Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Долгая счастливая жизнь по-корейски. Павел Матяж о фильме «Минари»

9 апреля 2021, 15:35
Долгая счастливая жизнь по-корейски. Павел Матяж о фильме «Минари»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
В российских кинотеатрах начался прокат еще одного серьезного претендента на 2021-й «Оскар» – автобиографического фильма американского корейца Ли Айзека Чуна. Он уже получил приз в «Санденсе» и «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке. На «Оскар» у «Минари» шесть номинаций. Получится ли у Чуна повторить прошлогодний успех «Паразитов»?

Минари – это такой сорняк, плодовитый и неприхотливый, как одуванчик. Лучше всего минари растет на влажных склонах возле рек. Но, в отличие от бесполезного одуванчика, минари – краеугольный ингредиент корейской кухни. Его добавляют практически во всё – в салаты и супы, пибимпап, кимбап, кимчи и прочие ни о чем не говорящие русскоязычному читателю блюда. Так что в смысле практического применения минари ближе к щавелю, ну или петрушке, укропу.

Это название, с одной стороны уничижительное, а с другой философское, роднит «Минари» с прошлогодним триумфатором оскаровской церемонии – «Паразитами». На самом деле в оригинале фильм Пон Чжун Хо называется еще жестче – в переводе с корейского это даже не «паразиты», а вообще «глисты». Сорняки, глисты, паразиты – такими вот эпитетами награждают себя корейские мигранты в США.

Супруги Джейкоб (Стивен Ён, самый известный корейский актер, звезда сериала «Ходячие мертвецы») и Моника Ли иммигрировали в Калифорнию 10 лет назад и устроились несколько лучше, чем семья Ким Ки Тхэка из «Паразитов». Они работают на птицефабрике. Сортируют птенцов, рассматривают цыплячьи задницы, чтобы определить пол будущей курицы. Правда, будущее есть только у половины птенцов, жизнь петушков на этом заканчивается. Для птицефабрики они бесполезны – яйца не несут и мяса от них получается меньше. Расходы на корм и содержание превышают потенциальную выгоду. Так что всех петушков, отсортированных семейством Ли, ждет цыплячий крематорий.

Но Джейкоб не собирается до пенсии отправлять цыплят в крематорий. Чтобы вырваться из этой мясорубки, он берет кредит в банке и перевозит семейство в Арканзас. Он мечтает устроить в Арканзасе райский сад и выращивать в нем корейские продукты. 30 тысяч корейцев в год переезжает в США на ПМЖ. И все они скучают по национальной кухне. Джейкоб хочет продавать им всем корейские продукты и обеспечить тем самым себе и своему семейству долгую счастливую жизнь на лоне природы в окружении величественных американских пасторалей.

Завязка «Минари» действительно напоминает «Долгую счастливую жизнь» Бориса Хлебникова. Городского жителя, решившего вдруг бросить все, чтобы земледельствовать, поджидает масса тревог и трудностей. Однако жизнь честного американского фермера не так опасна, как жизнь его российского коллеги. А тревоги и трудности не связаны с коррупцией властей и агрессией «аборигенов». Проблемы, которые предстоит решить Джейкобу Ли, носят более глобальный, в смысле общечеловеческий, характер. «Минари» – не остросоциальная драма, а, скорее, притча, как и многие другие фильмы, претендующие в последнее время на «Оскар». Все снимают притчи.

В этой жена не разделяет энтузиазма мужа и не видит особенной прелести в арканзасских пасторалях. Она привыкла к жизни в большом городе, поближе к благам современной цивилизации и квалифицированному медицинскому обслуживанию – у их маленького сына Дэвида порок сердца. Она тревожится из-за денег, отсутствия элементарных удобств, невозможности нанять няню, а еще из-за торнадо, которое в первый же вечер на новом месте проносится в нескольких километрах от дома на колесах, в котором теперь ютится семья Ли. Короче, причин для беспокойства у нее действительно предостаточно.

Для предотвращения раскола в семье Моника вызывает из Кореи свою маму, которую сыграла суперпопулярная в Корее актриса Юн Ёджон (за эту роль она номинирована на второплановый актерский «Оскар»). Сложно сказать, на что конкретно рассчитывала Моника, может, в корейских семьях все как-то иначе устроено, но в России приезд тещи обычно усугубляет конфликт. Дальнейшее развитие событий показывает, что, несмотря на гигантские культурные различия по поводу тещ, у нас с корейцами много общего. Так что «Минари» – это еще и немного «Родня».

Но если «Родня» была задумана и реализована как бенефис тещи, героини Нонны Мордюковой, то «Минари» добавляет остроты детский взгляд рассказчика. Поначалу не просто определить, кто здесь главный герой, у всех членов семьи примерно равное количество экранного времени и функционал. Но если обратиться к биографии режиссера и автора сценария «Минари» Ли Айзека Чуна, все встает на свои места. Маленький корейский мальчик Дэвид – это маленький Чун. Перед тем как поступить в Йель и стать кинорежиссером, он провел детство на семейной ферме в Арканзасе, выращивал с отцом овощи и фрукты, рыл колодцы, пахал и сеял.

Однако этот фильм не про то, какие в современной Америке мощные социальные лифты, а, скорее, наоборот. О том, что когда роешь колодец, хорошо бы послушать советов от старших. Потому что без этих советов ничего не пожнешь, а значит, не выживешь. Эта мысль звучит довольно странно в стремительно меняющемся мире. Старикам все меньше и меньше места среди гаджетов и суперкомпьютеров. Однако все чаще режиссеры разных стран и континентов призывают обратить на стариков внимание, остановить свой бег и выслушать их.

Фото: © 66.RU

В этом «Минари» схож со своими конкурентами по оскаровской гонке: «Землей кочевников» от американской китаянки Хлои Чжао и «Отцом» от французского драматурга Флориана Зеллера. Посмотрим, кто из них окажется более достойным.

Удачного просмотра.