Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Я разбивал лед кулаками, чтобы спастись из этого леса». Тур выходного дня на перевал Дятлова

8 февраля 2021, 18:29
Колонка
«Я разбивал лед кулаками, чтобы спастись из этого леса». Тур выходного дня на перевал Дятлова
Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU
В новогодние праздники депутат городской думы Алексей Вихарев посмотрел сериал «Перевал Дятлова» и решил отправиться в экспедицию на место гибели отряда. Он нашел команду, проводников, и вместе они отправились на снегоходах в поход на знаменитый перевал. Маршрут оказался хоть и организованным, но довольно сложным — участникам приходилось то и дело откапывать друг друга из глубокого снега, подниматься по крутым горам и выкарабкиваться из воды. Как рассказал Алексей в колонке 66.RU, когда поход почти подошел к концу, он сам оказался в критической ситуации — один в ночном лесу, придавленный снегоходом с риском нарваться на волка или медведя.

Я еще тот «путешественник» и вообще привык жить в цивилизованных условиях. Раньше и в лес-то не ходил, потому что летом у нас клещи, а зимой — холода. Не любил я это все. Но с конца 2019 года — а особенно с пандемией и закрытием границ — мое отношение поменялось. Я полюбил лес и зимой, и летом.

Так, я уже несколько раз ходил в походы на Юрму и в Челябинскую область. Но все это было недалеко от города — километров 200–400. А захотелось сходить в настоящую экспедицию — взять кучу вещей, одежды, еды и сани-волокуши. Может, так только кажется, но как будто чем дальше от дома, тем красивее природа.

В новогодние праздники я посмотрел сериал «Перевал Дятлова». Неясно, как эта трагедия произошла — то ли это лавина сошла, то ли ракета была. Я подумал, что местные должны знать, как все было, и стал готовиться к экспедиции.

Патроны, бензин, водка и тушенка — вот местная валюта

В Instagram я нашел 2-3 странички тех, кто проводит экспедиции на перевал Дятлова. Написал сначала одному человеку, но мне он показался очень необязательным: на половину моих вопросов не смог ответить, сказал, что перезвонит, но не перезвонил.

Вторыми оказались ребята со страницы «Шатуны 96». Они были лучше — гид Алексей отвечал на каверзные вопросы, прислал фото и видео.

Такая экспедиция стоит от 36 до 53 тысяч рублей, в зависимости от того, сколько дней ночевать в гостевом доме в Ивделе. Если две ночи в гостинице и два дня на перевале, то это около 53 тысяч. У нас была только одна ночь в Ивделе по приезде, поэтому у нас получилось около 40 тысяч. Это с учетом аренды шести снегоходов, фирменной похлебки от манси из оленины и походов в баню. Все включено.

Также с собой мы на всякий случай брали ящик водки, ящик тушенки и много канистр бензина — по опыту других ребят знали, что деньги в том краю вообще ничего не решают. Патроны, бензин, водка и тушенка — вот местная валюта. А со своими деньгами можешь пойти попробовать у белочек орешков купить.

Но бывают и незапланированные расходы. Мы еще финально не подбили стоимость этой поездки, потому что машина одного из участников экспедиции застряла на перевале. Поедем туда вытаскивать ее, поэтому окончательный расчет будет недели через две.

Пить снег и смотреть на звезды — в этом вся походная тема

На машинах из Екатеринбурга ввосьмером мы доехали до Ивделя. Кроме вещей и продуктов, мы везли мой снегоход и багги. На месте встретились с Алексеем и остановились в гостевом доме.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Таким мы видели Ивдель

Оказалось, что домом владеет отец Алексея — у них вся семья занята развитием туристического направления здесь. Мама Алексея следит за порядком в гостинице, и нас очень хорошо приняли. Отец Алексея такой радушный и одновременно ненавязчивый человек — он и баню затопил, и в ресторан позвал. Ресторан, кстати, тоже оказался их — им занимаются его дочь с зятем.

У Алексея в арсенале 15 снегоходов BRP 2018 года выпуска. Каждый такой снегоход стоит порядка миллиона—полутора. Он сам за ними следит и чинит — очень рукастый парень. В общем, у них там все схвачено.

Вечером мы сходили в баню и легли спать. Утром нужно было рано встать и ехать до поселка Вижай — это почти 85 км. Алексей предложил взять микроавтобус — они у них там тоже свои, — но мы решили поехать на своих машинах.

В Вижае мы переоделись из обычной одежды в утепленную, потому что дальше двигаться предстояло на снегоходах. Условия там, конечно, были так себе — все на картонке, под ветром, как на Бебелевском рынке. Туалетов тоже нет. Только собаки везде бегают.

Машины оставили в поселке, а сами поехали на снегоходах в деревню, которая к манси относится, — это 70 км от Вижая. Сами по себе манси очень своеобразные — если есть настроение, выйдут и пообщаются. Но нас гиды сразу предупредили, что им нельзя ни в коем случае показывать водку — у них отсутствует ген, который переваривает алкоголь, и они сразу становятся как дети. Это хозяйству вредит сильно — они могут неделю печь не топить и ничего вообще не делать, только пить.

На видео: на снегоходе мы красиво прокатывали по пухлому снегу

Дорога была по реке — длинная, извилистая такая. На ней снега дофига — прямо по грудь. Здесь снегоход идет хорошо — едешь как на водном мотоцикле. Влево, вправо, скорость такая хорошая.

Но нас продувало сильно — река дает о себе знать, несмотря на лес и камни по бокам. Мы оделись максимально тепло, и от этого нам стало жарко. Остановились, разделись. Пока раздевались, стало холодно — опять оделись. И вот так было постоянно.

А еще, когда резко газу давали, снегоходы проламывали лед и оказывались наполовину в воде. Если ты просто неумело стартанул, то на себя набок снежик заваливаешь, снег под гусеницы закидываешь и поехал. А другое дело, если на скорости заехал в полынью — тогда трындец. Так с него можно и слететь, а снегоход потом тросами вытаскивать придется.

С нами такое постоянно происходило. Гиды видели, что мы опытные, поэтому к нам они снисходительно относились — мол, хотите топить снегоходы, пожалуйста, но откапывайтесь сами. А часто к ним приезжают люди из Москвы, которые технику видят в первый раз. Они копать не умеют, и парням приходятся вдвоем всю группу из 10–15 человек обслуживать. Они, конечно, устают от этого и такие группы возят по двойному тарифу.

В деревне манси мы остановились в домике, который здесь арендует Алексей. В комнате стоят выструганные двухэтажные кровати.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Домик в деревне манси изнутри. В бидоне — снег

Сам дом холодный, и топить его пытались сырыми дровами — смогли их согреть газовыми горелками и в итоге поднатопили.

Воды было мало. Чтобы попить, топили снег в бидоне. А умывались просто влажными салфетками, даже зубы толком не почистишь. Полное отсутствие цивилизации — в этом вся походная тема.

Кто-то из нас в баню сходил. Но она тоже холодная, а электричества там нет. Если в доме есть генератор, то когда идешь в баню — фонарик на лоб и иди, мойся. Это же вообще жесть.

На севере темнеет рано, и когда выходишь вечером на улицу, звезды оказываются очень близко. Мы смотрели на них весь вечер, а потом легли спать.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Было очень холодно — даже в доме спать пришлось в спальнике

Едешь, падаешь, откапываешься — и так по кругу

На следующий день мы стартанули где-то в семь утра, чтобы максимально все успеть. Ехали, падали, откапывались — устали сильно. Так добрались до базы Ильича. От базы там только название. На этом месте стоит одна незаконная постройка, рассчитанная на шесть человек.

Алексей мне рассказал, что как-то они приехали сюда в минус 30 и продолжать путь было невозможно из-за метели — пришлось заночевать в домике. Сюда же пришли четыре рыбака с реки, а потом еще с гор спустилась группа из 12 человек. Вариантов других ни у кого не было, поэтому кто-то спал сидя, а кто-то — стоя. Поэтому семья Алексея сейчас планирует взять этот участок в аренду на 49 лет, чтобы сделать нормальный перевалочный комплекс.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Та самая база Ильича

На базе Ильича мы провели минут 20 — перекусили и заспешили дальше, чтобы успеть до темноты подняться на перевал.

Дальше началась узкая дорога. Алексей ехал первым — он на своем охотничьем снегоходе прокладывал нам дорогу. Он нас предупредил, что надо ехать по правой лыжне — иначе постоянно заваливаться будем. Мы как-то подумали, что это ерунда какая-то — сами все знаем. Ну и началось — то влево, то вправо заваливаешься. Упал — откапывайся.

Поначалу смешно, а десять раз пооткапывали друг друга, и стало не так весело. Тут я понял дятловцев — они шли только на снегоступах или на лыжах, потому что иначе сразу же проваливаешься в снег по пояс или по грудь.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Вот так застрянешь, и выбраться из сугроба без помощи почти невозможно

Часа два-три мы так прокопались. Устали, наработались. Потом устроили небольшой привал — чай сладкий в лесу зимой решает, конечно. Сидели, а вокруг следов разных животных дофига — волки, лоси, зайцы. Мы их еще по реке видели.

Потом проехали чуть дальше и засадили багги. Засадили так, что вытащить не смогли — плюнули и оставили его там, иначе на перевал бы не успели. Там это нормальная практика — оставлять технику, которая застряла, и возвращаться за ней, когда потеплеет или когда найдешь подмогу. Нет же с собой всех запчастей. Никто чужого не берет — все экскурсоводы друг друга знают, и по технике видно, где чье. Потом, когда уже возвращались, видели, что кто-то так же оставил снежики — советские бураны.

Баллистическая ракета против сигнальной

К подножию горы приехали, а там целый комплекс гор. Нереально красиво, фотографии этого не передают. Там такой масштаб. Может, конечно, мы сами себя поднакрутили, но там прямо хорошо. С погодой повезло — не было тумана и осадков. Холатчахль мы видели в HD качестве.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Чай в лесу, конечно, решает

Начали подниматься. Въезд на гору был настолько крутой, что снегоход прямо не ехал, а шел маятником — влево, вправо. Несмотря на то, что у нас мощная техника была, Алексей предупредил нас, что газовать нельзя — гусеница порвется и придется снежик бросать.

А на горе прямо куски камней торчат. Передние гусеницы шкрябают, задние вообще не держат. Так мы со скоростью 20 км/час поднимались друг за другом.

Как только поднялись, обрадовались — все, давайте чай пить. А Алексей нас притормозил немного — это еще не место дятловцев. До него надо было еще километров пять—семь пилить. Ну ничего, чай выпили все равно. Во время привала главное не снимать шлем — он весь мокрый, поэтому на нем быстро намерзает лед и приходится лицом пробивать сосульки.

На видео: от базы Ильича до вершины добирались пять часов. Технике было непросто

Доехали до перевала. Тормознули, сделали небольшой привал, откопали табличку. Были радостные такие — очень позитивные эмоции, хотя все и измучились и промокли. Мы сначала ехали довольно быстро — 70 км/час, потом по лесу — 20–40 км/час, потом откапывались. А мембрана у одежды только посередине. Поэтому получилось так, что снаружи одежда была мокрая от снега, а внутри — от тела. Пацаны ехали просто под корочкой льда. Лед, конечно, защищает от ветра, но люди все равно задубели — пара человек у нас заболели.

На перевале Леха нам стал рассказывать, где какая воинская часть здесь находится и про баллистическую ракету — он, как бывший военный, считает это основной версией. Она в том, что поскольку у нас страна большая, есть возможность испытывать межконтинентальные ракеты прямо здесь. С одной стороны страны запустили, с другой приняли. Также косвенно на ракету указывают оранжевые круги в месте, где дятловцев нашли, — это похоже на ракетное топливо. А еще в пользу этой версии говорит то, что в этих горах ежегодно теряется множество людей и найти их не могут. А дятловцев нашли буквально через несколько дней, причем первыми были именно военные.

Пока мы там были, нашим ребятам пришла идея — у них были ракетница, травматический пистолет и сайга, и они предложили бахнуть из чего-нибудь. Но Алексей отговорил их — территория патрулируется, вояки напрягутся, и через часа два здесь будут эмчээсники. В общем, мы просто все молча порадовались и решили дальше поехать — до места установки палатки дятловцев.

Видео с места, где стояла палатка дятловцев

Надо было еще подняться в гору. Это немного страшновато, потому что если неправильно взять поворот, то ты вместе со снегоходом полетели бы кубарем вниз. Поэтому мы опять ехали прямо за гидом.

На месте установки палатки чувствуется, что ребята из отряда Дятлова были мастерами спорта — здесь не дует нигде, территория просматривается, колья можно было забить. Такая благодатная почва.

Здесь мы немного постояли, порассуждали, что и как, но начало темнеть и резко похолодало — подул северный ветер. Мы выпили по последнему глотку чая и поехали обратно. Вниз спускаться тоже страшно. Вроде на среднем темпе едешь, а на камнях гусянка не держит вообще — чуть в сторону завалишься и покатишься. А высота там приличная — больше тысячи метров.

Но ничего, все спустились и поехали по снегу. Наученные опытом, ехали тоненько, потихоньку, по правой стороне. Результат — почти ни разу не завалились. Доехали до багги — снова попытались ее достать. Тянули-тянули, но в итоге только переднюю гусеницу загнули и переднюю подвеску разорвало.

На видео: эпично вытаскиваем багги. Безуспешно

Леха предложил два варианта — либо вертолетом ее доставать, либо заказать запчасти в Екатеринбурге, привезти в Ивдель, а там они сами все поменяют и привезут до базового лагеря, откуда можно будет забрать. В итоге последний вариант и выбрали, но к нему мы долго шли — все успели замерзнуть и проголодаться, а запасов у нас больше не было. В итоге мы спилили дерево и поставили туда багги на бок, чтобы оставить дорогу другим туристам. Вдесятером мы ее где-то час закидывали — она тяжеленная!

Я оказался один ночью в лесу под снегоходом и выжил

Так все оставили и поехали дальше. Я был последним, а передо мной ехал мой друг. Вдруг он резко скрылся за правым поворотом, а у меня руль качнуло, и я улетел в противоположную сторону в дерево. Снегоход встал набок, меня придавило. Снежик побухчал немного и заглох. Я любитель ездить «на лампочке» — когда бензина остается совсем немного. И тут я тоже не заправлялся — холодно же, думал, так доеду.

В итоге я лежу под снегоходом, бензина нет, ребята уехали. Я пытался покричать им — ничего. Стал в рацию говорить — то же самое. Я понимал, что первые ребята уже наверняка доехали до базы Ильича — значит, рация моя их не берет. А остальным даже развернуться негде, чтобы приехать ко мне — дорога очень узкая.

Вокруг темень — хоть глаз выколи. Тут я вспомнил про ракетницу в багажнике — но она лежала в разобранном состоянии, так что в темноте я ее не мог не собрать, не убив себя. Следующая мысль, которая пришла мне в голову, — волки. Тут я вспомнил про нож и армированный скотч — если что, я бы просто нож примотал к руке, чтобы он не выпал в бою.

План Б был готов, нужно было заняться планом А — выбраться из снега. Я понял, что если я сейчас же не начну откапываться, вариантов у меня не будет. Но я минут за 20 до этого всего свою лопату отдал одному парню, чтобы он ее разобрал, а он не вернул ее. Я стал, как в плаванье, отгребать снегоход и чтобы дать себе выбраться. Отгребся, перелез через снегоход на дорогу. Попробовал его дернуть, но тут без шансов — он больше 200 кг весит. Стал опять копать с разных сторон, а сам поглядываю по сторонам — нет ли где горящих глазок.

Несмотря на то, что устал, голодный, промокший, сил на адреналине было немерено. Но все равно недостаточно, чтобы руками снегоход поднять. Варежки замерзли, а снег уже успел превратиться в наледь. Я голыми руками стал копать и кулаками разбивать лед — рукам вообще было не холодно. Но за 10–15 минут снегоход буквально вмерз. Я попытался завести его снова — безуспешно. Продолжил копать — все мысли только об этом и в молитвах.

Тут пришла в голову мысль еще страшнее — от волков я придумал, как отбиваться, а что делать, если медведь? Леха рассказывал, что мишки в этом году ходят — зима странная, то холодно, то тепло, они даже спать не уходили толком. Мне это все уверенности не придало, и я стал только еще сильнее копать.

Докопал до лыж. Я проходил снегоходную школу, и там говорили, что самое главное — лыжи развернуть в ту сторону, в которую ты собираешься его доставать. Я их развернул и стал со стороны багажника пытаться раскачать его. Всего, получается, я копался 30 минут до момента, когда снегоход у меня хоть как-то зашевелился.

Фото: Алексей Вихарев, для 66.RU

Я его стал заводить, повиснув на одной ручке. Он завелся, но опять на понижение пошел. Я сразу же дал газа по максимуму. Снегоход из-под меня вылетел, встал прямо на дорогу и заглох. Я обернулся на место, где он был до этого, — а там такая могила глубиной метра три.

Теперь я уже нормально сел на снегоход, завел его снова и потихоньку поехал. Минут 10 проехал, и рация начала трещать словами «где ты». Экскурсовод поехал мне навстречу с бензином, а я проехал еще минут 10 и встретил своего товарища, который предпоследним ехал.

Он видел, когда я упал, и попытался развернуться, чтобы мне помочь. В итоге сам попал в такую же ситуацию, как я. Мы немного постояли, и к нам Леха приехал. Втроем мы достаточно быстро откопались и поехали к лагерю Ильича. Туда мы приехали в итоге совсем умотавшиеся.

В экспедиции ты понимаешь, на что способен

От всей этой экспедиции я кайфанул. Там все так растворяется, проблем никаких нет. Я даже спутниковый телефон оставил в доме у манси.

Я повысил свой навык выживания, ведь вся эта история вне цивилизации показывает, можешь ли ты преодолеть себя. И это не высокие слова — там такая тема, что если секунду провошкаешься, то шансов на выживание нет.

Я чувствую себя мини-героем. Я преодолел себя и не потерял желание дальше ходить в походы, чтобы испытывать себя. Может, схожу туда на Пупы [плато Мань-Пупу-Нёр] — до него четыре дня идти. Либо пойду так же на Дятлова, но летом.

Вывод который я сделал, — надо брать с собой нормальную ракетницу, которая как пистолет. И второе — не лениться, вовремя заправляться и «на лампочке» не ездить. Это ведь нешуточная история — люди там теряются и реально замерзают. А еще я понял, что мне очень помогла вера в Бога — я почувствовал, что я не один.

Всем ребятам тоже очень понравилось. Несмотря на все трудности и то, что это было действительно жестко, на обратном пути переговорить друг друга не могли — так всех переполняли эмоции.