Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Зачем покупать Тимати на пластинке. Екатеринбург переживает виниловый ренессанс

8 сентября 2021, 18:04
Зачем покупать Тимати на пластинке. Екатеринбург переживает виниловый ренессанс
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Винил снова жив. В эпоху, когда доступ ко всей музыке мира есть в каждом смартфоне, пластинки переживают второе рождение. В Екатеринбурге существует целое сообщество людей, посвятивших жизнь винилу. Они коллекционируют пластинки, играют на них, выпускают на виниле свою музыку и тем зарабатывают. Как все устроено — узнал корреспондент 66.RU.

Виниловый подкаст

Вечер буднего дня. В бар «Практика» подтягиваются люди. Уже присутствующие там — потягивают напитки. И смотрят на сцену. Она маленькая, оборудована камерами, микрофонами и студийным светом. За диджейским пультом играют на пластинках. Так пишут первый в Екатеринбурге подкаст о виниле. Трансляции проводят раз в месяц.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Сейчас слушать винил модно. Играть — тоже. Андрей Курохтин — основатель нескольких музыкальных лейблов. Среди них Hanagasumi — его он издает на виниле. Музыку пишет здесь, а после треки отправляются на завод в Нидерланды.

«Они его печатают за мои деньги, потом дистрибьютер покупает у меня эти копии и распространяет. В моих лейблах электронная музыка, эмбиент, техно, экспериментальная. Я как музыкант Shine Grooves также издаюсь в американских, немецких лейблах. В общем, продаю свою музыку по всему миру», — рассказывает Курохтин.

Так Андрею удается заработать. У него издано уже 20 сольных пластинок. Деньги, полученные с одной, идут на издание следующей.

«300 копий черных стандартных пластинок стоят 850 евро. Зачем мне это? В этой музыке есть душа. Определенно. Ну если это, конечно, не просто техно долбалка. Экспериментальная электроника — живая музыка», — поясняет он.

А в баре тем временем приятная атмосфера, и все благодаря диджею. Не знаю, электроника или эмбиент, но мне нравится. Курохтин тоже играет. Правда, говорит, что в Екатеринбурге диджеингом не заработать. А выезжая в Москву или Питер — вполне. Часовое выступление стоит минимум 100 евро.

«Сейчас становится все больше диджеев, кто играет на физических носителях, например, уже и кассеты в ход пошли. Для меня тоже важен физический контакт с музыкой, поэтому только пластинки», — говорит музыкант.

Хотя это и дороже, в том числе — для автора. «Есть еще статья расходов — мастеринг. Трек, который записал музыкант перед тем, как нарезать на винил, нужно подготовить. Потому что есть определенные правила. Где-то нужен монозвук, где-то на высоких частотах — стереозвук. Плюс после этого звук прогоняют через пленку, добавляют гармоники всякие, и трек начинает дышать», — рассказывает Курохтин. И добавляет, что все это он делает, чтобы познакомить людей с музыкой. При помощи дистрибьютеров его пластинки попадают в магазины по всему миру.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Диггеры и VNL store

Ковры, советская или похожая на нее мебель, торшер — магазин больше напоминает олдскульную гостиную. Один из тех, куда могла бы попасть пластинка Hanagasumi. Здесь из проигрывателя тоже звучит приятная музыка. На стенах классические и привычные всем виниловые альбомы Led Zeppelling и Deep Purple. Но на полках вместе с рок-легендами лежат и малоизвестные хип-хоп исполнители. И вообще неизвестные музыкальные группы.

Фото: Из личного архива Егора Абдалова

«По статистике, винила в мире с каждым годом производят все больше. Сейчас на Западе вся музыка, которую выпускают музыкальные компании, издается еще и на пластинках. То есть, условно, сейчас и Тимати на виниле. И за время моей работы в магазине контингент покупателей сменился с дяденек 50+ до молодежи», — рассказывает управляющий VNL store Егор Абдалов…

Он добавляет, что также винилом стали больше интересоваться девушки, а рост спроса на пластинки связывает с тем, что они стали предметом коллекционирования.

«Мне кажется, так происходит потому, что изменилась роль виниловой пластинки. В 60-х — 80-х был бум, потому что это был удобный носитель. Потом появились кассеты, CD-диски, флешки, сейчас трек скачать можно за минуту. Поэтому винил – это больше для собирательства. Есть в этом определенная эстетика», — говорит Абдалов.

Фото: Из личного архива Оксаны Моисеевой

Управляющий VNL store увлекается винилом уже много лет. Началось все с «Тучи». Так он называет встречи любителей винила во Дворце культуры железнодорожников (ДКЖ), где каждую субботу собираются люди, посвятившие пластинкам не одно десятилетие. Многие обмениваются ими еще со времен рынка на Шувакише.

После того как друзья подарили Абдалову первый винил, он пришел в ДКЖ, и с тех пор вся жизнь – как пластинка по кругу: поиск, обладание, наслаждение, новый поиск.

«Я всегда увлекался музыкой, а тут все — резьбу сорвало. Раз подарили пластинку, надо проигрыватель, а если проигрыватель я купил, то надо и пластинки где-то брать. Именно так я начал расширять свой круг интересов. Один знакомый дилер сказал: на, послушай, малоизвестная группа, но интересная», — вспоминает он.

Спустя некоторое время Егор устроился работать продавцом в музыкальный магазин. А в VNL store пришел уже на должность управляющего. И превратил магазин в современную площадку. Здесь продавцы — это музыканты, которые в домашней атмосфере помогают с выбором музыки. Сам же Абдалов теперь занимается диггерством, по-другому — закупом. По всему миру он ищет интересные группы и приобретает их пластинки.

«Я отбираю только самое интересное, самое вкусное и сочное из того, что выходит на виниле. Кроме того, среди уже давно изданного ищу музыку талантливую и интересную, которая в свое время просто не нашла своего слушателя. Иногда нахожу пластинки современных исполнителей, которые просто чума, которые просто волшебство. Я не понимаю, как можно делать такую чудесную музыку. Например, есть один американский проект, где барабаны, электронные клавиши, лидирует бас, а поет девушка, и проект просто великолепный. Хотя до определенного времени был невостребован», — говорит Егор.

Фото: Из личного архива Киры Звягиной

Среди недооцененных пластинок могут быть и те, что сейчас оценивают в несколько сотен тысяч рублей за штуку.

«Была группа Bodkin, в 1972 году они выпустили единственный альбом. Музыканты даже не удосужились в типографии сделать конверты для пластинок, чуть ли не от руки все нарисовали. Если я не путаю, то было всего 99 копий. Тогда ни одна компания не взялась этот альбом издавать. И вот недавно все вдруг доперли, что музыка-то клевая, и сегодня такие пластинки каких-то бешеных денег стоят: двести тысяч, пятьсот тысяч», — поясняет Абдалов.

Музыкальный инструмент нового поколения

«Это увлечение для людей, у которых есть на это деньги. Потому что одна пластинка стоит в среднем от тысячи рублей, а есть и три тысячи, и четыре. На одной пластинке, как правило, четыре трека. То есть минимально один трек стоит 250 рублей — как месячная подписка на музыкальный сервис», — рассказывает диджей Алексей Яценко.

Он устал после ночной вечеринки, но несмотря на сонливость, про винил говорит хоть и тихо, но с воодушевлением.

«Понятно, что виниловую пластинку в карман не засунешь и по пути не послушаешь. Нужна своя атмосфера. Это же церемония. Можно сравнить с выкуриванием сигары, ты ее тоже на улице просто так не покуришь. В этом году по продажам винил победил CD, к нему стали возвращаться как диджеи, так и коллекционеры. Пластинку даже держать в руках приятно, то есть странно, например, привести кого-то домой и сказать, смотри какая у меня коллекция музыки на компьютере», — говорит он.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Свою коллекцию Яценко собирает с 19 лет. «Приходилось ходить на ярмарки, сходки и спрашивать, есть такое? Отвечали: нет, приходи завтра. И приходилось действительно вставать с утра, ехать в магазин, первому листать пачку, пока еще пластинки даже не оценили и не выставили на прилавок. Это настоящие археологические раскопки и азарт. Людей вообще с винилом связывает какая-то сенсорная мистика», — вспоминает диджей.

Как музыкант, сам Яценко начинал с пары пластинок, он считает, что диджеинг на виниле — задача посложнее игры с цифровыми носителями.

«Я всегда понимал, что человек, играющий с винила, намного практичнее как музыкант и намного более скиловый, чем тот, кто играет с цифры. Последний ориентируется на показатели приборов, а с пластинками ничего нигде не написано, у тебя есть только твои уши. Так что диджейский винил — музыкальный инструмент нового поколения, чтобы овладеть им, нужно иметь сноровку», — добавляет он.

В какой-то момент просто покупать пластинки и играть сеты в барах стало уже неинтересно, и Яценко занялся организацией городских винил-маркетов, где можно купить модную музыку любых направлений.

«Можно найти все — от фанка до брейкбита. Я с каждого маркета уходил с десятком пластинок. Мы не берем с продавцов деньги за предоставленное место. Я понимаю, какая может быть коммерция — это же винил. Маркеты отнимают очень много сил, но это культурное развитие города. Виниловые комьюнити в Питере или Москве намного более сплоченные и обширные. Когда там приходишь на маркеты, можешь найти просто тонны винила. Всем интересно выбирать то, что по душе. Многие звезды, например, Иван Дорн, ходят на такие ярмарки», — поясняет диджей.

Главная идея винил-маркетов — объединить всех, кто продает пластинки, играет на них или коллекционирует.

«Наши мероприятия стали в итоге самыми успешными в городе. Музыкальные магазины за полгода не продают столько, сколько за день на наших маркетах. Мы нацелены на молодую аудиторию, плюс работает промо, которое мы делаем перед каждой ярмаркой. Охват рекламы у нас был до 10 тысяч человек», — рассказывает Алексей.

Фото: Антон Буценко, 66.RU