Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Как я стал предателем. Павел Матяж о фильме «Девятаев»

24 апреля 2021, 14:03
Как я стал предателем. Павел Матяж о фильме «Девятаев»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
По давней традиции в преддверии 9 Мая на экраны выходит кино про войну с фашистами. В 2021-м честь снять народный патриотический блокбастер представилась Тимуру Нуруахитовичу Бекмамбетову.

Солдатам Красной Армии из советских фильмов было запрещено попадать в плен. Тема ВОВ в нашем кино всегда была основной и магистральной, каждый год снимались десятки военных фильмов. В таком потоке сценаристам приходилось нелегко, поэтому иногда красноармейцы все-таки сдавались, но до концлагеря дело дошло только дважды. В «Судьбе человека» Сергея Бондарчука (1959 г.) и «Моабитской тетради» Леонида Квинихидзе (1968 г.).

Это не значит, что рассказывать было нечего. Просто не принято. Советский солдат мог героически сражаться, убивать фашистов и быть ими убитым, но стать жертвой фашистов, превратиться в сморщенный грязный скелет в полосатой пижаме за колючей проволокой не мог себе позволить. Такой персонаж никак не вписывался в советский миф о великой победе в великой войне.

За годы войны в плен попали несколько миллионов советских солдат, особенно много их было в начале, когда красноармейцы попадали в окружение и сдавались целыми дивизиями, армиями. Кто-то из них погибал в плену, кого-то немцы вербовали в свою армию, кого-то отправляли в концлагеря. А те, кому удавалось выбраться оттуда живыми, завидовали мертвым.

Бывшие военнопленные немедленно попадали в разработку НКВД. А тех, кто выживал и после нее, советское общество, заряженное ненавистью и шпиономанией, не принимало. И они носили ярлык предателей еще долгие годы. С эпизода такой нетерпимости к ветерану ВОВ стартует «Девятаев».

Казань. 1950-е годы. Героический летчик-истребитель Михаил Девятаев (Павел Прилучный — «На игре», «Мажор», «Союз спасения») с женой и детьми едет с первомайской демонстрации в трамвае и поет жизнеутверждающую патриотическую песню. Но встречает в вагоне пенсионера Григория Ларина (Александр Лыков — Казанова из «Улиц разбитых фонарей»), который набрасывается на ветерана, называет немецкой подстилкой, предателем и обвиняет в смерти своего сына. Герой ничего не отвечает безумному старику, но погружается в воспоминания.

В этих флешбэках Девятаев вместе с младшим Лариным (Павел Чинарев — «Знахарь», «Преступление и наказание») летают в облаках и поют «Любимый город», довоенный еще суперхит Марка Бернеса, который он исполнил в фильме «Истребители» 1939 года. «Любимый город» становится лейтмотивом «Девятаева», Павел Прилучный напевает его в ключевые моменты фильма, кавер на него в исполнении одиозного фронтмена немецкой группы Rammstein Тилля Линдеманна звучит на финальных титрах.

Но вместе с музыкой Богословского и стихами Долматовского в «Девятаева» проникла и сюжетная ткань «Истребителей», классического представителя тоталитарного сталинского кинематографа. Со всеми вытекающими из этого последствиями — и хорошими, и плохими. Поэтому «Девятаев» не столько про легендарный побег из фашистского концлагеря на вражеском бомбардировщике, сколько про братскую дружбу, которая оборачивается соперничеством, взаимным недоверием, подозрительностью и предательством.

Верные друзья-летчики геройски сражаются на 1-м Украинском фронте, но оба оказываются сбиты, оба тяжело ранены и без сознания, поэтому оба оказываются у немцев. Другим способом в нашем кино попадать в плен не положено, так что Павлы просто пополнили ряды тяжелораненых красноармейцев Бондарчука, Чернова, Хабенского и Петрова.

Фото: © 66.RU

В плену братья пилоты ведут себя по-разному. Ларин, несмотря на благородную фамилию, а может и благодаря ей, продается «за кружку пива и нюрнбергские колбаски». И не просто продается, а пытается завербовать товарища, рассказывает про то, как немцы ценят офицеров и профессионалов, и то, как русские немедленно расстреливают тех, кто возвращается из плена. Девятаев отказывается, пытается бежать и попадает в концлагерь.

Но и там не может забыть о друге. Ларин, немецкое пиво и нюрнбергские колбаски преследуют героя и в лагере. Тем более оказывается, что у предательства есть градации. Один из лагерных капо, которого сыграл Дмитрий Лысенков («Девятая», «Серебряные коньки») выведен подонком и негодяем, а второй — персонаж Евгения Серзина («Лето») — стал одним из главных организаторов знаменитого побега. Предать можно по-разному.

Но тут Тимур Бекмамбетов и его сценаристы не стали глубоко копать. До психологических хитросплетений «Своих» или «В августе 44-го» дело не дошло. Большинству героев побега даже имен не досталось. Так что они просто тянут свой механический функционал, пока персонажи Прилучного и Чинарева продолжают виртуальную полемику.

За всеми этими перипетиями непосредственно войне и фашистам в фильме просто не осталось места. Немецкие офицеры и солдаты не успели толком проявить себя и позверствовать, пока Бекмамбетов и Прилучный разбирались с предателями в своих рядах. В результате в виде патриотического духоподъемного блокбастера зрителю предлагается конспирологическая история о поисках внутреннего врага. Что ж, вполне в духе времени. Остается добавить только, что предатель-Ларин — единственный стопроцентно вымышленный персонаж этого фильма.

Снимали бы лучше про космос. Вон как американцы, голливудские актеры в очередь выстраиваются, чтобы изображать астронавта и стремиться в романтическую звездную даль на радость публике и голливудским кинопродюсерам. Тем более, что и «Девятаев» изначально должен был называться «ФАУ-2», и там было бы про то, как наши ребята выкрали у фашистов секретные планы, что позволило значительно ускорить запуск первого советского спутника Земли. И в финале наша ракета взмывает-таки в предновогоднее небо. Российские продюсеры и актеры тоже хотят в космос. Но только попасть нам туда непросто. Нужно сначала в концлагерь.

Удачного просмотра.