Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
48233 +398
Выздоровели
40474 +405
Умерли
1090 +14
Россия
Заразились
2431731 +28782
Выздоровели
1916396 +27644
Умерли
42684 +508

Witches lives matter. Павел Матяж о фильме «Ведьмы»

30 октября 2020, 10:23
Witches lives matter. Павел Матяж о фильме «Ведьмы»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Политкорректная экранизация готической сказки Роальда Даля от сборной команды обладателей премии «Оскар»: Роберта Земекиса, Гильермо дель Торо, Альфонса Куарона, Энн Хэтэуэй и Октавии Спенсер.

В полупустых российских кинотеатрах стартует новый фильм про гостиницу. На десятый месяц карантина это воспринимается как издевательство. Хочется верить, что прокатчики таким образом пытаются реанимировать туристический бизнес. Возможно, бессознательно. Хотя, скорее всего, все наоборот – просто ребята тоскуют по утраченным пентхаусам и люксам. Возможно, безвозвратно.

На этот раз в шикарный отель на берегу океана заселяются бабушка с внуком. Правда, совсем не для того, чтобы наслаждаться закатами и коктейлями. Они скрываются от преследования злой ведьмы. Но не тут-то было. Рассчитывая оказаться в «Отеле Гранд Будапешт», герои попадают в «Четыре комнаты» – в тот же самый отель слетаются на шабаш все ведьмы Соединенных Штатов Америки. Под прикрытием заседания комитета «По защите несовершеннолетних от жестокого обращения» колдуньи строят коварные планы превратить всех детей в мышей.

Фото: kinopoisk.ru

Британский сказочник норвежского происхождения Роальд Даль написал «Ведьм» в 1980-е, будучи суперпопулярным автором в зените славы. На западе и книга, и ее экранизация 1989 года сегодня почитаются как классика. Но в России эта история не так широко известна – это далеко не «Чарли и шоколадная фабрика» или «Большой и добрый великан». В СССР «Ведьм» не переводили, а современные издания если и пользуются популярностью, то только у самых продвинутых мамочек. Что до экранизации, то культовой она у нас не стала – ни Спилберг, ни Бертон руку к ней не прикладывали, да и сам Даль отзывался о фильме Николаса Роуга весьма прохладно.

Фото: kinopoisk.ru

Несмотря на то, что снято там было довольно близко к тексту (за исключением финала). Мрачноватую, как это обычно у Даля, историю с недетским юмором дополняли северные пейзажи, викторианские интерьеры и великолепная игра «королевы ужаса» Анжелики Хьюстон (в России она наиболее известна ролью Мортиши Аддамс из соответствующей «Семейки»).

Фото: kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Ведьмы»(The Witches), режиссер Николас Роуг, Великобритания, 1989 год

В 2020-м режиссер Роберт Земекис и продюсеры Гильермо дель Торо и Альфонсо Куарон решили пойти от обратного. И поменяли полярность. Буквально: была скандинавская готика, стала южная, изначальная Норвегия Амундсена превратилась в Алабаму Фолкнера.

Фото: kinopoisk.ru

Тут Земекиса можно понять. Он в некотором смысле пережил свою славу. В восьмидесятые он был легендой – «Форрест Гамп», «Назад в будущее», «Кто подставил кролика Роджера», «Смерть ей к лицу», «Контакт» были суперхитами и заработали миллионы. Но сейчас это все воспринимается как папино кино, а сам Земекис вызывает восторг не новыми фильмами, а тем, что еще жив. Но он, судя по всему, не оставляет надежду снять суперхит 21 века. И поэтому ему, как стареющему Бонду из «Скайфолла», хочется опереться на что-то хорошо знакомое, вернуться в прошлое – «там у нас больше козырей».

Фото: kinopoisk.ru

Стартуют новые «Ведьмы» там же, где «Форрест Гамп», – в Алабаме, правда, чуть попозже, в 1968-м. Смена локации позволила изменить и героев. Откуда бы в Алабаме взяться норвежцам? А потом одно за другое и все остальное.

Фото: kinopoisk.ru

Мальчик, его погибшие родители, бабушка (Октавия Спенсер досталась Земекису от Гильермо дель Торо из «Формы воды»), их друзья, соседи, коридорные, повара и носильщики из гостиницы, да вообще большая часть каста «Ведьм» – алабамские афроамериканцы. Так их много, что это выглядит нарочито даже. Возможно, когда-нибудь, зрители привыкнут к этим новым киностандартам, но пока мы только в начале пути и создается ощущение, что смотришь фильм Спайка Ли. Сегодня это воспринимается, как некий сарказм, профессиональная метаирония такая, типа, ах, вы хотели, чтоб мы больше использовали «людей из недопредставленных этнических групп» – ну вот, вуаля. А голосом автора у нас говорит Крис Рок. И кто после этого посмеет назвать меня расистом?

Фото: kinopoisk.ru

Хотя, скорее всего, дело не только в этом. Проблема оригинальной сказки несколько глубже, не только в том, что все действующие персонажи в ней белые. А в том, что конфликт там был не между взрослыми и детьми, а между мальчиками и кучей злобных демонических теток. Роман Даля и экранизацию Роуга обвиняли в мизогинии, в смысле женоненавистничестве. Ссориться с феминистками ни Земекис, ни двое из трех мексиканских «амигос» дель Торо и Куарон не решились.

Фото: kinopoisk.ru

Поэтому сами ведьмы хоть и остались омерзительными белыми стервами, но противостоят они уже не подросткам, а большой и очень положительной «недопредставленной группе» лиц. Ну и вроде бы опять профит, не зря собрались такой толпой лауреатов – конфликт перешел из потенциально опасного русла во всем известный black lives matter-фарватер, и все корректно, комар носа не подточит.

Фото: kinopoisk.ru

Если бы не одно но. В XXI веке, после всех этих #MeToo, красавица Энн Хэтэуэй, ее верные комитетчицы и все их «заседание» само по себе невольно воспринимается как слет воинствующих феминисток. Как бы они ни скалили компьютерные клыки и сколько бы ни тянули компьютерные когти. Слоган бы им только помощнее. Не Witches are real, а Witches lives matter. Но это тоже все, конечно, режиссерский сарказм и профессиональная метаирония.