-нибудь западным специалистам снова будет интересно российское кино 2020-х годов. Но, скорее всего, уже не в качестве собственно, игровой, художественной кинопродукции, а как некие слепки эпохи, кинодокументы, свидетельства времени. Такая вот ирония.

Удачного просмотра.