Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Концертная индустрия — в руинах пандемии, а «Ария» везет по регионам «шоу мирового масштаба». Как так

20 апреля 2021, 22:55
репортаж
Концертная индустрия — в руинах пандемии, а «Ария» везет по регионам «шоу мирового масштаба». Как так
Фото: 66.RU
Открытая репетиция «Гостя из царства теней» в Екатеринбурге — отличный повод задать этот вопрос.
Фото: 66.RU

«Гость из царства теней» — постановочное костюмированное шоу с палачами, гладиаторами, флибустьерами, пиротехникой и спецэффектами. Самая масштабная работа в истории группы и режиссера Юрия Соколова, который, не особо стесняясь, называет постановку «беспрецедентной» и «уникальной». И уже чуть застенчивее, вскользь, сравнивает ее с перфомансами Rammstein.

Фото: 66.RU

Первоначально «ГиЦТ» показывали в Москве на ВТБ-Арене — концерт был приурочен к выходу последнего номерного релиза группы, «Проклятье морей». В начале 2020-го шоу решили прокатить по крупнейшим миллионникам вроде Н. Новгорода и Екатеринбурга — уже в честь 35-летнего юбилея группы.

Фото: 66.RU

Дальше — все помнят: концертная — и event-индустрия — в целом встали на паузу на грани вымирания, заполняемость залов даже после снятия многих ограничений оставили на отметке 25–50%, что делало подобные затеи бессмысленными.

Фото: 66.RU

В 2021 «Ария» решила рискнуть и все-таки повезла шоу по стране. Екатеринбург на очереди только в июне, 12-го числа, но технический прогон сделали уже в апреле. Проверять есть что. Например, барабанщику Максиму Удалову предстоит летать над залом вместе с установкой, как и вокалисту Михаилу Житнякову.

За эти перемещения отвечают сложносочиненные конструкции с сервоприводами, электроникой, тросами и кто знает, чем еще.

Сама сцена планируется многоуровневой — с кучей сменяющихся декораций на морскую тематику и обилием медиаэкранов с графикой на заданную тему. Все хозяйство повезут на шоу в 10 фурах — реально, размах западных команд.

Сколько это может стоить, представить трудно. Но Юрий Соколов особо не скрывает, что вопросы окупаемости и прибыльности — не на первом месте, важнее себя показать.

Юрий Соколов, режиссёр-постановщик:

— «Гость…» — это два слоя: артистический и технологический. Я давно занимаюсь шоу-продакшеном и бросил клич среди технических компаний: мол, ребята, давайте сделаем очень плотное, технически насыщенное и реально яркое шоу. Захотели показать себя. Мы до этого же обслуживали очень много «фирменных» концертов западных команд. И когда ты видишь, насколько это совершенная структура, насколько мощная — хочется рыдать. Мечтал сделать такое шоу. Хотя вроде возраст уже, можно успокоиться и ничего не доказывать — столько прожито, есть уже чем гордиться.

Где-то на этом месте к репетиции по Zoom подключаются другие участники группы, которым технический прогон не так важен — и они остались дома. Появился повод задать тот самый вопрос:

— Двадцатый год. Карантин. Индустрия развлечений лежит в руинах, ивентщики идут таксовать, чтобы как-то выжить. Группа «Ария» при этом достраивает концертную студию и дает на этой площадке онлайн-концерты, а в 2021 едет с масштабным шоу по регионам. Как вы смогли не просто не помереть на карантине, а еще и двинуть дальше?

Михаил Житняков, вокал:

— Расхожее выражение: хочешь — ищешь способы, не хочешь — ищешь причины. Наверно, это про нас. В 2020-м у группы был юбилей — 35 лет, были грандиозные планы, и ощущение, что они утекают, заставило работать еще больше.

Сергей Попов, гитара:

— По факту, событий получилось больше, чем в рядовые года. Перевыпуск альбомов, онлайн-концерты, съемки документального фильма — мы все время были в тонусе.

Владимир Холстинин, гитара

— Спрашивают постоянно: а что вы выучили в пандемию, хобби какое-то появилось? Да ничего не выучили — у нас не было пандемии, мы работали!

Юрий Соколов, режиссер-постановщик:

— Выбора не было. Кто хотел помереть в 2020? А чтобы чувствовать себя живым, надо шевелиться. Вот мы и шевелились все, как могли. Я, как мог, помогал группе, придумывали программы. Если встал, дальше разогнаться будет трудно. Да и не «арийская» это тема. В истории группы были и поглубже задницы — выбирались!

— Кстати, про более темные времена. Были 90-е, когда не просто с экономикой плохо, но и интерес к тяжелой музыке угас — давали по концерту в год. Были «нулевые» годы, когда группу пришлось пересобирать почти с нуля. И был карантин. В какой период жилось тяжелее всего?

Владимир Холстинин, гитара:

— «Тяжелее» было всегда! Сначала был коммунистический террор, когда не просто песни свои нельзя было петь, а нельзя было надеть кроссовки импортного производства. Мы с этим боролись, были свои методы. Потом была Перестройка, потом Перестрелка… Без этого было бы, наверное, скучно и неинтересно жить. Я не думаю, что ковид был сложнее. Все проблемы были по-своему интересны и сложны.

Сергей Попов, гитара:

— На мой взгляд, все-таки 90-е года были чуть хуже. Тогда мы все выживали — буквально. Были периоды, когда реально жрать было нечего, бутылки с балкона сдавали. Не было ни концертов, ни работы. Я на рынке продавал вещи, ребятам тоже есть что рассказать. А в другие годы были чисто творческие проблемы: когда-то что-то запрещали, но мы все равно могли играть и нормально себя чувствовали. А 90-е были совершенно идиотские. Приятно вспомнить, что мы все преодолели, но не хочется повторять.

Юрий Соколов, режиссер-постановщик:

— От себя добавлю, поскольку со стороны это все наблюдал. В ковидный год я понял, что это и есть интересная жизнь! А так. Ну, был бы коллектив, был, был. А дальше что? «Лев Лещенко»? Тоже хороший мужик, но другой жанр. Что досталось группе, ту судьбу она и несет.