Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Сменить Черное море на Белое и угнать у французов краба. Дорожные истории Даши Борисовой

Сменить Черное море на Белое и угнать у французов краба. Дорожные истории Даши Борисовой
Фото: Дарья Борисова, 66.RU
Корреспондент 66.RU Даша Борисова продолжает рассказывать о своих дорожных приключениях, которые случались с ней в то время, когда она активно путешествовала по России верхом на мотоцикле.

Летом 2006 года мы с будущим мужем Александром планировали отправиться в отпуск в Крым. За неделю до выезда наш верный «Урал» «сообщил», что ехать он никуда не намерен. Поломка была настолько существенная, что исправить за семь дней было нереально.

К этому моменту Саша уже прославился в Екатеринбурге как талантливый мотомеханик. Среди его постоянных клиентов появились люди бескорыстные и не бедные. Один из них, узнав, что наше традиционное путешествие под угрозой срыва, предложил нам съездить на его мотоцикле BMW. Одна загвоздка: хозяин был не в городе и оформить генеральную доверенность, чтобы выехать за границу (на Украину), мы не могли. Потому срочно изменили маршрут.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Чудный остров

Решение пришло на противопоставлении: Черное море меняем на Белое. Выезжаем.
Пермь, Москва, Санкт-Петербург, Петрозаводск. Впечатлений много, но за полторы недели ни одного происшествия. Мотоцикл работает безотказно.

В Карелии мы первым делом отправились на остров Кижи. Это была моя детская мечта. В начале 90-х у меня дома висел перекидной календарь с обрядовыми сооружениями России. Меня завораживал снимок двадцатидвухглавой резной Преображенской церкви. Мама-архитектор тогда сказала: «Успевай увидеть ее своими глазами. Говорят, что выстроенная без единого гвоздя, она теперь разрушается». Слово Кижи «застряло» в памяти.

До острова — полтора часа на «Комете» по Онежскому озеру. Высаживаемся на берег и идем гулять.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Преображенская церковь, построенная в 1714 году, срублена из сосны и увенчана куполами, покрытыми деревянными «чешуйками». Проход внутрь закрыт уже давно — опасно. В 2006 году на внешней стороне стен как попало были наколочены доски.

Подошел местный житель, мы разговорились. «Такую красоту разрушили. Два века простояла — ничего ей не было, — начал рассказывать островитянин. — Древние знали, как строить. Каждую весну, как лед с Онеги сходит, почва начинает «гулять». Вот и испугался кто-то, что порушится храм. Нагнали бригаду мужиков, сварили они конструкцию из металла, чтобы церковь на нее изнутри «опиралась». Все нормально было, пока опять не пришла весна. Бревна, будто живые — почва движется, и церковь вместе с ней, чтобы не потерять равновесие. Так вот эта железяка и повисла внутри нее. Убрали, да поздно было. Разрушается постепенно, ничего придумать не могут. Словно душа из нее ушла».

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Идем дальше. Навстречу на стареньком велосипеде катит еще один местный. Замечаю, что у него скрипка на багажнике. Подходим к деревянной колоколенке. Сверху доносится мелодичный перезвон колоколов. У стены — велосипед, а на земле — футляр от скрипки. В нем — несколько смятых купюр. Вот это «скрипач»!

Рядом — ветряная мельница с поворотным кругом, чтобы вращать ее в сторону ветра. На стене табличка: «Эту мельницу могут повернуть пять коней, три быка или одна русская баба в гневе». Чудной остров Кижи. Возвращаемся назад.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Желание мототуриста — закон

В районе города Кемь встречаем группу байкеров из Ярославля — шесть мотоциклов. Среди них — настоятель храма и глава комитета по товарному рынку. Компания колоритная. Они предложили вместе сплавать на Соловки.

Дальше мы должны были ехать домой, потому что заканчивался отпуск. Саша оценил состояние передней покрышки и решил, что до Екатеринбурга она не доедет. Ближайшим городом, в котором ее можно было найти оказался Мурманск. Это 700 км в противоположную от нас сторону.

В дорогу отправились вместе с ярославцами. В Мурманск приехали под вечер. Ребята пошли заселяться в гостиницу, а мы остались на улице, судорожно придумывая варианты, где ночевать. Денег было в обрез, а нам до дома ехать еще 3000 км.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Тут к нам подъехал байкер на спортивном мотоцикле. Представился Фрунзиком. Узнав, откуда мы едем, сразу пригласил к себе. А заодно и наших спутников.

Мы оказались в огромной сдвоенной квартире-сталинке. Наш хозяин распорядился: «Мальчики — направо, в душевую кабину. А девушка — налево, в джакузи». В итоге семеро парней толкались в очереди, а я оказалась в королевских условиях.

В тот вечер у Фрунзика собралось много друзей. Они были восхищены тем, что мы с Урала своим ходом добрались до Кольского полуострова. Кто-то предложил исполнить любое наше желание. Мы захотели попробовать краба. На беду выяснилось, что не сезон для этого деликатеса. После долгих поисков по всему Мурманску в одном из ресторанов нашлось полкраба. В тот вечер его планировали подать к столу французской культурной делегации.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Однако после переговоров крабьи ноги оказались у нас. А французов, чтобы не обижались, Фрунзик пригласил к себе в гости. Краба мы дегустировали вместе с дипломатами. Иностранные гости на крошечном глобусе пальцем чертили линию между Екатеринбургом и Мурманском и отказывались верить, что мы этот путь проехали на мотоцикле.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Дорога домой

Мы погостили пару дней, заменили покрышку и отправились домой. Практически сразу Сашу лишили прав за превышение скорости на 60 км/ч. Потом в Пермском крае его пытались лишить их еще раз. Сотрудник ГИБДД увидел, что его опередили, огорчился и выписал штраф с формулировкой «шел пешком по проезжей части, мешая движению транспорта».

Ехали мы в режиме жесткой экономии. Главное, чтобы хватило денег на бензин. Ночевали только в палатке. Ели мало и скромно. Задача была доехать до Перми, где у моей родни планировали одолжить денег.

Предпоследнюю ночь провели в Кирове у друзей, а к вечеру хотели добраться до моей пермской бабушки. Всего-то 500 км. Но в наши планы вмешался дождь и ямы. Трасса была покрыта глубокими и широкими выбоинами в асфальте, которые скрывала вода. Поэтому нам приходилось красться, чтобы не нырнуть в них.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Мы вымокли и замерзли до такой степени, что суставы отказывались работать. Вечером остановились у кафе. Саша разулся и разложил свою мокрую обувь и носки на горячем двигателе мотоцикла. Я пошла размять конечности. Вдруг ко мне подошел пьяненький мужичок в майке, пиджаке и калошах. Взял меня за руку и куда-то повел.

Я измучилась до такой степени, что была не в силах сопротивляться. Только краем глаза отметила, как Саша судорожно пытается натянуть мокрые ботинки на босые ноги. Но дядька крикнул ему, мол, «не суетись, я за тобой вернусь». Привел меня в садовый домик, где его жена на печке жарила оладьи. Меня прислонили к теплой стенке. Хозяин на вялые возражения и вопросы благоверной только пробормотал «погоди, щас еще одного приведу».

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Когда он вернулся с Сашей, я уже отогрелась и ожила. Мы с благодарностью приняли предложение остаться на ночь.

Утром перед отъездом из гостеприимного дома мы засунули под железную миску наши последние 100 рублей. Дальше уже без приключений добрались до бабушки, одолжили денег и вернулись домой.