Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Пластиковые стулья и стриптизерши в клетках. Почему в клуб «Карабас» на ЖБИ ехали со всего Екатеринбурга

8 ноября 2021, 14:00
Пластиковые стулья и стриптизерши в клетках. Почему в клуб «Карабас» на ЖБИ ехали со всего Екатеринбурга
Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU
Продолжаем сериал о клубной жизни Екатеринбурга. Сегодня — рассказ об истории «Карабаса», который в 1998 году открылся в КОСКе «Россия» на ЖБИ. Пластиковые столы и стулья, стриптизерши в клетках, конкурсы на раздевание, пьяные вечеринки МЧС и тысячи посетителей каждые выходные — все это закончилось в 2009 году, когда жители соседних с КОСКом домов устали от шумной дискотеки. Как в «Карабасе» балансировали между трешовыми и прогрессивными тусовками и почему сразу после вечеринок все оборудование убирали на склад — в материале 66.RU.

Эта история началась в 1980 году, когда на ЖБИ заложили первый камень в фундамент молодежного жилого комплекса (МЖК) № 1. МЖК-1 называли городом в городе: здесь работали поликлиника, физкультурно-оздоровительный комплекс, детские сады, школа, дом культуры, спортивные клубы. Даже первый универмаг «Кировский» появился именно в МЖК-1. Не хватало только общественно-культурного центра, и в 1989-м открылся КОСК «Россия».

Изначально в «России» хотели разместить кинотеатр, оздоровительный центр и выставочный зал, но реализовать масштабную концепцию не удалось. В начале 1990-х назначение центра и вовсе изменилось в сторону регулярных дискотек и выставок. Сначала тут работал ночной клуб «Пирамида», а 7 марта 1998 года открылся «Карабас», который просуществовал 11 лет.

Ночью — дискотека, утром — книжная ярмарка

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

«Карабас» открылся на одной площадке вместе со стриптиз-баром «Мальвина». Оба названия, как и юридическое лицо «Карабаса» ООО «Тортила», отсылали к произведению Алексея Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Узнать, почему создатели клуба так вдохновились сказкой, не удалось. Но известно, что один из первых ведущих дискотеки какое-то время работал в костюме Карабаса-Барабаса.

Собственником «Карабаса» считался Тимур Горяев, экс-владелец концерна «Калина». Главой КОСК «Россия», где находился ночной клуб, работала мать Горяева — Полина Хорошилова. Бессменным президентом-директором «Карабаса» был Сергей Языпенко — бизнес-партнер Горяева.

В конце 1990-х «Карабас» считался одним из самых больших клубных заведений: его площадь составляла три тысячи квадратных метров. Для сравнения, легендарный ночной клуб «Эльдорадо» был в два раза меньше. По посадочным местам «Карабас» тоже опережал своего конкурента почти вдвое.

В отличие от «Эльдорадо», клуб «Карабас» работал два раза в неделю — в пятницу и субботу. Каждый тусовочный день в КОСК «Россия» заново собирали сцену, расставляли пластиковые столы и стулья, устанавливали бар и украшали зал декорациями. Не было ни одного стационарного объекта. Зачастую уже на следующее утро после дискотеки проходили книжная ярмарка или детский утренник.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

«Сразу после вечеринки все оборудование демонтировали и убирали на склад. Уже в 6-7 утра в КОСК заезжали продавцы книг на ярмарку. В этом смысле «Карабас» — уникальный для Екатеринбурга проект, потому что все остальные площадки были стационарными и представляли собой классические танцполы», — рассказывает DJ Sonik-D (Дмитрий Язовский), который жил на ЖБИ и периодически появлялся в «Карабасе».

Диджей Евгений Свалов тоже вырос на ЖБИ и занимался в КОСКе — прыгал на батуте. Он говорит, что не всем нравилось перепрофилирование зала: «Еще подростком помню, как тренеры волновались, что «изначально нашу» территорию спортсменов со временем стали использовать под клуб и книжную ярмарку по выходным, а также сомнительные выставки».

Голые девушки в клетках и Баба-яга, пролетающая над сценой

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

В 1999 году арт-директором «Карабаса» стал художник-модельер Глеб Светлаков, который создавал сценические образы Mr. Credo, Натальи Штурм и Александра Новикова. По мнению бывших членов команды «Карабаса», именно Светлаков сделал клуб таким, каким его запомнили.

Светлаков изначально не хотел работать в «Карабасе». Его несколько раз упрашивали занять должность арт-директора, директор Сергей Языпенко даже лично приезжал к художнику-модельеру домой. Чтобы представители «Карабаса» отвязались, Светлаков поставил нереальные условия: огромную зарплату и полный карт-бланш на творчество. Директор клуба слегка снизил сумму, но в остальном согласился.

«Я снимал на видео все события каждой ночи, а на следующий день с блокнотом и ручкой записывал идеи, как сделать это лучше. До того как все начать, я полностью пересадил технические службы — свет, звук, лазер — так, чтобы они находились в самой удобной точке обзора и звука и чтобы я мог быстро давать им команды. Сначала сотрудники сопротивлялись, так как привыкли просто включать заранее прописанные программы и уходить курить на всю ночь. Пришлось с кем-то попрощаться. Остальных удалось убедить в разумности предложенных изменений», — рассказывает бывший арт-директор «Карабаса».

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Светлаков, следуя своему профилю, плотно занялся костюмами для шоу. «Сначала я сделал несколько тематических «микро-коллекций» — то, что зашло бы в тот момент наверняка — «диско», «латино», а также контрастные черно-белые костюмы, которые светились в ультрафиолете и хорошо читались на сцене с танцпола. Позже я создал космические костюмы из металла, которые светили лазерами», — говорит он. Костюмерная не вмещала все созданные костюмы — их было больше сотни. Из-за ненадлежащего хранения многие костюмы потом испортились.

Арт-директору пришлось провести несколько суток, чтобы прослушать накопленные компакт-диски из фонотеки клуба. В результате он создал некую схему шаблонов, по которым диджею удобно играть, а танцорам-аниматорам и стриптизершам — ориентироваться, когда выходить и уходить.

Помимо декораций и костюмов, Светлаков придумал воздушное шоу. Так, прямо над сценой пролетала ступа с Бабой-ягой, парили воздушные гимнастки, а над танцполом проносились аниматоры, которых раскачивали и удерживали в воздухе по четыре технических работника.
Кроме того, «Карабас» запомнился «девушками в клетках». В четырех точках на балконе были приварены большие металлические конструкции в виде птичьих цилиндрических клеток. Туда во время дискотеки вылезали через борт голые девушки и танцевали прямо над головами гостей, которые часто кидали им подарки и визитки со своими телефонами.

«За три ночи в «Карабасе» зарабатывал полную ставку шеф-редактора АТН»

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

«Карабас» долго искал ведущего, который сможет «делать драйв», а также совместить проведение конкурсов, информационной части и работу MC — то есть выкрикивать зажигательные и подходящие к месту речитативы. Глеб Светлаков наткнулся на пару кандидатур.

«В тот день я много бегал и кричал в офисе телекомпании АТН, где я был выпускающим редактором — такова специфика новостной работы, — вспоминает ведущий Алексей Назаров. — В особо эмоциональный момент в помещении появился господин Светлаков, подошел ко мне и позвал работать в «Карабасе». Я никогда не был любителем ночных клубов. Мне всегда казалось, что это опасные места. А знакомство с «Карабасом» и вовсе было не самым приятным. Приехал туда на концерт, поставил машину, и потом обнаружил, что ее поцарапали. В итоге всю ночь провел в ГАИ. Но предложение Глеба я принял».

Тогда Назаров уже работал в паре с ведущим Александром Морозовым — вторым человеком, к которому пришел Светлаков. «Мы с Лехой проводили мероприятия в клубе «Плазма» в ДК Лаврова. Помню, вначале Глеб попросил нас прийти на кастинг раздельно. Но в итоге нам предложили поработать в «Карабасе» в паре», — рассказывает Морозов.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Александр Морозов.

Взять двух ведущих в «Карабас» было невозможно — зарплату строго рассчитывали на одного. Глебу Светлакову чудом удалось уговорить руководство взять и Назарова, и Морозова. «Об этом потом никто не пожалел. Эти двое просто рвали «Карабас» на части. На тот момент никто не мог с ними конкурировать. Это были фонтаны юмора, креатива, наглости и энергии. Когда рядом с ними на сцене оказывались самые известные телеведущие, они просто меркли на фоне дуэта Морозов – Назаров», — говорит бывший арт-директор.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Алексей Назаров.

Назаров вспоминает, что за три рабочих дня в «Карабасе» он зарабатывал полную ставку шеф-редактора телеканала АТН. Более того, телевизионная популярность перекрывалось клубной: «Когда нас останавливали гаишники, они говорили: «О, я знаю вас, чуваки. Вы из «Карабаса»! При этом я каждый день выходил в эфир канала, у которого по тем временам были высокие рейтинги».

Кроме популярности и удовольствия от работы, ведущие периодически испытывали сильную усталость. «В предновогодние дни мы могли отработать 11 ночей подряд, а ребята из балетной группы проводили еще и елки с утра. Работать каждые выходные ночью — это тяжело. Никакой личной жизни», — сетует Алексей Назаров. «Мы не только выходили на сцену и проводили конкурсы, но и работали вместе с танцорами, участвуя в небольших постановках», — говорит Александр Морозов.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Ведущие каждый понедельник около 12 ночи приезжали домой к арт-директору Глебу Светлакову — и около трех часов придумывали конкурсы, которые считались одной из визитных карточек «Карабаса». На следующее утро все идеи согласовывали с начальством на планерке и передавали техзадание на приобретение аксессуаров — литров сметаны, хрена, кабачков, краски, колготок, тапок, презервативов, мадагаскарских тараканов и многого другого.

Сегодня бывшие сотрудники клуба признаются, что конкурсы были на грани. Обычно они начинались в три ночи и состояли из трех частей. В одной из них обязательно происходило раздевание на сцене — бывало, догола. «Грань мы никогда не пересекали, хотя было тяжело», — говорит Алексей Назаров. Главным призом были большие по тем временам деньги — 3 тысячи рублей. Их разыгрывали каждые выходные.

Четырехчасовое выступление DJ Грува и самый неудачный концерт

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Одним из первых диджеев «Карабаса» был DJ Клей (Вадим Рыков). Основным резидентом после его ухода в 1999-м стал DJ Ричи (Андрей Рычков). Чуть позднее появились DJ Leemon (Александр Казьмин), DJ Gas (Алексей Шустов) и DJ Кострома (Алексей Костромин).

«Однажды техники сидели у себя в каморке и обсуждали увиденное и услышанное за ночь. Один из них рассказывал про диджеев: мол, одни играют на компакт-дисках, а тот, что будет завтра, — сыграет на пластинках, то есть на виниле. Но дословно это прозвучало так: «С винила». Один из техников прослушал начало рассказа и переспросил: «Завтра будет диджей Свинила?» Всех просто порвало от смеха. Так в «Карабасе» родился прикол — называть непонятных диджеев «Свинилами», — вспоминает Глеб Светлаков.

DJ Кострома рассказывает, что «Карабас» с порога поразил его масштабом. «Спустя годы после закрытия этого заведения я не видел ничего подобного в Екатеринбурге. В «Карабасе» все было на высочайшем техническом уровне. Атмосфера походила на европейские рейвы. У артистов и диджеев, которых привозил «Карабас», каждый раз возникал один и тот же вопрос: «Вы работаете каждые выходные?» Они очень этому удивлялись».

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

В «Карабасе» никогда не жалели денег на шоу и декорации, продолжает DJ Кострома («в клубе стояли дорогие лазерные установки итальянского производства на водяном охлаждении, все оборудование было европейским»). При этом зарплаты диджеев были невысокими. «Мы горели идеей, и нам было интересно этим заниматься. Тогда в этой сфере еще не зарабатывали крупные суммы. Аниматорами вообще были студенты, которые занимались танцами», — говорит диджей.

Несмотря на то, что «Карабас» считался массовым мейнстримным клубом, диапазон музыки не заканчивался на русской попсе, ее вообще почти не включали. В приоритете была электронно-танцевальная музыка.

«Я ездил в «Карабас» как на праздник, поскольку в нем работала прикольная команда — аниматоры, техники, охрана. Каждая вечеринка была в чем-то уникальной: в общей тематике, в программе ведущих и конкурсах, музыкальном сопровождении, видео. Звук был хороший: музыка играла громко и в то же время можно было спокойно разговаривать, не напрягая связки.

Спустя много лет меня до сих пор благодарят те, кто ходил в клуб именно из-за музыки — послушать классные треки в качественном сведении от диск-жокеев «Карабаса», — говорит DJ Gas.

Кроме диджеев-резидентов, в «Карабасе» нередко выступали сторонние музыканты. Частым гостем был популярный тогда DJ Грув. «Однажды мы не могли его выгнать со сцены. Грув вошел в раж. А когда отыграл все, что мог, пошел по второму кругу. В итоге вместо положенных двух часов выступал четыре с половиной часа», — рассказывает Алексей Назаров.

Были и неудачные привозы — например, концерт группы «Чугунный скороход». После 20 минут выступления собравшаяся толпа отказывалась понимать, что происходит. И Глеб Светлаков попросил ведущих «убрать» музыкантов со сцены. «Он сказал, что это не наш формат и мы просто разгоним людей», — пожимает плечами Алексей Назаров.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

В «Карабасе» проводило вечеринки даже МЧС, пытаясь выстроить работу с молодежью. «Я работал в городской газете, и однажды меня послали в «Карабас», где МЧС планировало устроить «мероприятие молодежного характера», — рассказывал главный редактор 66.RU Дмитрий Шлыков. — Я туда приехал и немного офигел от происходящего. Как выяснилось, пиарщики МЧС могли себе позволить взять деньги, направленные на молодежную политику, и потратить их не на смешные плакаты в подъездах и стремные лекции в библиотеках, а снять ночной клуб».

По воспоминаниями Шлыкова, в тот вечер в «Карабасе» ничего не говорило о том, что кто-то просвещает молодежь. «Была обычная громкая и пьяная вечеринка. Это я уже потом понял, что тогда в «Карабасе» были три вещи, намекающие на работу с молодежью. Во-первых, на одном небольшом экране в фойе показывали противопожарные ролики. Во-вторых, стриптизерши из «Мальвины» нарядились в костюмы пожарных и демонстрировали молодежи, как правильно обращаться с брандспойтами — естественно, не по прямому назначению. И в-третьих, где-то в уголке за столиками сидели люди в форме МЧС и отмечали праздник. Я все это красочно описал в статье, и в ведомстве на меня обиделись: мол, зачем я опубликовал разгромный текст».

Почему «Карабас» собирал по тысяче человек каждые выходные

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Расположение на ЖБИ не ограничивало «Карабас» в охвате аудитории. Поскольку Екатеринбург конца 90-х был небогат на крупные ночные клубы, в «Карабас» ездили со всего города. Собрать на вечеринке 1 тысячу человек — обычное дело для этого клуба, а в лучшие времена потусоваться приходило 1,5–2 тысячи. Из-за ажиотажа на входе образовывались очереди, которые порой достигали нескольких сотен человек.

Тем не менее целевая аудитория клуба сильно отличалась, например, от андеграундного «Люка» на Розы Люксембург, куда приходила творческая элита. В «Карабасе» преобладал «массовый сегмент». При этом в клуб всегда был платный вход — 200–300 рублей. «Думаю, благодаря этому заведение и существовало. Платный вход позволял проводить роскошные вечеринки, делать яркие костюмы и поддерживать коллектив», — говорит DJ Кострома.

По мнению Александра Морозова, «Карабас» ориентировался на средний класс и молодежь, но люди постарше тоже заходили. «Помню, что на большой конкурс приезжали посетители других клубов. Они хотели посмотреть, как люди отрываются на сцене и что мы с ними придумаем на этот раз. Аудитория постоянно обновлялась за счет свежей крови. Молодежь не переставала ходить, это приятно радовало», — говорит он. «К нам приходили не только студенты, но и их преподаватели. Я однажды даже увидел свою бывшую преподавательницу по информатике из УГТУ-УПИ», — добавляет DJ Gas.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

DJ Gas.

Специфика ЖБИ как одного из не самых благополучных районов Екатеринбурга в 1990-е никак не отражалась на аудитории «Карабаса» («это такой же стереотип, как в случае с Уралмашем»). В клубе периодически возникали потасовки, без которых сложно представить жизнь ночного заведения: чем выше вместимость, тем больше инцидентов. Руководство «Карабаса» это понимало, поэтому позаботилось о безопасности.

«Было безумное количество охраны, человек 30–35. Они стояли буквально на каждом углу. Если возникал какой-то конфликт, охранники решали его в течение 30 секунд», — уверяет Алексей Назаров. «С точки зрения охраны и безопасности это было лучшее заведение, которое я видел», — подтверждает DJ Кострома. По словам DJ Sonik-В, в «Карабасе» работал строгий фейс-контроль, и туда было сложнее попасть, чем, например, в «Эльдорадо».

На начало 2000-х в Екатеринбурге пришелся расцвет больших клубов — «Малахита», «Эльдорадо», «Пяти звезд», «Табакерки» и «Карабаса». По мнению DJ Кострома, это связано с пиком рождаемости в Советском Союзе в начале 1980-х. К 2000 году эти люди были студентами и нуждались в вечеринках. Спрос родил предложение: в Екатеринбурге одновременно работало несколько крупных площадок, вмещающих больше 1 тысячи человек.

Сейчас такого нет — из-за падения рождаемости в 1990-х, считает диджей. Демография — одна из причин популярности «Карабаса». Кроме того, в 1990-е не было программ, определяющих песню, и тем более стриминговых сервисов. В клубы ходили за эксклюзивной музыкой, которую нигде нельзя было найти.

Как закрылся «Карабас»

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Далеко не все были в восторге от работы «Карабаса». Местные регулярно жаловались на шум, идущий с вечеринок. По воспоминаниям DJ Кострома, в клуб приезжали специалисты, которые замеряли уровень шума и по децибелам никогда не фиксировали отклонений от нормы. «Жители соседних домов испытывали дискомфорт из-за низкочастотной вибрации, которую невозможно замерить», — объясняет он.

С 2008 года владельцы квартир в близлежащих к «Карабасу» домах стали постоянно обращаться к властям: просили заставить клуб быть потише, а лучше — совсем закрыться. «Два года назад на дискотеке добавили аппаратуры, существенно увеличив звуковое давление, которое хорошо ощутимо внутри квартир жилого дома, стоящего рядом. При этом помещение КОСК «Россия» не имеет никакой специальной звукоизоляции. Дискотека работает в дни с пятницы по воскресенье с 22:00 до 05:00. Соответственно, жители дома, стоящего рядом, лишены возможности нормально отдыхать в выходные дни, что сказывается на состоянии здоровья», — говорилось в одном из писем.

В 2009-м местный житель Павел Мальцев обратился в свердловскую прокуратуру с просьбой проверить работу «Карабаса». По словам Мальцева, на протяжении 10 лет он из своей квартиры каждые выходные отчетливо слышал ритм музыки и выкрики диджеев. Вопрос о нецелевом использовании помещений КОСК «Россия» на публичных слушаниях также поднимал депутат гордумы Максим Петлин.

После прокурорской проверки выяснилось, что «Карабас» уже месяц работает без разрешительных документов: между КОСК «Россия» и ночным клубом истек срок договора субаренды. Вскоре «Карабас» закрыли.

«Руководство клуба никогда не плевало на жителей соседних домов. Делали все, что могли. Ставили специальные заглушки, по-другому направляли и настраивали звук. Но это не помогло. В результате именно из-за этого «Карабас» решили закрыть. После закрытия работники «Карабаса» рассказывали мне, как сверхбыстро все закончилось. Важный факт: всем без исключения заплатили то, что обещали», — говорит Глеб Светлаков.

По некоторой информации, «Карабас» закрыли все-таки не из-за шума. И даже не из-за низких финансовых показателей: клуб до последнего момента работал на самоокупаемости и был рентабелен. «Это была политическая история. Тогда с поста мэра уходил Аркадий Чернецкий, и руководству клуба просто не продлили договор. Те, кто громче всех кричал о своей заслуге в закрытии клуба, переоценили себя», — рассказал один из собеседников 66.RU.

«Сейчас такой романтики уже нет. И может, это даже хорошо»

Главным недостатком «Карабаса», как бы это парадоксально ни звучало, был КОСК «Россия» — так считает DJ Кострома. «Клуб уперся в потолок и не мог дальше развиваться. Для конца 1990-х пластиковые столы и стулья на танцполе считались нормальной штукой, но к концу 2000-х это уже выглядело диковато», — объясняет он.

Но «Карабас» не мог жить в КОСКе по-другому. Клуб всю свою историю делил пространство центра со спортивными секциями, книжными ярмарками и выставками. Поэтому до самого закрытия в 2009-м в «Карабасе» и стояли пластиковые стулья, которые проще и быстрее убирать.

Фото: личный архив Евгения Багадяжа, Анна Коваленко, 66.RU

Полностью отдать КОСК ночному клубу со стриптизершами никто бы не позволил. Даже как-то переделать пространство под «Карабас» было невозможно. А если бы дискотека переехала в другое место, она сразу же потеряла бы свой размах.

Собеседники 66.RU убеждены: успех «Карабаса» больше не повторить, потому что его время осталось в 2000-х. «Условия для развития клубной жизни тогда были очень хорошими.

Сложилась благоприятная экономическая обстановка, и до кризиса 2008-го все складывалось удачно», — говорит Алексей Назаров. «Сейчас таких крупных клубов нет, потому что этот бизнес перестал быть рентабельным. Заведения превратились в формат ресторанов-баров с танцами по ночам. Почему? Просто так дешевле», — считает DJ Кострома.

«Я ушел из «Карабаса» в 2006 году, потому что захотелось получать больше денег и спать по ночам. Со вторым не получилось: потом еще несколько лет поработал ведущим, — вспоминает Александр Морозов. — Вообще, я прошел золотое время клубной жизни и видел все — людей, которые просто приходили послушать модную музыку, и людей, которые отрывались, как в последний раз. Нам было весело и прикольно. Сейчас той романтики больше нет. И может быть, это даже хорошо».

Скоро о «Карабасе» не останется никаких напоминаний. Мэрия Екатеринбурга планирует перестроить КОСК «Россия» с нуля: здание устарело и давно не соответствует современным требованиям.