Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Мама, мы все тяжело больны. Павел Матяж о фильме «Петровы в гриппе»

10 сентября 2021, 17:16
Мама, мы все тяжело больны. Павел Матяж о фильме «Петровы в гриппе»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Великий екатеринбургский роман Алексея Сальникова получил экранизацию от самого Кирилла Серебренникова. Одиозный режиссер бережно отнесся к букве и духу оригинала, но растерял почти все его типично ё-бургские черты и сделал фильм о некой унифицированной русской провинции, замерзшей во времени и пространстве.

Обледеневший, переполненный троллейбус еле-еле ползет сквозь зимнюю тьму и останавливается у «Архитектурного института». Непонятно, утро сейчас или вечер. Автослесарь Петров (Семен Серзин), страдающий от гриппа и находящийся в полуобмороке от высокой температуры, оказывается зажат между стариком-педофилом (Тимофей Трибунцев) и пожилой кондукторшей с золотыми зубами в костюме Снегурочки. Следующая остановка «Горького», значит, троллейбус, похоже, «Тройка».

Впрочем, очень скоро режиссер Кирилл Серебренников оборвет все связи Петрова не только с Екатеринбургом, но и вообще с пространством и временем. Это история не про Екат, а про абстрактный российский провинциальный город. «Архитектурный институт» и «Горького» есть где угодно.

Фото: kinopoisk.ru

Автослесарь вроде пытается попасть домой. Но сделать ему это будет непросто. Горячечный бред, галлюцинации и жутковатая российская действительность непонятно какого года переплетутся между собой и превратят путь Петрова в квест еще более сложный, чем у джойсовского «Улисса».

Фото: kinopoisk.ru

Его жена Нурлыниса (Чулпан Хаматова) его не ждет и вообще она бывшая. Нурлыниса работает в библиотеке, где вычисляет потенциальных маньяков по их читательским пристрастиям. Но сегодня она зависла на работе не поэтому, а из-за собрания поэтического кружка, неожиданно переросшего в дебош. В пьяной драке выясняется, что галлюцинации и бред Нурлынисы не менее забористы, чем у бывшего супруга, так что еще неизвестно, кто из Петровых раньше попадет домой к больному гриппом сыну.

Фото: kinopoisk.ru

«Петровы» были написаны как будто специально для Кирилла Серебренникова – большого любителя открывать зрителю подсознание своих героев. Добрая половина романа – всяческий сюрреализм. Затаенные страхи, мечты и желания среднестатистических россиян. Поэтому режиссер не изменял сюжетную структуру текста Сальникова о тяжелобольных и галлюцинирующих папе, маме и ребенке, только переместил некоторые акценты.

Фото: kinopoisk.ru

Психоделической шизы здесь так много, что Кирилл даже вынужден был отказаться от своей фирменной суперграфики. Серебренников периода «Изображая жертву» непременно «оживил» бы комиксы, которые рисует главный герой, и наполнил пространство кадра соответствующими иллюстрациями и титрами. Но в случае с «Петровыми» ему пришлось бы изрисовать комиксами большую часть фильма.

Фото: kinopoisk.ru

К тому же в невозможности отделить бред от реальности чуть ли не главная фишка романа. Поэтому глюки про инопланетян и мертвецов, восстающих из катафалка Николая Коляды, переплетаются с по-советски суровым празднованием Нового года, масками из папье-маше, голым Дедом Морозом (Юра Борисов), Снегурочкой (Юлия Пересильд), зайчиками и снежинками.

Фото: kinopoisk.ru

А за фирменную серебренниковскую картинку всю ответственность взял на себя оператор Владислав Опельянц. Он так глубоко погрузил зрителей в атмосферу российской народной хтони, что отхватил премию Высшей технической комиссии 74-го Каннского кинофестиваля.

Фото: kinopoisk.ru

«Петровы в гриппе» не получили в Каннах больших наград, но были приняты публикой очень тепло. Возможно, во многом из-за ситуации с режиссером, который снимал и монтировал фильм, находясь под судом, и не смог быть на премьере из-за домашнего ареста. Многие европейские кинематографисты надели значки с фотографией Серебренникова, устроили ему там овацию, ну и вообще всячески поддерживали морально.

Фото: kinopoisk.ru

А Серебренников, смог наконец творчески осмыслить и сформулировать послание для российских чиновников, прокурорских и судейских работников, которые уже несколько лет мучают его в связи с делом «Седьмой студии». Некой фиги в кармане ждали еще от рок-н-ролльного «Лета», где пространства для политической сатиры было предостаточно. Но «Лето» так и осталось романтической ностальгической историей, а привет от творческого работника власть имущим состоялся только сейчас.

Фото: kinopoisk.ru

В одной из сцен гриппующего Петрова вытаскивает из троллейбуса детина в камуфляже и маске, тащит с собой по улице к группе таких же закамуфлированных парней и дает ему автомат Калашникова. «Дело, говорит, парень, одно надо сделать. Не бойся, тебе понравится». Через секунду из подъехавшей «Газели» начинают вытаскивать людей с черными мешками на головах и ставить к стенке. Мешки сваливаются, и под ними оказываются персонажи, похожие на молодых Путина и Матвиенко, Сечина, Володина и прочих. Неказистый дедок в форме без знаков отличия дает команду, а Петров и его новоявленные братья по оружию расстреливают всех. Народ в лице пассажиров троллейбуса безмолвствует.

Фото: kinopoisk.ru

Бедолага Петров вообще много чего себе в бреду представляет, но эта его галлюцинация – самая смелая и политически ангажированная из всех. Сложно сказать, будет ли она иметь для Серебренникова, Сальникова и Петрова какие-то последствия и как вообще фильм, где в кадре расстреливают Путина, попал в кинотеатры в стране, где можно получить два года за перепост клипа «Рамштайн». Но так или иначе, сейчас «Петровы» идут везде, где только можно, без каких-либо препятствий и цензуры.

Удачного просмотра.