Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Похищение больничного пациента и арбузы для друзей грузина. Дорожные истории Даши Борисовой

Похищение больничного пациента и арбузы для друзей грузина. Дорожные истории Даши Борисовой
Фото: Дарья Борисова, 66.RU
Описывать туристические маршруты по России, когда на улице уже лег снег, было бы странно. Поэтому корреспондент 66.RU Даша Борисова собрала в несколько текстов истории, которые произошли с ней за 20 лет поездок в седле мотоцикла и за рулем машины. В них нет советов, что посмотреть и где переночевать. Они — о приключениях, которые случались в дороге.

Путешествовать я начала в 2000 году, когда познакомилась с будущим мужем Александром. Ездили мы тогда на «Урале» без коляски, который Саша превратил в красивый и удобный круизный мотоцикл. Десять лет, пока не родилась дочь, мы каждый год уезжали на месяц куда-то по России, а иногда и по странам бывшего СНГ.

У Саши хоть и золотые руки, но «Урал» все равно иногда ломался. Поэтому мы постоянно попадали в разные истории, пока пытались его починить. Почти все они связаны с незнакомыми людьми, которые нам помогали, некоторые становились нашими друзьями.

Авария в Калмыкии

В июле 2002 года мы двумя экипажами отправились в Сочи. На втором мотоцикле — наш товарищ Саша Шмелев по прозвищу Злобный и моя подруга Олеся.

В Волгограде нас остановил парень. Он протянул мне листок бумаги: «Если нужна будет помощь — звоните Петро». Я благодарю, прибираю записку с номером телефона, и мы едем дальше. Позже этот контакт нам здорово помог.

15 августа мы плавились от жары в Калмыкии. Светло-серая лента отличного асфальта и бледно-желтая степь — глазу не за что зацепиться. Палит так, что мозги в мотошлемах вскипают. Едем в шортах, майках и банданах.

Вдруг Злобный снижает скорость и плавно съезжает на обочину. Тихо ругаясь, плоскогубцами достает из заднего колеса обломок швейной иглы. Мы с Олесей расползаемся в поисках тени и дремлем. Парни ремонтируют. Насоса нет. Легковушки пролетают мимо на большой скорости. Останавливается КамАЗ. Мгновенно накачивают колесо компрессором. Ребята на глаз стравливают лишний воздух, так как манометра нет. Собираемся.

Мы стартуем первыми прямо перед колонной грузовиков. Злобный немного замешкался и не успел. Едем небыстро, поджидаем товарища. Долго нет. Останавливаемся. Вскоре подлетает жигуленок: «Он упал!»

Мигом разворачиваемся, влетаем на горку. На подъеме стоят два КамАЗа. Разбитый мотоцикл лежит на осевой линии. Олеся сидит на обочине. Злобный сидит под бампером грузовика. Когда мы подъезжаем, он плашмя падает лицом в асфальт. Взорвалось колесо. Ехавший сзади грузовик чудом успел оттормозиться.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

В начале 2000-х годов мы возили с собой продукты на неделю, поэтому вещей было очень много.

Остановилось много машин. Сотовые телефоны в 2002 году еще были редкостью. Кто-то поехал вызвать ГАИ и скорую. Убрали мотоцикл в дороги. Обработали ребятам раны. Боимся, что у Злобного поврежден позвоночник. Аккуратно укладываем его на туристический коврик и относим на обочину. Скорой нет.

Саша уезжает за ней на попутке в ближайший поселок Троицкое (15 км от места ДТП в сторону Элисты). Проходит целая вечность. Наконец притормаживает новенькая «десятка». Водитель предлагает увезти ребят в больницу. Злобного грузят в машину, Олеся садится рядом. Все разъезжаются. Я остаюсь одна под палящим солнцем у двух мотоциклов, один из которых разбит.

В это время Саша встречает экипаж ГИБДД, патрулирующий трассу. По рации вызвать скорую не получается. Едут в поселок. Гаишники говорят: «Молитесь, чтобы сегодня «ГАЗель» дежурила, она хоть оборудована всем необходимым. Есть еще «УАЗ», но он только трупы возит».

При въезде в Троицкое сразу попадается медицинская «ГАЗель». Подрезав и перегородив дорогу, сотрудник ДПС ее останавливает. Саша садится в скорую. Бригада подтверждает вызов, но ехать отказывается: «Нам бензина дают 30 литров на смену. Если мы прокатимся туда-сюда 15 км, то больше никуда не хватит». На предложение заправить машину снова отказ: «Все равно не поедем, потому что участок не наш».

Саша вытаскивает из-за руля водителя. Он падает на капот машины, соглашается ехать. Просит только заехать на станцию оформить вызов. Въезжают туда одновременно с обляпанной кровью «десяткой» (Злобный задел рукой, когда его грузили). В этот момент выбежавшая медсестра сообщает что в больнице отключили электроэнергию. Водитель соглашается везти ребят в Элисту еще 45 км.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

На «Уралах» ездили небыстро. Защитой пренебрегали.

Саша возвращается с гаишниками на место аварии. Они измеряют тормозной путь, фотографируют разбитый мотоцикл. Потом грузят его в попутную грузовую машину и увозят в ГАИ Троицкого. Мы едем в Элисту искать ребят.

Находим в республиканской больнице. Пока ругались с охранником, который не пропускал нас, увидели ковыляющую нам навстречу перебинтованную Олесю. У нее ссадины на локтях, коленях и бедре, стесана кожа с ладоней. У Злобного сломаны левая рука и правая нога. Он уже в гипсе, в палате. Заходим к нему. Пол-лица залито зеленкой. Выражение счастливое: «Живоооооой».

Находим самую дешевую гостиницу в Элисте. Заселяемся в нее втроем с Олесей, обсуждаем перспективы и планы. Задача одна — переправить Злобного домой как можно скорее. Денег на самолет у нас нет, и мы решаем просить помощи у байкеров Екатеринбурга.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

1000 км до Самары ехали три дня, потому что постоянно что-то ломалось.

Жизнь налаживается, и нам начинает сказочно везти. По дороге на переговорный пункт мы увидели припаркованный мотоцикл. Позднее выяснилось, что это был единственный на всю Элисту байкер. Так мы познакомились с Максом. Он быстро сориентировался, предложил переехать к нему.

После моего звонка в Екатеринбург байкеры накидали в шапку денег для Злобного. Надо было купить билет. К тому моменту мы уже выяснили, что самолеты из Элисты летают раз в неделю и только в Москву. Ближайший аэропорт в Волгограде. Билетов домой нет до 11 сентября, все проданы.

Из гостиницы мы переехали в дом к Максу. Его друзья помогли перевезти в Элисту мотоцикл Злобного. Дни у нас проходили одинаково. Утром Саша шел во двор ремонтировать разбитый «Урал», а мы с Олесей — на рынок за едой и в аптеку за медикаментами для Злобного.

В травматологическом отделении Калмыцкой республиканской больницы нашего товарища почти не кормили, простыни не меняли. Рентгеновскую пленку, лекарства, перевязочный материал мы покупали сами. Медицинский полис РФ интереса у главного врача не вызвал. Олесе перевязку предложили делать за 300 рублей. Мы купили маленький тазик, фурацилин и бинты, повязки меняли сами. Зато в палате можно было сидеть хоть сутками — никто не выгонял.

Скоро нас стали узнавать на местном рынке. Как-то узнали, что Олеся попала в ДТП на мотоцикле. Творог, овощи и фрукты продавали ей с большой скидкой. Продавцы ее очень жалели.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

В начале 2000-х мототуристов было мало. На нас обращали внимание, и каждый был готов хоть чем-то помочь.

Тем временем в Екатеринбурге президент мотоклуба Василий Иванович договорился, что для нас снимут бронь ФСБ и мы сможем купить билеты. Но для этого нужна справка от главного врача, что «Шмелев А. после ДТП нуждается в срочной транспортировке для лечения по месту жительства».

Калмыцкий врач быстро понял, что у нас безвыходная ситуация, и запросил 1000 рублей за такую справочку. Сторговались на 600. Отправили ее по факсу в Екатеринбург. Дата вылета — 21 августа, час ночи.

Тем временем в больнице нам выставили счет за неделю лечения — 3200 рублей. Спорить было бесполезно. Ругаться тем более. Мы придумали план — похищение…

Выяснили, что в районе 22:00 в отделении пересменка и в течение 40 минут почти никого нет из персонала. Заранее припрятали инвалидное кресло в уголке. В назначенный день Саша пришел к Злобному в палату, усадил его и повез к лифту. У выхода их уже ждала машина друга Макса. Моментально закинули туда нашего загипсованного по диагонали товарища, и с визгом покрышек автомобиль унесся в ночь в сторону Волгограда.

Там нас встретил Петро, о котором я рассказывала в самом начале. Он с друзьями помог нам посадить Злобного в самолет.

Тут случилась еще одна неприятность. Еще будучи в Элисте, мы купили огромную сумку-баул, чтобы отправить в Екатеринбург все вещи Злобного и несколько запасных частей к «Уралу», а именно генератор и зажигание. Уложили «железо» вниз, а сверху спальные мешки и одежду. В аэропорту на рентгене специалист не поверил нам, что корпус с проводами — это детали мотоцикла. На экране монитора это выглядело как бомба. Пришлось вытряхнуть все вещи, показать запчасти. Обратно складывать аккуратно времени уже не было. Сумка не застегивалась. Липкой ленты в округе не нашлось. Нам предложили перевязать багаж пучком веревок, на которые привязывают к чемоданам бирки. В итоге вылет рейса из-за нас немного задержали.

На следующий день мы купили Олесе билет до Сочи, и сами отправились туда же на мотоцикле. На море провели пять чудесных дней.

Дорога домой подарила нам с Сашей еще одно приключение.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Злобный не мог ходить на костылях, так как переломы были по диагонали.

Помощь грузина-земляка

До Самары доехали без происшествий. Наконец наш «Урал» устал, что-то сломалось в зажигании. Саша починил. Через сотню километров — снова поломка. Остановились у стоянки дальнобойщиков. Долго ходили между грузовиками, просили инструмент. Почему-то все отказывали. Тут за нашими спинами раздается оклик с сильным кавказским акцентом: «Эй, земляк! Чем помочь?» Стоит фура, 66 регион, а рядом водитель-грузин. Познакомились. Георгий дал инструмент.

Едем целый день. Как только стемнело, опять поломка. На дворе сентябрьская холодная ночь. Два часа прыгаем вокруг мотоцикла, починить не удается. Тут за нами останавливается фура. Наш «земляк» Георгий снова помог. Он предложил нам до ближайшего кемпинга ехать между его машиной и грузовиком напарника. Меня уговорили сесть в кабину.

Со всеми этими приключениями Саша забыл, что давно не заправлялся. Мотоцикл «обсох» и встал. Вдвоем с Георгием едем 30 км до ближайшей заправки, потом обратно и еще километров семь в поиске места для разворота. Вместе доезжаем до придорожной гостиницы. Номеров свободных нет. Напарник уже крепко спит во второй машине, поэтому втроем ночуем в кабине фуры нашего спасителя.

Через пару часов Георгий нас разбудил: «Ребята, простите, но нам ехать пора. Через два часа откроется пункт весового контроля. Нам проскочить надо — перегруз по три тонны у каждого». Как?! С таким перегрузом он еще катался нам за бензином!

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Пока мы путешествовали на «Урале», постоянно влипали в какие-то истории.

Два арбуза для друзей

История имела продолжение. В ноябре, спустя два месяца после нашего знакомства, мы решили как-нибудь отблагодарить Георгия. Он дал нам домашний адрес, но попросил сначала убедиться, что он не в рейсе. КамАЗ он парковал на стоянке «У вертолета», где сейчас ТРЦ «Радуга Парк».

Машины там не оказалось, и мы решили уточнить у охранников. Пока объясняли суть дела, к нам подошел кавказец. Послушал внимательно наш разговор, а потом позвал с собой. Приходим к фуре. Дядька просит подождать и уходит куда-то в глубину прицепа. Выкатывает оттуда арбуз килограмм на семь. Мы в шоке: «Кому? Куда? Зачем? Не надо! Это мы хотели отблагодарить!» Он опять в прицеп. Приносит еще один арбуз. Мы ничего не понимаем. Коротко отвечает: «Друзья Георгия — мои друзья» и уходит.

Каюсь, к вертолету мы больше не ходили и Георгия не искали. Но номер его фуры запомнили на всю жизнь в надежде, что встретимся на дорогах.

Фото: Дарья Борисова, 66.RU

Ватные спальники, тент на палатку из куска полиэтилена и отсутствие мобильной связи — все это было еще совсем недавно.