Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Мы все делаем сами: комиков, концерты, клуб». Гор Гарьянц об уральском стендапе

«Мы все делаем сами: комиков, концерты, клуб». Гор Гарьянц об уральском стендапе
Фото: Сергей Логинов для 66.RU
В Екатеринбурге развитием стендапа с 2017 года занимается Fresh StandUp. В интервью 66.RU один из основателей движения Гор Гарьянц рассказал, что в ближайший год в городе, возможно, откроют свой стендап-клуб, который через 10 лет станет «легендарной площадкой». Так комикам, по мнению сооснователя Fresh StandUp, будет комфортнее развиваться в Екатеринбурге и не будет необходимости переезжать в Москву.

Стендап в Екатеринбурге зародился в 2011 году — тогда первые комики начали выступать на открытых микрофонах в гаражах и барах. Двумя годами позже вышло телешоу Stand Up на ТНТ, которое со временем вывело в России это направление юмора из андеграунда.

Сейчас в городе продолжает развиваться движение Fresh StandUp. Команда комиков-организаторов с 2017 года проводит комедийные мероприятия в разных форматах. Раньше устраивали по одному открытому микрофону в неделю, а сейчас выступления проходят по нескольку раз в день.

Одним из основателей Fresh StandUp был Гор Гарьянц. Гор занимается стендапом четыре года и полностью посвятил себя развитию этого движения в Екатеринбурге.

В интервью 66.RU Гор рассказал, в частности, о том, как:

  • на Урале делают стендап не за счет громких имен приезжих артистов, а на успехах местных ребят. Вообще, по его словам, вся работа Fresh StandUp направлена на то, чтобы комикам было максимально комфортно работать, не выезжая из Екатеринбурга;
  • выглядит путь комика от начальных этапов к успеху. По словам Гора, чтобы стать успешным стендап-комиком, сейчас совсем не обязательно переезжать в Москву. Сам он, например, тоже переезжать не собирается, потому что верит в развитие движения в Екатеринбурге;
  • в Екатеринбурге появится свой первый стендап-клуб. Возможно, даже в этом году;
  • будет существовать стендап через 10 лет. По мнению Гора, этот формат только зарождается, поэтому интерес к нему не ослабнет еще долго.
Фото: Сергей Логинов 66.RU

«Есть какой-то прикол в том, что мы все делаем сами»

— Расскажи, кто образует команду комиков, которые сейчас продвигают стендап в Екатеринбурге? Насколько я понимаю, за последние два года состав сильно изменился. Как минимум Лев Еременко, с которым вы и основали Fresh StandUp, уехал покорять Москву.

— Я бы не сказал, что раньше у нас была команда. Скорее, это были комики, которые существовали в городе. Сейчас же все, кто у нас постоянно выступает, это и есть команда.

Условно, у нас есть команда организаторов мероприятий — она не сильно поменялась. И, по сути, никто особо не добавился за последние два года. А комики прирастают постепенно — для этого и нужны всякие оупенмайки.

Команда организаторов Fresh StandUp, 2017 год

— Но при этом очень многое лежит на тебе самом — концерты, съемки «Уральских комиков», монтаж. Почему ты сам все делаешь, а не делегируешь это другим людям?

— Это же все деньги, а я просто жадный. Это, конечно, все шутки, но и правда деньги играют важную роль. Поэтому приходится во всем разбираться, чтобы меньше платить другим людям и иметь возможность больше платить комикам. Тем более, зачем кому-то платить за то, что я сам умею.

Думаю, что со временем придется большую часть передать кому-то. Вот мы расширяемся, и одна из целей расширения — это возможность собрать профессиональную команду для этого всего. Например, таргетологов нанять.

Но пока что мы стараемся делать все своими силами и подключаем ребят, которые у нас более-менее постоянно выступают. То есть у них кроме выступлений появляются какие-то свои обязанности в клубе. Кто-то стоит на входе, кто-то занимается рекламой. Все это делаем внутри движухи, чтобы «кормить» тех, кто занимается стендапом. Конечно, сейчас довольно сложно заниматься и зарабатывать только комедией. Но все равно для ребят это дополнительный заработок. И плюс есть в этом какой-то прикол, что все сделано своими руками.

— То есть вы такие ни от кого не зависите. Сами по себе.

— Можно и так сказать. Получается, вся ответственность только на тебе и только от тебя зависит, сколько человек придет на мероприятие.

«Чтобы стать успешным комиком, теперь не обязательно уезжать в Москву»

— Когда к вам приходит новый человек, как ему удается влиться в тусовку?

— У нас есть открытые микрофоны, где может выступить реально любой. Обычно нормальные ребята сами начинают знакомиться с нами. Комик может обратиться к нам за каким-то советом или за мнением о выступлении. Начинается диалог, и все это выливается уже во что-то совместное.

Я вижу всех комиков, я сам веду микрофоны. Я вижу, когда у комика появляются первые три минуты смешного материала, и тогда уже его можно позвать на какую-то проверку материала или на разогрев. Там он уже начинает более серьезно выступать, набивает какие-то шишки. Если у него хорошо получается и появляется больше материала, дальше он начинает пробовать себя в более длинных формах, выступать дольше. А потом мы начинаем приглашать его уже на платные мероприятия постепенно.

— Если, например, про художника говорят, что он должен быть голодным, каким по такой логике должен быть комик?

— Голодным. По мне не скажешь, но в целом это работает в любом творчестве. С одной стороны, мы идем к тому, чтобы комики начали зарабатывать. С другой стороны, они должны начать зарабатывать на том этапе, когда они осознанно занимаются комедией.

Когда комики думают о заработке и они на контракте, им надо выдавать сколько-то монологов в какой-то проект, например. Со стороны становится видно, что это уже не совсем творчество — они уже просто крафтят шутки и похожи на студента, который в последнюю ночь пишет диплом. Очевидно, что в итоге эта работа будет не сильно качественной.

Но если дать им время на нормальную подготовку, снова видишь, что это прекрасные и очень смешные ребята. А когда они пишут, потому что просто надо писать, их монологи часто становятся рафинированными.

А у наших комиков нет такого, поэтому в плане творчества они более открытые. Они пишут то, что хотят. Даже если это занимает год. Это может быть менее продуктивно, но в итоге это все равно творческий и гораздо более интересный продукт.

— Как сейчас выглядит путь комика от неизвестного до профессионала? Надо ли обязательно переезжать в Москву, чтобы добиться успеха, или Екатеринбург стал значимой площадкой в стендапе?

— Сейчас переезжать куда-то стало необязательно. По крайней мере, я много работал те четыре года, что мы существуем, и мы много сделали для развития местной индустрии и для того, чтобы не надо было уезжать в Москву. Три года назад в Екатеринбурге вообще нельзя было зарабатывать стендапом — был только один концерт в несколько месяцев и и один-два открытых микрофона в неделю, на которых могло быть совсем немного зителей. А сейчас у нас уже есть люди, которые получают среднюю зарплату на стендапе. Они еще чем-то занимаются и живут вообще нормально. Со временем, думаю, все это будет сильнее развиваться.

Конечно, это не значит, что совсем не надо переезжать в Москву. Но мы хотим показать, что многое можно сделать здесь. Но если ты хочешь много зарабатывать на комедии, то надо ехать в Москву. Там тоже свои сложности — придется пробиваться, ведь там никто тебя особо не ждет. В общем, у каждого свой путь, мы лишь предлагаем вариант развития в Екатеринбурге.

— Вообще, стендап сейчас по-прежнему очень популярен. Ты замечаешь, что комиков стало больше? Какие люди приходят к вам выступать?

— Комиков действительно стало намного больше, да и вообще интерес к стендапу растет. Приходят очень разные люди, но, по моим наблюдениям, у каждого из них есть какие-то внутренние проблемы или переживания. По крайней мере, у тех, кто задерживается у нас на подольше. Обычно юмор рождается из того, что ты пережил и тебе есть что сказать.

А если ты свадебный ведущий и просто решил, что раз умеешь прикалываться с гостями на свадьбе, значит, и в стендапе у тебя все получится и через месяц будешь зашибать гонорары, то лучше продолжить заниматься свадьбами. Таких кадров много, но они редко задерживаются — им сложно в стендапе из-за того, что они привыкли быть ненастоящими, приторно разговаривать и фальшиво улыбаться. Тут публике такое не нравится, здесь больше ценят искренность.

— Со свадебными ведущими понятно — им дорога не в стендап. А как и когда обычный комик может начать зарабатывать на своей комедии?

— Это происходит далеко не сразу. Зарабатывают единицы. И многие из них что-то получают благодаря тому, что занимаются организацией. Кто вовлечен, тот уже и зарабатывает.

— Откуда у вас берется заработок, учитывая, что большинство мероприятий проходит бесплатно?

— Не большинство — мероприятия у нас проходят разные. Да например, оупенмайки — где выступает кто угодно — бесплатные и в принципе не приносят денег. Но они нужны, чтобы привлекать людей к стендапу и чтобы, соответственно, ребятам было где работать над своим материалом. Обычно такие ивенты у нас уходят в ноль или приносят рублей 500. Но они сильно поддерживают все движение.

Бывают, например, съемки — это тоже отдельная история. Но все остальное у нас — это концерты. Вот, например, по пятницам-субботам проводим платные мероприятия, билеты на которые стоят по 300—500 рублей. Есть и небольшие проверки материала, где вход всего 100 рублей, но уже с этого комики что-то получают.

— Что касается тебя лично: получается, стендап стал прямо делом жизни. Причем именно в Екатеринбурге. Почему ты сам не уехал никуда?

— Я об этом думал, разумеется, но в целом пришел к мысли, что мне интересно именно продвигать стендап в Екатеринбурге. Да, я мог бы сейчас уехать в Москву и зарабатывать больше, просто выступая, не занимаясь всей этой тяжелой организационной работой здесь.. Но гораздо интереснее заниматься всем этим. Почему-то верится, что можно это здесь продвинуть.

— Откуда такая уверенность, что вообще формат стендапа зайдет на Урале? Наш регион не относят к месту, где все легкие на подъем и веселые.

— У меня нет мысли, что это может не работать. Екатеринбург — потрясающий город для всего. Здесь очень много пространства, как мне кажется, для творчества, и человек сам создает это пространство. Если ты не сделаешь, то другой сделает вместо тебя.

Уезжают в Москву не потому, что в Москве круто, а потому что там, где ты, не круто. Из Екб в свое время много ребят переехали, потому что здесь ничего не было. Мне кажется, что мы — те люди, кто сделает так, чтобы здесь что-то было. В принципе, у нас очень давно никто не уезжает в Москву.

Последний уехал в Москву Лев Еременко. Ребята заняты и понимают, что они здесь нужнее. Они занимаются очень важным делом и создают что-то новое. В Москве они будут просто комиками, среди тысяч таких же. А в Екатеринбурге они развивают индустрию, которая когда-нибудь наверняка будет очень сильной.

«Онлайн-концерты — это ужасно!»

— А как вы выживали во время пандемии и локдаунов? Несколько месяцев нельзя было вообще ничего организовать, и даже когда стало можно, ввели кучу ограничений по рассадке людей в зале.

— Последнее мероприятие мы провели в марте, потому закрылись и прямо полгода ничего не делали. Тяжело было собирать людей, когда вторая волна начиналась и пошли сообщения, что не надо никуда ходить. Люди очень тяжело начинали снова ходить на мероприятия. Непростое было время, но я рад, что мы его пережили и нигде особо в минус не ушли. Мы стараемся все равно быть ответственными в организации концертов сейчас. Деньги — не совсем главное в таких ситуациях.

— Вы пробовали в это время делать онлайн-концерты?

— Нет, это ужасно. Разные люди пытались сделать какие-то онлайн-микрофоны, но это не совсем интересно. Но мы как раз тогда перед пандемией — реально, в последний день перед тотальным локдауном — успели снять первые три выпуска «Уральских комиков». И где-то через два месяца выпустили эти эпизоды. Они неожиданно очень хорошо зашли, что неплохо нас поддержало тогда.

Но пока у нас не получается что-то стабильно снимать, потому что комикам нужно довольно много времени для подготовки. Кроме того, у нас все еще не так много комиков. Последние съемки у нас были где-то в декабре.

Сейчас на YouTube-канале Fresh StandUp выложено семь выпусков проекта «Уральские комики».

— А на офлайн-концертах у вас уже сформировалась постоянная аудитория?

— У нас есть пул постоянных зрителей, для которых мы даже делаем закрытые мероприятия, но их не так много пока что. Обычно люди приходят очень разные. Почти на каждом мероприятии спрашиваем, кто пришел в первый раз, и в ответ ползала хлопает. Каждый вечер половина аудитории новые люди — откуда они берутся?

Но надо понимать, что к нам не так легко постоянно ходить. Поскольку большинство мероприятий — это всякие микрофоны и проверки материала, комики по месяцу рассказывают одно и то же. Для зрителя такое не очень интересно слушать. Люди часто выкладывают сториз в пятницу, мол, «теперь мы каждую пятницу будем ходить на стендап». А я думаю — нет, не будете: в следующую пятницу будет тот же самый материал, вы просто об этом еще не знаете.

Поэтому мы стараемся делать еще какие-то мероприятия. Вот на импровизацию и мероприятия с комиками из других городов можно всегда ходить.

«Возможно, хотя не точно, мы сделаем свой стендап-клуб в этом году»

— Что вообще, на твой взгляд, мешает стендапу развиваться в Екатеринбурге?

— Не скажу, что что-то мешает, но недостатки точно есть. Например, с площадками все четыре года у нас непонятно — в этом городе почти нет подходящих для выступлений баров. Чтобы там и вменяемая сцена была, и не такой огромный ангар, как Телеклуб.

Сейчас мы делаем мероприятия на двух-трех площадках. Если они закроются, то не знаю, куда мы пойдем. Поэтому мы уже довольно давно думаем о том, чтобы открыть свой клуб.

— Почему именно сейчас? Ведь вроде после коронавируса можно было взять передышку в экспериментах и делать все в привычном формате, чтобы постепенно вернуться в привычный ритм, как комикам, так и зрителям.

— Наверное, с первого дня каждый комик мечтает о своем клубе. Но надо не только мечтать, а продумывать, как он будет работать. Мы два года назад делали по два мероприятия в неделю — с таким графиком клуб не особо нужен. Плюс дело не только в выступлениях — надо бар сделать и кухню хорошую.

Сейчас мы оцениваем силы и понимаем, что можем это сделать. Мы даже вроде как нашли ребят, которые, скорее всего, займутся этим. Так что, может быть, в ближайший год что-то появится. Но я вообще не обещаю. Возможно, ничего не появится, и эта вероятность очень велика.

— Уже думали о том, каким будет первый стендап-клуб в Екатеринбурге?

— Думали. Это вряд ли будет что-то особо роскошное. У нас нет финансов, чтобы открывать какое-то дорогое заведение, мы далеко не столько зарабатываем.

Но нам и здесь очень хочется сделать все самим, мы не планируем привлекать инвесторов. Это точно не будет местом с каким-то крутым дизайн-проектом, это, скорее, будет что-то, где мы все сделаем своими руками. В этом точно есть свой шарм. Мне кажется, что именно такие места спустя много лет становятся легендарными.

— А какие у вас цели, кроме создания клуба? В чем вообще сейчас измеряешь успех того, что вы делаете? Сможете ли вы себя считать успешными, если, например, у вас появится миллион подписчиков на YouTube?

— YouTube — это всего лишь еще одна возможность показать себя. И такой точки, где мы сможем подумать, что всего добились, никогда не будет. Мы постепенно, шаг за шагом, развиваемся. Это нас отличает от других движений — мы вообще никуда не бежим. Нам не надо быстрее и сразу все. Поэтому не лезем во все проекты, просто чтобы немного пропиариться.

Мы стараемся все делать постепенно и вот мы шаг за шагом идем к тому, чтобы все вокруг нас выглядело так, как мы хотим. Уже немало таких шажочков пройдено, и это прикольно. Мы делали «Уральских комиков» и не ждали, что будет столько позитивного фидбэка.

Мы сконцентрированы на развитии стендап-движения, чтобы здесь были благоприятные условия для выступлений, для проверки материала и главное — для роста комиков. Мы пока все только начинаем свой путь в этом, по сути. Как сказал известный американский комик Годфри, сколько ты занимаешься в стендапе — это твой возраст. Если год, то по сути ты — годовалый ребенок в стендапе. Я занимаюсь четыре года — я четырехлетний ребенок. В четыре года ты не думаешь, как бы уехать с концертом за границу — слишком рано. Ты думаешь о том, как бы вырасти хорошенько и развиться.

— Как думаешь, через 10 лет стендап все еще будет актуальным? Волна хайпа пройдет вокруг него, и наступит затишье.

— Конечно, будет. У меня нет ни малейшего сомнения на этот счет. Я не чувствую, что это все просто на хайпе. Стендап только входит в жизнь, и он не то чтобы способен терять актуальность. Это просто формат для творчества, а не конкретный жанр. Стендап может быть абсолютно любым, здесь нет никаких правил и канонов.

Комики шутят и будут шутить по-разному. Например, я бы не сказал, что сейчас у нас какой-то серьезный пробел между нашим стендапом и американским. Да, там есть мощные комики, но идеализировать его нет смысла. Мне лично интереснее то, как там устроена индустрия, — вот этому нам надо еще учиться.