Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Отец-одиночка Александр Петров против министерства социальной политики. Павел Матяж о фильме «Лед 2»

14 февраля 2020, 11:58
Отец-одиночка Александр Петров против министерства социальной политики. Павел Матяж о фильме «Лед 2»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Продолжение популярного спортивного мюзикла 2018 года. Хоккеист Горин, его дочь Надя, тренер по фигурному катанию Ирина Сергеевна и тетеньки из органов опеки разыгрывают остросоциальную драму под всенародно любимые хиты.

Мне удалось посмотреть «Лед 2» на предпоказе в кинотеатре «Гринвич Синема».

Жовиальный иркутский хоккеист из вымышленного клуба «Байкпроммаш» Саша Горин (Александр Петров) не снимая коньков врывается в зал дворца бракосочетаний. Бывшая фигуристка, олимпийская чемпионка Надя (Аглая Тарасова) в роскошном свадебном платье ждет его там уже битый час. В предыдущей серии во время выступления она повредила спину и половину фильма провела в инвалидном кресле, а будущий муж пытался поставить ее на ноги. Кончилось у них тогда все просто замечательно. Хеппи-энд из первого фильма решили показать зрителям в начале второго. Сотрудница загса произносит слова торжественной клятвы, влюбленные целуются, играет музыка, стены вдруг взлетают вверх, а Саша и Надя, обнявшись, уносятся из зала, через секунду между ними возникает девочка-подросток, и вот уже вся семья летит на коньках по бескрайним просторам в бесконечно счастливое будущее.

Фото: kinopoisk.ru

Еще немного, и по экрану побегут финальные титры. Какой прекрасный фильм, да, возможно, он коротковат, но сколько энергии, юмора, а главное, душевного тепла, надежды. Определенно, смена режиссера пошла франшизе на пользу, а Жора Крыжовников добавил в компанию к «Горько» и «Самому лучшему дню» еще один хит. На самом деле, конечно же, нет. Через несколько минут красавица-невеста умрет во время родов – скажутся последствия той спортивной травмы, а новоявленный отец останется с младенцем на руках один на один с представителями органов опеки и попечительства Российской Федерации.

Фото: kinopoisk.ru

Но не перестанет петь. Второй «Лед», так же как и первый, – это мюзикл. Ну, или, скорее, такое караоке. В том смысле, что Александр Петров и другие действующие лица поют не специально написанные для фильма «Лед 2» песни, а популярные хиты: «Иванушки Интернешнл», «Тату», Баста и Алла Борисовна Пугачева. Постоянные музыкальные номера не дают фильму погрузиться в остросоциальную проблематику слишком уж глубоко. Ювенальная юстиция – болезненная и широко раскрученная в последние годы тема. Образ строгих тетенек из органов опеки, вырывающих детей из рук родителей, очень живо представляет себе каждая молодая российская мама. Режиссер задевает важный нерв, но чувствует, что идет по очень тонкому льду. А он все-таки Крыжовников, а не Звягинцев, и снимает не артхаусную драму, а массовое, коммерческое, кино. Поэтому в особо жесткие моменты помогают снять напряжение всенародно любимые хиты.

Фото: kinopoisk.ru

«Лед 2» такими моментами переполнен. Вероятно, отец-одиночка – настолько не типичная для нашей страны фигура, что дамы из опеки набрасываются на Сашу Горина чуть ли не на пороге роддома. Шантажируя и угрожая вдовцу полицией, злобные тетки врываются в квартиру, бросаются к холодильнику и начинают обнюхивать стаканы. Они могли унести младенца еще в начале фильма, и все бы закончилось. Если бы не персонаж Марии Ароновой. Заслуженный тренер РФ Ирина Сергеевна Шаталина, знакомая зрителям предыдущего фильма, остужает пыл госслужащих и вытаскивает новорожденную Надю из цепких рук государства. Но не для того, чтобы спасти несчастное семейство, а чтобы продлить их мучения и вместе с ними хронометраж фильма.

Фото: kinopoisk.ru

Тетеньки из опеки отступили, но только на время, чтобы собрать на бывшего хоккеиста положенное количество порочащих сведений. Следующие несколько лет они записывали показания Надиных учителей и Сашиных работодателей, медицинских работников, родственников, соседей и, конечно, заслуженного тренера РФ Ирины Сергеевны Шаталиной. Когда забираешь у родителей новорожденного ребенка, в этом же только половина драмы – младенец ничего не понимает, поэтому не может отреагировать. Восьмилетняя девочка, которая всю жизнь прожила с отцом в одной квартире – совсем другое дело. Вот тут будет драма на разрыв аорты, слабонервных просим удалиться из зала, достать носовые платки и нафтизин.

Фото: kinopoisk.ru

Режиссер Крыжовников не изображает женщин из опеки или тренера Шаталину садистками, нет, они все милые классные тетки, их играют заслуженные актрисы, и у всех у них есть мотивация. Тренерша по фигурному катанию хочет сделать с маленькой Надей то, что в свое время не до конца получилось сделать с ее мамой. А тетку из опеки играет младшая дочка Михалкова Надя (та самая из «Утомленных солнцем»), и она по уши влюблена в красавца Горина. Как, впрочем, и все женские персонажи фильма младше семидесяти. Ну еще бы, это же Сашенька Петров. Учительницы и медсестры, директрисы, тренерши и судьи, вся эта нескончаемая череда разнообразных госслужащих выносит ему приговор не потому, что они его любят или не любят. А просто такой закон, так ему и его дочери будет лучше. Да и сам Горин/Петров, доведенный до полного отчаяния, похоже, с этим согласен и поет философскую песню Басты про закон сансары и круговорот людей. И от этого еще страшнее.

Фото: kinopoisk.ru

Черный лед озера Байкал в первом фильме был метафорой каких-то особенных русских корней, источником жизни, герои прикладывались к нему и черпали силы. Внешне во втором фильме лед не изменился, камера, закрепленная на дроне, все так же облетает эти безбрежные пространства и снимает ползающих по льду героев с суперпозиции бога. С этой точки лед не серебристый или синий, как на рождественских открытках, а черный, как толща скрывающихся под ним байкальских вод. Но сил и жизни внутри циклопического черного монолита больше нет. Теперь это скорее последний ледяной круг дантевского ада, в который превратили жизнь бывшего хоккеиста и его дочери добрые тетеньки из опеки.

Фото: kinopoisk.ru

Превратить эту душераздирающую историю в музыкальную комедию – задача, казалось бы, невыполнимая. Но у Жоры Крыжовникова получилось. Если не вдаваться в детали, это можно в новогоднюю ночь показывать вместо «Иронии судьбы». Папа, дочка, песни, пляски, снежинки, слезинки, фигурное катание. И от этого еще страшнее.