Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Изоляция интернета и атомная бомба от Федора Бондарчука. Павел Матяж о фильме «Вторжение»

27 декабря 2019, 14:20
Изоляция интернета и атомная бомба от Федора Бондарчука. Павел Матяж о фильме «Вторжение»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Вторая часть фантастической франшизы Федора Бондарчука так резко меняет вектор с пацифистского на милитаристский, что становится похожа на военно-патриотическую пропаганду. Пришельцы начинают на территории Москвы информационную войну, а Министерство обороны РФ отвечает атомным оружием.

Мне удалось посмотреть «Вторжение» на предпоказе в кинотеатре «Пассаж Синема».

Фильм Федора Бондарчука «Притяжение» про любовный треугольник между дочкой генерала, гопником из Чертаново и инопланетным туристом был настолько плох, что Бэдкомедиан удостоил его обзора. Ксенофобские цитаты из «Притяжения» превратились в мемы, а сам фильм, как и фамилия режиссера, стал символом больших амбиций на фоне технологической отсталости и идейной беспомощности. Однако это не помешало «Притяжению» собрать в прокате почти миллиард рублей. В пересчете на доллары это звучит уже не так круто, но для России все равно довольно внушительная сумма, при бюджете в 380 млн.

На новый фильм Бондарчук заложил в два раза больше, подтянул ресурсы Министерства обороны, МЧС и мэрии Москвы. И со всеми договорился насчет новогоднего проката. Как продюсер Федор сработал отлично, при таком раскладе у сиквела есть все шансы побить рекорд оригинала, чтобы обеспечить задел для триквела, и так далее до бесконечности. Нам всем в этой ситуации остается только расслабиться и попытаться получить удовольствие от «Вторжения».

Фото: kinopoisk.ru

Москва, 2019 год. Дочь генерала Юля Лебедева (Ирина Старшенбаум, «Лед», «Лето», «Т-34») слушает курс какой-то лженауки в МГУ. На студентку 27-летняя Ирина все-таки похожа больше, чем на старшеклассницу, которую играла три года назад в «Притяжении». По итогам того фильма у нее погибли лучшая подруга и сразу два бойфренда, а сама она теперь находится под колпаком у минобороны – несколько бойцов круглосуточно сопровождают ее, и с лекции она поедет прямиком в военный НИИ, где люди в белых халатах будут проводить с ней эксперименты.

Фото: kinopoisk.ru

Красавица в депрессии и выпрашивает у высокопоставленного отца (которого по-прежнему играет Олег Меньшиков) отгул. Генерал соглашается, но чтобы дочь по ходу отгула оставалась в рамках, отправляет за ней Ивана – своего подчиненного в штатском (Юра Борисов, «Бык», «Аванпост», «Союз спасения»).

Фото: kinopoisk.ru

Очень скоро к Ивану с Юлей присоединяются погибшие бойфренды. Причем сразу оба. Гопник Артем (Александр Петров), оказывается, все это время содержался в каких-то сверхсекретных подвалах на Лубянке – за время заключения он оброс неприятными клочками волос и схлопотал что-то вроде инсульта. Кровавые гэбэшники пытали его там, что ли? Так что постоянно дергающийся и пускающий слюни Петров дает такого Эдварда Нортона из «Сиротского Бруклина» или «Медвежатника» – показывает остальным участникам съемочной группы, кто тут у нас актерище.

Фото: kinopoisk.ru

А с воскрешением второго Юлиного любовника (Риналь Мухаметов, «Временные трудности») еще интереснее. В прошлом фильме инопланетный гость пожертвовал собой, своим бессмертием (ну они там бессмертны, эти все инопланетяне), чтобы оживить Юлю. Вокруг этой трагедии строилась вся философия истории, ее гуманистический посыл. А в первые пять минут второй части весь этот посыл отменяется, великая жертва нивелируется. Как-то неудобно получается, отдал бессмертие, а сам живехонек.

Фото: kinopoisk.ru

Свою собственную пацифистскую идею из прошлого фильма Бондарчук переворачивает с ног на голову с такой же легкостью. Похоже, Министерство обороны РФ не просто предоставило Федору для съемок пару вертолетиков. «Вторжение» укомплектовано бравыми парнями в военной форме и разнообразной техникой не хуже чем «День независимости» Роланда Эммериха. Хотя в смысле композиции больше напоминает «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал волноваться и полюбил бомбу» Стэнли Кубрика. Без тени иронии, естественно.

Фото: kinopoisk.ru

Значительная часть действия происходит на заседании генерального штаба Минобороны РФ, а ключевыми персонажами истории становятся генералы в исполнении звезд российского кино. Кроме Олега Меньшикова, в штабе есть Сергей Гармаш. Весь фильм они сосредоточенно хмурят брови и пытаются предотвратить глобальный конфликт с пришельцами.

Фото: kinopoisk.ru

Угроза, правда, не такая уж глобальная – пришелец по-прежнему всего один, он живет в Подмосковье, у него есть работа, дом и огород. Но его сопровождает неопознанный летающий объект, который обладает собственной волей, потому что управляется искусственным интеллектом. Дизайн НЛО заимствовали из «Прибытия», а саму идею инопланетного искусственного интеллекта, который при желании может уничтожить планету, из фильма «День, когда Земля остановилась».

Фото: kinopoisk.ru

Но запросы у Бондарчука гораздо более скромные. Его НЛО не обвиняет ни в чем человечество, у него нет претензий к российским властям, Министерству обороны РФ или хотя бы мэрии Москвы. Взбунтовавшаяся машина требует отдать ему генеральскую дочку. В жены?

Фото: kinopoisk.ru

Папа на всякий случай отказывается. И тогда НЛО начинает на территории Москвы информационную войну. А в Министерстве обороны ждали такой возможности уже очень давно.

Фото: kinopoisk.ru

Для этого, конечно же, все и снималось. Не для самореализации же российских кинематографистов, мастеров спецэффектов и боевого CGI. Поэтому пришельцы такие вялые, а инопланетное вторжение уже второй фильм топчется на месте, не может преодолеть границу Москвы и не представляет ни для кого, кроме Ирины Старшенбаум, никакой угрозы. Они просто ждут, когда российские военные нормально прицелятся. Очевидно, что эта буря в стакане растянется еще на много лет, но вряд ли инопланетяне окажутся в состоянии развернуть какую-то интересную деятельность в третьем, четвертом или пятом фильме, даже если к тому времени у проекта останутся зрители, готовые смотреть фильмы Бондарчука добровольно.

Фото: kinopoisk.ru

Хотя это и неважно. Потому что это не для зрителей. А для демонстрации возможностей российского военно-промышленного комплекса. Это как бы не совсем кино, а скорее такой очень длинный рекламный ролик, видеоинструкция от управления Гражданской обороны.

Фото: kinopoisk.ru

О правилах поведения в чрезвычайных ситуациях: в случае угрозы хакерского проникновения, массового распространения фейков, дезинформации и других признаков информационной войны готовьтесь к тому что ваши компьютеры и телефоны превратятся в бесполезные куски пластмассы, а информацию (причем только от МЧС) вы будете получать с помощью телеграфа и газеты «Комсомольская правда». Нужно видеть с каким удовольствием седовласые генералы стряхивают пыль со старых дисковых телефонных аппаратов и тычут в клавиши печатных машинок пока связисты рядом отстукивают морзянку. Вот что означает «суверенный интернет» по-русски. Никакого интернета. Они ведь мечтают об этом реально.

Фото: kinopoisk.ru

Когда угроза информационной атаки будет устранена, Министерство обороны Российской Федерации нанесет по агрессору ответный удар. Ядерный, естественно. Во всех фильмах, которые выходят при поддержке Минобороны, обязательно присутствует запуск какой-нибудь суперракеты. Но аппетит приходит во время еды. В новом фильме Федора Бондарчука атомное оружие применяется дважды. Причем последний раз – на территории Москвы. Особенно остроумно выглядит после этого титр с благодарностью за помощь в проведении съемок мэрии Москвы и лично Сергею Семеновичу Собянину.

Использовать художественный фильм как инструмент продвижения ВПК придумали не вчера, конечно же. В этом смысле остается только порадоваться за Минобороны РФ, надо же какие креативщики. И с подрядчиком в этот раз не ошиблись. Качество продукта, по сравнению с андреасяновскими «Защитниками», очень даже. С другой стороны, и Федора Бондарчука можно понять. Замаскировать военно-патриотическую агитацию под новогоднюю попкорновую фантастику – это определенного рода вызов. Ни на какие фестивали, кроме «Ники» и «Золотого орла», такой фильм не попадет и вряд ли будет интересен кому-то после новогодних праздников, но кто знает, возможно, через тысячу лет благодарные потомки будут рассматривать этот фильм как прекрасный пример качественно сделанной милитаристской пропаганды и ставить Бондарчука-младшего в один ряд с режиссерами тоталитарного кино, братьями Васильевыми, Дзигой Вертовым и Лени Рифеншталь.