Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Тот, который не стрелял. Павел Матяж о фильме «Тайная жизнь»

20 марта 2020, 13:43
Тот, который не стрелял. Павел Матяж о фильме «Тайная жизнь»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
До российского проката добрался фильм живого американского классика Терренса Малика. На сей раз это экранизация реальной истории о том, как австрийский крестьянин Франц Егерштеттер отказался воевать в гитлеровской армии. За это ему отрубили голову, а спустя 70 лет причислили к лику святых.

В маленькой австрийской деревушке у подножия величественных альпийских хребтов царит счастье и семейная идиллия. Молодой крестьянин Франц (Август Диль), его жена Франческа (Валери Пахнер) и трое их дочерей пекут хлеб, выращивают овощи и домашних животных. Хозяйство у них довольно большое, животных тоже много и разных: коровы, овцы, кролики и даже есть один осел – это, наверное, отсылка к Брессону, ну или кому-то вроде него. Медленно и плавно под Моцарта и Баха на безупречных альпийских лужайках пасутся коровы, в полях колосится пшеница, а улыбчивые и молчаливые Франц и Франческа длинными бледными пальцами ковыряют австрийский чернозем. Так проходит первый час. А потом Франца призывают в гитлеровскую армию.

Ни звуковое сопровождение, ни видеоряд от этого не меняются. В таком же медитативном темпе Франц отправляется в местную церковь, спросить у священника, что делать. Там выяснилось, что Франц не такой уж оторванный от мира лунатик, как могло показаться. На самом деле он опасный смутьян: когда вся деревня в едином порыве голосовала за аншлюс, он был против, когда из Германии стали присылать денежные пособия на детей – Франц отправлял их назад в Берлин, а когда добрые деревенские жители начали приветствовать друг друга словами «Хайль, Гитлер», он один кричал в ответ: «К черту Гитлера».

Фото: kinopoisk.ru

Об этом не принято вспоминать, но католическая церковь не может похвастаться активным сопротивлением фашистам во время Второй мировой. Франц не находит у священника ни утешения, ни совета. Франческа предлагает ему бежать в горы и скрываться от призыва там, но для Франца это не вариант – чтобы подчеркнуть это, Малик показывает скрывающегося в лесу дезертира, заросшего и одичавшего, как Робинзон Крузо. У Франца нет выбора, кроме как покорно отправиться на призывной пункт.

Фото: kinopoisk.ru

Тут есть такая казуистическая подробность, добавляющая российским зрителям глубины восприятия. После аншлюса в текст австрийской военной присяги были внесены изменения. Теперь каждый австрийский солдат должен был присягнуть на верность не только стране, но и лично Адольфу Гитлеру. Формально Франц не отказался от призыва, он явился в часть, оставил свои личные данные и получил нацистскую форму, которая так славно сидела на нем во времена «Бесславных ублюдков». Но на этот раз присягать на верность Гитлеру не стал. После чего из солдата, крестьянина, мужа, отца и гражданина он моментально превратился в предателя, дезертира и изменника, подрывающего обороноспособность Родины. А деревенская драма превратилась в драму судебную.

Фото: kinopoisk.ru

От изображения альпийских пасторалей Малик и его новый оператор Йорг Видмер, который раньше много работал с Вендерсом, конечно не отказываются. Но миролюбивое настроение из кадра улетучивается. Соседские дети начинают забрасывать камнями дочерей Франца – за то, что они не говорят «Хайль, Гитлер», а их отцы и матери угрожают и выгоняют жену предателя с общественных участков и начинают гадить по мелочи. Какие они там воинственные, оказывается, в своей блаженной Австрии, кто бы мог подумать.

Фото: kinopoisk.ru

Францу в тюрьме тоже несладко, надзиратели издеваются над ним, избивают, заставляют лизать сапоги, ну и все такое прочее, что положено делать фашистским надзирателям. С другой стороны, вокруг Франца начинают наматывать круги европейские актеры всех мастей. От Маттиаса Шонартса («Черная книга», «Ржавчина и кость», «Красный воробей», «Курск»), по-прежнему невероятно похожего на Путина, до великого Бруно Ганца («Бункер», «Чтец», «Небо над Берлином», «Дом, который построил Джек»), для которого эта роль стала последней. Они тут играют разнообразных представителей системы нацистского правосудия и пытаются убедить Франца отступить, подписать и присягнуть. Им не хочется убивать австрийского крестьянина, «соль земли» из речей Гитлера. Чтобы подчеркнуть это, Малик параллельно монтирует документальные вставки из фильмов Рифеншталь и какой-то фашистской хроники, где Гитлер произносит речи перед селянами или таскает снопы пшеницы вместе с улыбающимися кудрявыми немецкими девочками, такими же точно, как дочки Франца Егерштеттера.

Фото: kinopoisk.ru

Но Франц остается непреклонен, это понятно. Иначе не за что было бы причислять его к лику святых и не о чем было бы снимать трехчасовой эпос, которому полчаса стоя аплодировали в Каннах. Режиссер-отшельник Малик на церемонию, конечно, не явился, он вообще последние лет 20 никуда не выезжает из своего Остина, штат Техас. Непонятно, как он при этом умудрился снять фильм в австрийских Альпах.

Фото: kinopoisk.ru

Ясно одно, 75-летний режиссер вернулся от бессюжетных абстракционистских картин, которые делал последнее время, к более человеческим вещам, напоминающим его знаменитые «Древо жизни» и «Тонкую красную линию». И это отлично. Малика вновь интересует человек, который переживает, сомневается, ищет, протестует и воюет. Пусть и без единого выстрела.