Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Казань — не только Кремль, мечети и чак-чак. Зачем ехать на фестиваль современной культуры в Татарстан

10 сентября 2021, 10:00
Казань — не только Кремль, мечети и чак-чак. Зачем ехать на фестиваль современной культуры в Татарстан
Фото: Влад Михневский, TAT CULT FEST
Приезжая в Казань, стоит обратить внимание не только на историческое наследие старинного города, но и на то, как развивается его культурная жизнь сейчас. Журналист 66.RU Екатерина Журавлева побывала на фестивале современной татарской культуры и рекомендует спланировать себе тур выходного дня в Казань.

При входе в Казанский кремль толпа делится на две группы. Первая — классические туристы, гости города, приехали изучать историческое сердце Казани. Вторая группа — местные жители, они пришли в старинный центр за современной татарской культурой.

Вообще-то я сама зашла в Кремль с картой и аудиогидом, но быстро присоединилась к толпе народа в стильной одежде и с разноцветными волосами. И вместе с ними набрела на TAT CULT FEST 2021.

Несколько точек разбросаны по территории Кремля. Сначала прохожу винил-маркет. Играет приятная современная электронная музыка. Дальше в палатках — угощают чем-то вкусным. А рядом — продают книги.

Это напоминает Уральскую индустриальную биеннале современного искусства, только камерный вариант. На улице интерактивная инсталляция — световой столб из LED-экранов реагирует на движения рук.

Его форма отсылает к Спасской башне Казанского кремля, на которой в 1967 году установили «Малиновый звон». Студенческое конструкторское бюро «Прометей» соединило звук и свет — чем громче звучали куранты на башне, тем ярче горела подсветка.

Фото: Центр "Прометей", Facebook

Так выглядел проект «Малиновый звон» несколько десятилетий назад

Автор современной инсталляции — Камиль Калектика. На экраны он транслирует кинетическую типографику (оформление текста в движении, проще говоря — анимация из букв, — прим. ред.). В работе художник использовал новые татарские шрифты. Буквы складываются в слова.

Фото: Мария Абросимова, TAT CULT FEST

Язык — главная тема фестиваля. «Мы хотим показать то, что происходит с татарским языком, культурой сейчас: ее сохраняют, она развивается, она объединяет. Эта идея проходит красной линией через программу и спецпроекты», — отмечает Айгуль Давлетшина, продюсер TAT CULT FEST.

При этом язык — не только речь. Может быть и язык тела — как движение. И язык музыкальный.

«Сложно назвать самых интересных участников, но на каждой площадке были свои хедлайнеры. На большой сцене, где в основном мы представили коллаборации локальных артистов с известными музыкантами, хедлайнером стал Elektro Hafiz из Стамбула. На электронной сцене сочетались музыка и 3D-маппинг (проекция на фасады зданий, — прим. ред.). Здесь самыми известными из выступающих стал дуэт АИГЕЛ и Гвидо Мёбиус», — рассказывает Давлетшина.

Фото: Влад Михневский, TAT CULT FEST

Кроме того, на фестивале была открыта мультимедийная зона. Первый зал — картинная галерея. Только в золоченых рамах вместо полотен — QR-коды. Физическое присутствие арт-объекта не так важно, когда при помощи современных технологий доступ к нему есть практически из любой точки мира. Выставка рассказывает о том, как можно работать на стыке искусства и науки и найти прекрасное в формулах и серьезных исследованиях. По словам организаторов, это первая Art & Science-выставка в мире, где можно приобрести арт-объекты в формате NFT.

Фото: Екатерина Журавлева, 66.RU

В соседнем зале — еще одна сцена, объединившая медиахудожников и андеграундных музыкантов. Экспериментальное звучание завораживает, а музыка, кажется, живет и меняется вместе с потоком мыслей автора. В ней нет ритма, мелодии, ты не угадаешь, что будет дальше. Это как джаз, только электроника.

Художница-перформансистка Варя Lisokot считает, что ее главный инструмент — голос. Сейчас в своих работах она исследует взаимодействие артиста и инструментов на базе искусственного интеллекта. Ее вдохновляет фольклор, советский быт и современные басни.

«Lisokot — автор большого количества звуковых перформансов по всему миру: от Рижской биеннале современного искусства, Манифесты 10 и Ars Electronica до Берлинских клубов Berghain, Funkhouse и факультета славистики Стэнфордского университета», — пишет TAT CULT FEST на своей странице в Instagram.

В следующую комнату проходишь через лоскуты ткани. В центре — несколько матрасов, внутри которых маленькие фигурки представлены в бытовой обстановке обычной жизни.

Фото: Екатерина Журавлева, 66.RU

На вершине — инсталляция из проволоки: голова, которая застыла, крича от боли, а может, это экстаз.

Фото: Екатерина Журавлева, 66.RU

Это работа художницы Ксении Шачнёвой — «Неоправдавшиеся надежды». «Весь фест мы посвятили языкам, а они бывают не только вербальные. Вещи, которые мы носим или покупаем домой, — это тоже способ рассказывать о себе. Но наше представление о себе меняется, и «слова», которые подходили нам год назад, могут оказаться лишними сейчас», — поясняют организаторы фестиваля.

Проект художница сделала вместе с горожанами. Они приносили ей ненужные платки, скатерти, юбки, ковры. Больше всего казанцы собрали отрезов ткани, из которых собирались что-то сшить, но не сделали этого. «В каждой неоправдавшейся одежде есть своя трепетная история от казанцев: одна ткань, например, попала в Россию с чешскими иммигрантами», — пишут про работу организаторы.

Фото: TAT CULT FEST, В контакте

После медиазоны вновь выхожу на улицу, а уже стемнело. И электронная сцена, подсвеченная из проекторов, заиграла новыми красками. Вместе с остальными сажусь на газон у кремлевских стен и слушаю что-то не до конца мне понятное, но трогающее душу.

  • C 10 по 12 сентября в Казани пройдет первый в истории Татарстана фестиваль медиаискусства НУР: работы представят 80 художников и музыкантов, 13 инсталляций разместят по Казани, кроме того, гостей познакомят с мультимедийными работами из 15 стран мира. Для тех, кто хочет познакомиться с современным татарским искусством, это отличная возможность. Добраться из Екатеринбурга можно на поезде — это займет примерно 12 часов — или на самолете, что в разы быстрее.