Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Первый русский боди-хоррор. Павел Матяж о «Кольской сверхглубокой»

6 ноября 2020, 14:57
Первый русский боди-хоррор. Павел Матяж о «Кольской сверхглубокой»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Группа, состоящая из безумных ученых, бездушных военных и одной сексуальной блондинки, спускается на глубину 12 километров, чтобы встретиться с замогильным ужасом. В смысле буквально.

В Советском Союзе ужастики не снимали. Из этого утверждения есть пара исключений, но это такая нелепость, что с настоящими американскими хоррорами сравнивать их просто смешно. Когда Ромеро делал «Ночь живых мертвецов», у нас снимали «Вия», а когда Фридкин выпустил «Изгоняющего дьявола», в СССР шел в прокате «Всадник без головы».

Вообще вся потусторонняя мистика и эзотерика у нас была возможна только в детском кино, да и то в максимально обесцененном виде — в смысле с последующим разоблачением. Тайну было необходимо раскрыть, злодея наказать, а кошмар превратить в шутку. Классическим примером подобного обращения можно назвать экранизацию «Собаки Баскервиллей», когда леденящий кровь готический детектив про адского пса, который носился по бескрайним болотам и убивал людей, в руках режиссера Масленникова превратился в комедию. Остросюжетную в каком-то смысле.

Фото: kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервиллей», режиссер Игорь Масленников, СССР, 1981 год

Возможно, было бы небезынтересно порассуждать о причинах такого отношения к ужасному в СССР, но это очень долгий разговор. Тем более, само по себе красноречиво то, что про СССР все чаще снимают ужастики. Причем делают это как монстры-авангардисты («Груз-200»), так и режиссеры более коммерческие («Спутник»).

Фото: kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Груз 200», режиссер Алексей Балабанов, Россия, 2007 год

«Кольская сверхглубокая» — еще один пример жанрового фильма, базирующегося на советской эстетике. В годы холодной войны пользовалась популярностью конспирологическая история о «колодце в ад» на СГ-3 (Кольской экспериментальной опорной сверхглубокой скважине). Якобы на глубине 15 километров под толщей льда и породы советские исследователи обнаружили некие пустоты, а когда спустили туда микрофон, смогли услышать потусторонние крики. Позднее по буровому тоннелю поднялось и выбралось на поверхность некое демоническое существо. Якобы.

Фото: kinopoisk.ru

Одним словом, история захватывающая, настоящий подарок для кинематографиста. Тем обиднее, что американцы и здесь нас обскакали, в 2009 году про колодец в ад вышел фильм «Ужас на глубине 9 миль», с Эдрианом Полом (это который Дункан Маклауд из сериала «Горец») в главной роли. Но лучше поздно, чем никогда, и вот в 2020-м русская версия этих событий дошла до кинотеатров.

Фото: kinopoisk.ru

В защиту российского кино надо сказать, что режиссер-дебютант Арсений Сюхин и его команда подошли к материалу значительно более обстоятельно и серьезно, чем западные коллеги. «Ужас на глубине» был довольно минималистичен, большую часть времени Эдриан Пол погибал там посреди пустыни в гордом одиночестве. Американцы перенесли сверхглубокую из Заполярья в Сахару, так что русская в фильме была только водка, которая помогала постаревшему Маклауду ехать с катушек.

Фото: kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Ужас на глубине 9 миль» (Nine Miles Down), режиссер Энтони Уоллер, США, 2009 год

А Сюхин снимал в условиях, приближенных к боевым, неподалеку от Мурманска, в реальной шахте, правда, не такой глубокой. И не прогадал, получилось очень эффектно: вечная мерзлота, снега и торосы, суровые русские десантники в аутентичной форме и архетипические советские ученые, не хуже, чем у Лапенко. В качестве вишенки на этом замороженном торте – сербская красавица Милена Радулович. Можно бесконечно обсуждать ее выдающиеся природные данные, но у нее в «Кольской сверхглубокой» еще и непростая в психологическом смысле роль ученой-карьеристки. Она там жертвует жизнью коллеги ради прорыва в исследовании. Российские зрители могли видеть Милену в фильмах «Балканский рубеж» и «Лев Яшин. Вратарь моей мечты».

В жанровом смысле для нашего кино это прорыв, практически чистый боди-хоррор. Мастера по спецэффектам и аниматронике добились впечатляющих результатов в разработке замогильного ужаса. Советскую потустороннюю хтонь хочется сравнивать с карпентеровским «Нечто» или первым «Чужим».

Фото: kinopoisk.ru

Не говоря уже про то, какая потрясающая идея — использовать для фильмов ужасов богатую советскую мифологию. Топовые позиции Голливудом, конечно, давно освоены: кино про Чикатило, Чернобыль, перевал Дятлова уже сняты, некоторые не по разу. Но вот второй эшелон, городские легенды — это же Клондайк и Эльдорадо. Ведь у каждого нашего хотя бы немного закрытого города, секретного завода или НИИ, глубокой шахты, да даже у тривиальной заброшенной больницы есть своя собственная легенда о призраках или мутантах каких-нибудь, которые болтаются в петлях, гремят цепями в подземельях и все такое прочее. Снимайте про это, про белую стрелу и черную волгу, синего кита и бросненское чудовище. Так, глядишь, и до Алешеньки у кого-нибудь руки дойдут.